941 

Возвращаясь днем домой, я был уверен, что жена Тамарка еще встречается с подругой, поэтому, не нажал на звонок, а открыл двери своим ключом. Мой первый шаг в прихожую сопроводили слова из кухни, произнесенные слегка захмелевшим голосом.

– Ооо, надеюсь это женихи пришли, чтобы в очереди выстроиться? – Раздался какой-то не совсем знакомый женский голос, после чего послышался хохот.
– А ты думаешь, что к тебе женихаться придут прямо в мою квартиру? – Весело отвечала Тамарка, после чего женщины снова рассмеялись.
– Аааа, Петрович, это ты… – Даже немного расстроившись, окинув меня взглядом, констатировала факт подруга жены Зоя.
– Я так понимаю, приди я на пару часов позже, застал бы тут женихов? – съюморил я, бегло оценивая степень охмеления девочек.
– Ты садись, Петрович, разбавишь нашу женскую компанию! – Сказала Зоя, похлопывая по стулу, стоящему рядом.

Не знаю что меня удивило больше, что девочки слегка выпили без видимого повода или поведение Зои. Дело в том, что за много лет нашего знакомства она от меня получила характеристику хмурой, не компанейской и даже какой-то морально забитой дамы. Она даже в гости к кому-то приходила редко, и то если компания была небольшая и оооочень близких людей… А за столом она при мне никогда не пила… буквально ни грамма… даже самого слабого по градусности вина… А тут я увидел на столе до половины выпитую бутылку вина, а вторая уже пустая стояла у ножки стола (я ее даже случайно задел, усаживаясь за стол). А сама Зоя буквально светилась уверенностью и радостью… И я никак не мог понять – произошло у нее что-то такое интересное в жизни или это так алкоголь на нее подействовал. Я вымыл руки и присоединился к девочкам.

– Эх, Петрович, хороший ты мужик, жаль, что занятый… – Немного грустно, но с улыбкой продолжила Зоя, протягивая мне только что собранный бутерброд с колбасой и сыром. – Слушай, а у тебя там это… Никто из друзей приличных не вдовствует? А?
– Из приличных? – Весело переспросил я. – Ну, из приличных список не такой большой, но, если поискать… А вообще, девочки, по какому поводу встреча алкогольная, если, конечно, не секрет.
– У Зоеньки внучок родился! – Весело ответила Тамарка.
– Ага, три дня назад! – Протягивая мне еще один бутерброд взамен съеденного, сказала Зоя. – Пара дней и уже дома будет маленькая наша радость…
– Оооо, поздравляю! От души! Имечко уже дали? – Спросил я.
– Это пусть родители думают, я туда мешаться не буду… Мое дело бабушкино – согласиться с тем, что придумают сын с невесткой. – Довольно ответила Зоя.
– Тогда ничего не понимаю, – прожевывая бутерброд продолжил я, – а женихов каких вы ждете?
– Надежных, приличных и ответственных! – С торжествующим видом ответила Зоя. – Томка, наливай, за них и выпьем.

Насколько я знал, Зоя никогда не была замужем и мужчин в целом сторонилась. Она не принимала ухаживания и избегала всякого рода свиданий. Знакомы мы с ней были не с молодости, но общие приятели говорили, что она сторонилась отношений всегда. Некоторые даже удивлялись тому, что Зое удалось родить сына, мол, при таком страхе перед мужиками, чуть не от святого духа забеременела. А тут… Буквально пару лет назад гуляли мы у нее на юбилее, 55 отмечали… И даже там не было ни намека на желание обзавестись мужчиной… Как обычно – скромная встреча нескольких друзей, сын с невесткой и всё…

Не знаю, справедливо ли было задавать вопросы выпившей барышне или стоило подождать пока протрезвеет… Но, по моему мнению, не была Зоя такой уж пьяной, чтобы выдать те тайны, которые не готова рассказать по трезвому… Поэтому я твердо решил, что постараюсь узнать с чем связаны такие перемены в поведении Зои… Уж не очень мне верилось, что все дело только в рождении внука. Конечно, мог бы дождаться ухода Зои и спросить все у Томки, но, быстрый обмен взглядами и всё такое показал, что жена моя тоже не в курсе… И вот спустя какое-то время я получил интересную историю из жизни.

