Есть у меня в коллекции те истории, которые я вспоминаю и рассказываю вам, есть те, которые пересказываю сразу после событий… А есть и такие, которые какое-то время придерживаю, ожидая продолжения, чтобы потом рассказать всё и сразу. Вот сегодняшняя моя история из жизни именно из таких.


Началась она, как выяснилось, давно, но я стал свидетелем кульминации в прошлом году. Именно тогда одна из близких подруг моей жены Томы, вроде бы как обычно зашла в гости… Да и попросила меня не уходить в соседнюю комнату (а именно так я делаю обычно, чтобы дать возможность девочкам почирикать о своём о женском). Вот так прямо и попросила меня Ольга, чтобы остался, мол, может каким советом или ещё чем помочь смогу.

Просьба мне показалась немного странной, но в то же время очень важной. Семья у Ольги и Артёма приличная, благополучная. Сколько мы их знаем, они всегда были чуть ли не образцом хорошей пары. И сын их Кирилл тоже создавал впечатление вполне приличного парня, так сказать, под стать родителям. Ни разу Ольга не жаловалась Томе на какие-то проблемы в семье или личные проблемы. Именно поэтому меня очень удивило, что обычно улыбчивая Оленька сидела напротив нас и молча пила чай, готовясь к серьезному и, видимо, тяжелому для неё разговору.

А теперь давайте для начала перенесёмся почти на год назад. Февраль 2021 года. Вечер. На кухне я, Тома и Ольга, которая после горячей чашки чая, выпитой молча, начала свой рассказ.

«Думала, что все наши семейные беды начались недавно, когда мы забрали к себе маму Артёма… Но, как ни крути, а всё началось горааааааздо раньше. Я сначала думала, что хранить большие секреты тяжело, потом как-то попривыкла к мысли, что никто и никогда ничего не узнает, и вот…

Артёмушка мой в молодости занимался мотокроссом… Ну, на мотоцикле там соревновался… Это ещё до нашей свадьбы было… А потом… Потом я думала, что как женимся, так и бросит он это опасное занятие. А вот и не сложилось как хотелось. Уже и больше года как стали мы семьёй, а он всё пропадал днями с мотоциклом своим. Жили мы тогда с мамой его. Антонина Васильевна приняла меня, как дочку, так что никаких проблем с совместным проживанием не было. У Антонины Васильевны двухкомнатная квартира, так что все мы размещались удобно. Отец Артёмушки давно умер, вот так втроём мы и жили.


А потом случилось то, что разделило нашу жизнь на ДО и ПОСЛЕ. Звонок из больницы… Артёмушка покалечился… Причём сильно… А ему тогда всего 26 было… Первые дни и ночевали мы с Антониной Васильевной в больнице, да только не пускали нас к нему. А потом в себя Артёмушка пришёл. Врачи ему прямо сказали, что мол, встать может и встанешь когда-то с кресла инвалидного, но детей иметь не сможешь точно. Прямо при нас вот так и сказали. Ох Артёмушка и скрежетал тогда зубами, а потом как заорёт, мол, лучше вообще сдохнуть, чем так жить… Я испугалась крепко, когда он стал кулаками колотить по панцирному матрасу койки.

Антонина Васильевна всегда производила впечатление женщины сильной и волевой. Она и тогда только на минутку растерялась, а потом подошла к сыну, крепко так прижала и говорит: «Не гневи Бога, сынок, смерть на себя накликая. Ничего не знаешь, так и нечего вот такое вот тут говорить. Ольга твоя беременна, а ты тут её на нервы выводишь… Успокаивайся, есть у тебя уже дитё, только дождаться надо как родится. Так что успокаивайся, успокаивайся…». Я от удивления и шока даже рот открыла, но сказать ничего не успела. Антонина Васильевна повернулась ко мне и грозно так сказала: «Нечего тебе беременной на истерики смотреть. Иди в коридор, я через минутку выйду к тебе.».

Вышла я в коридор, а сама в шоке и в ужасе. Я-то знаю, что не беременная. Вот и думаю, а зачем это свекровь соврала? Может, чтобы успокоить? Да а чем успокоить-то? Беременности-то нет и взяться неоткуда. Как потом говорить Артёмушке? Сказать, что потеряла ребёнка, так это двойную травму ему нанести, да и грех это… Но, не успела я уложить в голове услышанное, как из палаты вышла Антонина Васильевна и буквально бросилась ко мне.