«Ты, Петрович, как рентген просто! Мне иногда кажется, что ты вообще экстрасенс и инквизитор в одном лице. Вот как экстрасенс видишь, что есть что-то интересное, а потом, как клещами, вцепляешься… Ну точно инквизитор… И главное – вот как не рассказать тебе… И слушать ты умеешь и с пониманием относишься всегда… Ну, и как ты любишь говорить – «радостью надо делиться», так что делюсь, поэтому садись поудобнее и слушай.

Знаете, а я на себе ощутила, что у каждого человека в жизни случаются переломные моменты… не то, чтобы я не верила, что так бывает… Просто думала, что для подобных случаев должны быть какие-то особенные предпосылки что ли… А у меня переломный момент начался с ремонта, а если еще точнее со смены окон. Как только узнали, что невестка моя Ирма станет мамой, серьезно решили порядок в квартире наводить… Я детям свою комнату уступила, а сама в их комнату перебралась… Сделали ремонтик свежий… А чуть не за месяц до родов говорит сын, мол, ремонт ремонтом, а окна-то сквозят… Да я его понимаю, ему уже 36 лет, первый ребенок, сын… Конечно, он прям трусился и за Ирмочкой, и за тем, чтобы для будущего малыша все было готово…

В общем, взял на себя он все заботы по смене окон… Замерщика вызывал, сам все там стеклопакеты и т.д. выбирал… Решили, что нечего только в одной комнате менять окна – пусть сразу и во второй комнате и на кухне… Поначалу обещали нам поставить через 2 недели окна, а вот срок прошел, говорят еще через неделю, еще… У Ирмочки плод в 5 месяцев перевернулся, поэтому врачи сразу сказали – кесарево. А она по меркам сегодняшнего дня – старая первородящая… Вот так вот называют 34-летних женщин, которые впервые планируют мамами стать… В общем, тут звонят, мол окна везем, а мы собираем Ирмочку… Врачи рекомендовали дней за 5 перед операцией лечь в больницу… В общем, сын Женька дома остался оконников этих ждать, а я Ирму повезла в больницу на такси…

Женька чуть не через каждые полчаса звонил с вопросами: «добрались уже?», «в палате уже?», «все ли нормально?»… А потом, когда я сама уже отзвонилась, мол, жена твоя в палате, все хорошо, домой еду, Женька мне и говорит: «Погуляй мам, а то тут шум, пыль… Вот сейчас все закончат, приедут из клининга и потом приходи в чистоту и красоту…». Потом возвращаюсь я, а Женька будто сам не свой… Я дурочка тогда списала все на нервы по поводу скорого рождения ребенка…

И вот прошел положенный срок и роды… Мы в больнице узнали, что с мамой и ребенком все в порядке (хоть встретиться нам с ними пока и не дали) и отправились счастливые домой, так сказать, отметить это дело. Обсуждали, что мол, тортик купим… А Женька и говорит – никакого тортика, сейчас пир на весь мир устроим… Дома я к печке стала, а счастливый Женька давай всех друзей обзванивать, хвастаться, что папой стал… С друзьями планировал он встретиться, когда Ирму из больницы выпишут с малышом… А пока собирались мы вдвоем посидеть по этому поводу… Я даже ничего не почувствовала, когда Женька забежал на кухню и попросил поставить на стол еще один прибор… Я была уверена, что кто-то из друзей напросился в гости…

Уже на стол было все готово и я спросила Женьку: «Садимся или гостя ждать будем?». Сын ответил, что можем начинать, уж очень ему кушать хотелось, а гость подойдет… За трапезой у нас состоялся диалог.

– Если честно, мам, у меня для тебя сюрприз… – Начал Женька с довольным видом. – Надеюсь, что приятный…
– Ты же знаешь, что не люблю я сюрпризы… – С какой-то опаской ответила я. – К сюрпризам меня готовить надо…
– Могу и подготовить… Но только чуть-чуть… – Продолжил Женька. – Ты помнишь установку окон нашу? Это называется – случайности не случайны! Я думал, что так только в кино бывает!
– Да не томи уже, говори! – С нетерпением перебила я.
– Не, не, не, я же сказал, что только чуть-чуть намекну… Скоро сама все узнаешь…

Раздался звонок в двери и Женька, бросив вилку, буквально рванул ко входу. Сидя на месте, я слышала, как Женька кому-то предлагает помыть руки и заходить на кухню… В ванной зашумела вода, а Женька с довольным видом вернулся за стол…

– Ну, здравствуй, Зоенька… – С порога кухни сказал немолодой мужчина, которого я совершенно не узнавала.
– Здравствуйте, – учтиво ответила я, вглядываясь в побитое шрамами и морщинами лицо.
– Не узнала? – Все так же стоя на пороге, спросил мужчина. – А вот я тебя сразу узнал…
– Да ты проходи, садись! – Указывая на подготовленный для гостя стул, хлопотал сын. – Мам, а вот и мой сюрприз.
– Не понимаю, сынок, в чем сюрприз… – Еще раз бросив взгляд на гостя, сказала я.
– Тебя действительно к сюрпризам надо более основательно готовить… – Со вздохом сказал довольный Женька. – Я ждал замерщика окон, а дождался… Он только взглянул в твоей комнате на картину… Ну ту, которую мы тебе с Ирмой подарили на юбилей, где ты в образе царицы, сразу спросил «Кто это? Зоя?». Тогда ничего не объяснил… А потом напросился на выезд с установщиками окон и вот тогда мы поговорили… Папа Митя рассказал мне, что поссорились вы тогда в молодости и боится он, что не простишь его… но я обещал, что дам шанс вам помириться…

Я еще раз бросила взгляд на гостя и буквально оцепенела… Да, лицо изменилось, но глаза… Потускнели, стали более обреченными, но… Я тогда чувствовала страх, ужас, злость… Я просто не понимала как себя вести и что говорить… Была уверена, что когда-то мы снова встретимся, но, оказывается, готова не была…

– Зоенька, а ты совсем не изменилась… – С какой-то неприятной для меня улыбкой сказал гость.
– Так что ты говоришь Митя тебе рассказал? Поссорились мы? – Пытаясь взять себя в руки и говорить максимально уверенно, спросила я у сына.
– Вам, наверно, нужно поговорить вдвоем, столько лет не виделись… – Вставая из-за стола, сказал сын.
– Сиди! – Резко перебила я Женьку. – Наедине с этим человеком я не останусь… И, наверно, пришло время узнать тебе о своем отце… Ты взрослый и сам рассудишь кто прав, если, конечно, есть тут правые… В детстве я тебе врать не хотела и на все твои вопросы об отце отвечала: «вырастешь – узнаешь»… Вот ты и вырос, значит, пора узнать…

Начала тогда я свой рассказ с самого начала… А точнее с лета между третьим и четвертым курсом в техникуме… Именно тогда я познакомилась с Митей… На лето я не уехала домой в деревню к родителям, а осталась подработать немного… Хотелось перед последним курсом немного подзаработать, так сказать, впрок… Вот тогда я и познакомилась с Митей… Красивый, видный… Я даже удивлялась, что его могло заинтересовать в скромной нецелованной девочке из села… Но он так ухаживал… Провожал до общежития техникумского и все о будущем говорил, мол, вот отучишься и поженимся, детишек нарожаем…

Уже и четвертый курс начался, конец сентября был… Мама Митина Агнесса Карповна укатила на бархатный сезон на юга, а Митя… Он уговорил меня прийти к нему в гости… Мол, посмотришь, где жить будем после свадебки, телевизор посмотрим… Когда мы оказались в квартире, а точнее в комнате, я думала, что попала в сказку… Он так все подготовил… На журнальном столике перед диваном в зале стояло блюдо с разными пирожными, виноград, конфеты и… Митя тогда с гордостью сказал, что в холодильнике еще и мороженое меня ждет… Мы правда смотрели телевизор, когда на столе появилось шампанское… А я в свои почти 18 ни разу алкоголя даже не нюхала… Отказывалась и тот раз… Но Митя всегда на меня действовал как-то магически… И, налив мне в чашку шампанского, сам достал из бара бутылку водки, со словами о том, что шипучка только для дам, а для мужиков настоящее пойло есть…

Не знаю кто быстрее хмелел – он или я… Не помню сколько раз он мне подливал, так же не помню сколько раз плескал в чашку водки себе, закусывая виноградинкой… Чем больше он в себя вливал, тем больше я не узнавала своего заботливого и приятного Митю… А потом он начал приставать… Мы до этого не целовались даже, а тут… Взял он меня силой… Все что я помню с тех пор – его бешенные глаза, жуткий запах алкоголя, с силой закрытый мне рот и боль, обиду… Именно с тех пор я на дух не переношу алкоголь… То шампанское было первым и пока последним алкоголем в моей жизни…

Уйти я смогла, когда Митя уснул… На следующий день он появился перед общежитием – дожидался меня с учебы… Вид у него был виноватый, он извинялся… Мне казалось, что я никогда не смогу его простить… Но он все говорил, что мы просто первую брачную ночь перенесли на чуть более ранний срок…  Еще пара встреч и я пообещала, что подумаю на счет прощения, но его надо заслужить… Митя пообещал, что до свадьбы больше ни-ни в гости и с приставаниями…

Он-то старше, а потому уже работал… Так сказать, дальнобойщиком… Когда я узнала, что беременна, Митя был в рейсе… Перепугалась я тогда крепко… не нашла ничего лучшего, чем поехать к родителям, так сказать, сообщить… Я поздний и единственный ребенок… Когда мне было 18, родителям уже было по 60 с хвостиком… Партиец папа и всегда покорная ему мама восприняли новость совсем не так, как я рассчитывала… Папа дал мне месяц сроку, чтобы я привела знакомиться будущего мужа и обрадовала поданным заявлением в ЗАГС… Отец пригрозил, что в противном случае я могу пенять на себя…

Я с нетерпением ждала из рейса Митю… Хотела сказать, что прощен он и порадовать, что он скоро станет папой… Пришел он днем в общежитие, сразу с рейса и ко мне… В бумажном, свернутом конусом пакете, принес моих любимых конфет… И уже через пять минут буквально изменился в лице… Узнав о беременности, он не обрадовался, а разозлился… Стал обвинять в распутстве, говоря, что я ребенка где-то нагуляла… Я, конечно, расплакалась… А он, забрав принесенные конфеты, ушел, громко хлопнув дверью… Через пару часов я спускалась и, проходя через вахту, меня окликнула комендант… Она протянула свернутую в несколько раз бумажку, ту самую, в которой Митя мне принес конфеты… Я развернула, там были несколько крупных купюр, а на самой бумажке, под купюрами, красовалась бегло написанная фраза «на аборт».

Я не приехала к родителям через месяц и даже через два… Решая что делать после окончания техникума с ребенком на руках, я появилась на пороге родительского дома, когда у меня уже отчетливо был виден живот… Это были каникулы, которые я провела в отчем доме… Когда я уезжала, отец сказал, что больше нет у меня родителей, потому что они отказываются от опозорившей их дочери… Мама плакала, но послушала отца… Больше я их не видела никогда… Забегая наперед скажу, что когда приехала в село уже с ребенком, родителей и след простыл… Соседи сказали, что они продали хату и, не оставив нового адреса, уехали… Теперь даже не знаю где они, живы или нет, если нет, то где похоронены… Пыталась даже искать через «Жди меня», но безрезультатно…

Родила я в конце июня… Куда идти? Я приняла правильное, как считала, решение… Я пошла домой к Мите… Была уверена, что увидит он малыша и растает… Митя был в очередном рейсе, а его мама, которая до того момента не видела меня ни разу, отнеслась скептически к моим рассказам… Спасибо ей, она тогда не прогнала – оставила у себя до приезда Мити из рейса… За несколько недель, пока Мити не было, она сто раз переспросила меня как было дело и т.д… Я, не скрывая подробностей, каждый раз рассказывала ей одно и то же – правду… Агнесса Карповна, при этом, никак не реагировала на ребенка, она говорила: «Разберемся… Если наш, вот тогда и буду рассматривать… Дождемся Митю…».

Митя появился дома ближе к полуночи… Я слышала, как его у порога встречает мама и первым делом рассказывает, что уже несколько недель я живу тут… Он буквально ворвался в комнату, которая была отведена мне… Орал так, что мать просила его быть потише, чтобы не будить соседей… Потом стал орать на мать за то, что пустила шлюху на порог… Требовал выгнать ее тут же… Агнесса Карповна пожалела, сказав: «в ночь идти куда девке?»… На сына своего Митя даже не взглянул… А утром… Утром в двери позвонили… Все что слышала потом – причитания мамы Мити, какие-то мужские голоса… А потом в комнату ворвалась Агнесса Карповна… Еще вчера по-женски жалеющая меня женщина, дала мне 20 минут на сборы и… Приказала, чтобы я никогда в жизни не являлась на порог их дома… Начала бросать в меня обвинениями… Выяснилось, что на Митю написано несколько заявлений об изнасиловании и Агнесса Карповна была уверена, что я одна из тех, ко имеет к этому отношение… Все мои оправдания не возымели успеха…

С ребенком на руках я оказалась на улице… Дома отчего у меня теперь нет, как и родителей, рассчитывать на отца ребенка не приходится (как я потом узнала, сел он за изнасилования). Надеясь на удачу, отправилась я обратно в общежитие от техникума, который закончила… Просила, умоляла хоть на несколько дней меня оставить, пока вопросы решу с жильем… Лето же на улице, студентов нет почти… Вот так выпрошенные мои несколько дней превратились в целый месяц… А я все еще никак не решила вопросы с жильем… А как? Ребенок на руках, работы нет…

Помог случай… Отправившись с малышом в поликлинику, в очереди к педиатру встретила Ксению… Мы с ней рожали вместе, познакомились в роддоме… Она вся такая счастливая и я… Как в воду опущенная… То ли от отчаяния, то ли кто его знает от чего… В общем, пожалилась я ей… А она возьми и предложи, мол, давай ко мне… Муж у нее капитан дальнего плавания, она в квартире одна с ребенком, а так веселее будет… В тот же день я перебралась к ней… Пока Ксения смотрела за своим ребенком и за моим Женькой, я устроилась на работу… А там скоро получила общежитие от предприятия и съехала…

А потом квартиру от предприятия получила… Но это было уже потом… А пока я жила… Жила мыслью о том, что никогда не хочу испытать то, что испытала ТОГДА… После того раза, у меня никогда не было мужчины… Каждый раз, когда за мной начинали ухаживать, я вспоминала те самые бешеные Митины глаза, запах водки и боль… физическую и душевную… Вот так сама всю жизнь…Точнее не сама, а с сыном… Делая все, чтобы он никогда не стал таким, как его отец… И на все вопросы ребенка о том, где папа, я не знала что отвечать… Врать о бравом подводнике, космонавте и покорителе Арктики не хотелось… А правду говорить… Как? Я боялась… Боялась, что однажды в жизни появится Митя и мне придется все объяснять… Боялась того, что подумает обо мне сын… Боялась быть плохой мамой… Чего я только не боялась… От этого внутреннего страха у меня не было желания улыбаться или даже радоваться…

– Так ты говоришь, Митя, поссорились мы? – Стараясь максимально уверенно говорить, спросила я. – Вот я рассказала свою историю… Ты был свидетелем и участником части этой истории… Что скажешь? Только прошу, не надо извиняться…
– Какой ни есть, а я все же отец… – Не поднимая глаз сказал Митя.
– Ты… Твое появление заставило меня рассказать то, что не рассказывают сыновьям… – Продолжила я. – Я даже не знаю будет ли теперь прежней наша жизнь… А ты начал знакомство с Женей с вранья… Сейчас тоже отпираться будешь? Или все же правду скажешь?
– А мне рассказывать нечего толком… – Все так же потупив взгляд, сказал Митя. – И тогда отсидел…. За дело… И еще три раза после этого… Грабеж, мошенничество… Последний раз вышел 7 лет назад… Возраст уже 58 лет был, а как жить? Что делать? Кому нужен? Может и сейчас был бы в местах не столь отдаленных, да кореш один на работу пристроил… Окна мерить – дело нехитрое… От квартиры маминой трехкомнатной осталась… Осталась комната в коммуналке, где я и кантуюсь… А тут подумал – вот удача… Ты… Знаешь, а я, наверное, тебя любил даже… Наверное – потому что я скорее всего вообще никого не любил… Так порадовался, узнав, что сын у меня есть… Я, конечно, догадывался, что ты сразу не простишь… Но, думал, дашь шанс, как тогда…
– Вижу, что ты понял, что шанса не будет… НИКОГДА! – Чуть повысив голос, перебила я Митю. – Я не знаю, захочет ли с тобой общаться Женя… Я не имею права запретить или заставить… Он взрослый мужчина, сам пусть решает, но в моей жизни больше не появляйся никогда… И это не просьба… Это наказ!
– Пойду я наверно… ­– Взглянув на ошарашенного и все это время молчавшего Женю, сказал Митя.

Мне кажется, что он был уверен, что Женя сейчас его остановит, но этого не случилось… А я боялась взглянуть в глаза сыну… боялась осуждения или непонимания… да кто его даже знает чего боялась…

– Я больше вас не потревожу, – вставая со стула, грустно сказал Митя. – Женя, вот тут с обратной стороны мой мобильный, если захочешь видеть или буду нужен – набери…

Митя двинулся в прихожую, Женя следом… А я шмыгнула в комнату… Появилась, когда Митя уже стоял обутый и протягивал руку Жене для прощания…

– Это тебе. – Сказала я, протянув Мите сверток бумаги.
– Что это? – Принимая сверток и держа его в руках, спросил Митя.
– Это последнее, что связывает меня с прошлым… Надеюсь, что последнее… – Отвечала я, глядя Мите в глаза…

Видно было, что он, питая какие-то надежды, принялся разворачивать сверток… Несколько оборотов и перед ним появились советские рубли, под которыми красовалась надпись «на аборт».

– Это тебе на память… – Последнее, что сказала я, отправляясь на кухню…

Я слышала как сын закрывал двери и, почему-то, боялась того, что будет дальше… Женька молча зашел на кухню и уселся на свое место за столом… Потом увидел лежащую на столе визитку оконной компании, оставленную Митей… На обороте действительно от руки был написан какой-то номер мобильного… Женя медленно, то ли с отчаянием, то ли с наслаждением порвал визитку и, встав со стула, выбросил в мусорное ведро…

– Мам, прости… – Сказал сын, вернувшись за стол.
– За что? – Удивленно спросила я, впервые за последний час взглянув на сына, который теперь стыдливо прятал глаза.
– Ну, за… Сюрприз… Мам, дурак я, прости…
– Сынок, это не тебе извиняться надо, а мне тебя благодарить… – Поняв, что сын не станет меня осуждать, уверенно сказала я. – Почти четыре десятка лет меня это грызло, а тут… Ощущение, что я избавилась от оков прошлого… Знаешь, такое чувство, что тогда я нырнула под воду, затаив дыхание и все эти годы мне не хватало кислорода, а теперь… теперь я вынырнула и набрала полную грудь воздуха…
– Правда, мам? – Подняв на меня глаза, спросил Женька.
– Правда. – Коротко ответила я.

Мы проговорили почти до утра… Обо всем и ни о чем… Самое главное, что я поняла: сына я воспитала правильно… Мы решили, что приход Мити останется нашим семейным секретом… Надеюсь, что Ирма и внучок никогда не увидят Митю…».

– Три дня прошло с тех пор, Петрович, а ощущение, что я лет пять прожила… – Закончив рассказ, обратилась ко мне Зоя. – Такое ощущение, что я только сейчас жить начала… Хоть формально бабушкой и стала, но я же еще хоть куда? Правда? Или врет Женька?
– Зоенька, не врет тебе сын, это я тебе точно говорю! – Серьезным тоном, но с улыбкой ответил я.
– Так что? Вдовствующие друзья приличные есть у тебя? – Еще раз спросила Зоя. – Пора мне, наверно, замуж сходить что ли? Как думаешь?
– Я думаю, что найдем мы тебе подходящего и начнем прямо завтра… – Вполне серьезно ответил я.

Болтали мы втроем потом еще очень долго и даже не заметили, как летело время… Только звонок Женьки вернул нас к реальности. Он обеспокоенно интересовался где в 23.00 его мама… А услышав захмелевший голос, коего он никогда не слышал, наказал ждать его, пока он не приедет за ней…

***

Вот сколько раз убеждался, что чаще всего счастливыми нам мешают быть страхи… Особенно страх быть неправильно понятым кем-то из близких… Хотя… Хотя самое главное, что счастье такая штука, которая может прийти в любом возрасте… Ведь никто же не скажет о том, что счастье пришло поздно или зря? Зная Зою много лет, могу сказать, что изменения ее поведения и душевного состояния буквально кардинальные! Она тогда ТАК зарядила меня позитивом, что я искренне верю – все у нее будет хорошо… Ну а я, насколько смогу, помогу с поисками жениха.

История из личной коллекции Петровича на istorii-petrovicha.ru

5 1 Проголосовать
Рейтинг истории

Вы также можете насладиться:

guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
0
Would love your thoughts, please comment.x
()
x