— Не губи, дочка, Богом молю, не губи. – Взяв меня за руку, говорила свекровь. – Один у меня сын, понимаешь, один! Не могу я его потерять! Пусть инвалид, пусть хоть и не ходячий, но живой! Пусть думает, что дитё у тебя в животе, пусть, а потом…
— А потом что? – Вполне серьезно переспросила я. – Скажем что потеряла? Так Артёмушка тогда точно на себя руки наложит.
— Ты погоди! – Уже очень серьезно и глядя мне прямо в глаза, сказала свекровь. Дома поговорим. Ты только не спорь со мной. Есть у тебя дитё для Артёмки и всё тут. Поняла?


Я тогда в ответ только головой махнула. Мне же тоже хотелось, чтобы Артёмка успокоился. Чтобы не думал руки на себя наложить. Я в тот день когда в палату вернулась, он извинялся за нервный срыв свой, руки целовал, поздравлял и прямо ожил… Все разговоры тогда были о моей беременности… Знала бы я тогда…

Вечером того же дня, меня позвала на кухню свекровь. У нас тогда состоялся серьёзный и весьма неприятный разговор.

— Оленька, нам надо поговорить. Причём очень серьёзно. – Начала свекровь. – Ты садись, садись… Скажи, Оля, а у тебя до Артёмки был кто-то?
— Что Вы, Антонина Васильевна?! Как Вы подумать-то могли? Артёмка у меня первый и единственный! – Тут же честно начала отвечать я.
— Погоди, не кипятись. Я не про это спрашиваю. Это дело твоё, кто там единственный. – Спокойным и серьёзным тоном, продолжала Антонина Васильевна. – Ухаживал за тобой кто-то? Гуляла ты хоть с кем-то до Артёмки?
— Было дело. – С облегчением начала отвечать я, не ожидая никакого подвоха. – На кафедре, где я сейчас работаю, есть один… Пытался расположение моё завоевать. Это ещё до Артёмки было. Но мы с ним даже не гуляли… Я ему дала понять, что…
— И что? Перестал расположения добиваться? – Перебив меня, задала вопрос свекровь.
— Не совсем… – Честно, но немного смущаясь, ответила я. – Но Вы не подумайте, у нас ничего такого не было. Это всё он… Цветы дарить пытается… До дома проводить… Но я женщина замужняя, я не…
— И когда в последний раз знаки внимания уделял? – С ещё бОльшим напором спросила свекровь.
— Да недавно, вроде бы… Я же и внимания стараюсь не обращать… – Будто оправдывалась я, пытаясь вспомнить, когда в последний раз молодой аспирант Валентин уделял мне знаки внимания.
— Вот что, Оленька… – Перебивая меня, продолжила свекровь. – Слушай меня и не спорь только. Мы с тобой начинаем миссию по спасению нашего с тобой Артёмки. А сделаем мы вот что.


Верите, я до сих пор не понимаю КАК тогда удалось Антонине Васильевне уговорить меня на эту афёру. Да, да, именно афёру! Иначе я это никак назвать не могу. Она в нашем же доме организовала нам свидание с Валентином. Ну, вы понимаете о каком свидании речь. В общем, наплела мне тогда свекровь, что мол, какая уже разница от кого дитё будет. Главное, что будет! А Артёмка зато смысл жизни приобретёт! Сказала, что кроме нас никто этого секрета знать не будет. Сказала, что Валентина этого подпоить надо будет, чтобы и не вспомнил ничего. А потом сказать, что ничего и не было. Так и сказала, что моё дело забеременеть, а остальное она всё сама решит как надо.

Хотите верьте, а хотите нет, но более гадко я себя ни ДО, ни ПОСЛЕ этого не чувствовала. Утешало только то, что свекровь меня убедила, что это для благого дела. Я даже молилась, чтобы всё с первого раза получилось и не пришлось бы… Ну, вы понимаете…

В общем, примерно так, как свекровь и предполагала, всё и произошло. Валентин быстро напился… Всё произошло… Я его на такси отправила домой… Утром в институте сказала, что всё было ошибкой и ничего не было, потому что сам Валентин напился, как свинья. Он поверил… Ему даже стыдно было, и он после этого старался не показываться мне на глаза. Антонина Васильевна в ту ночь ночевала у соседки. С раннего утра пришла проверить выполнила ли я её наказ. Убедившись, что всё случилось, она, как и я, стала ждать… Ждать, чтобы узнать – получилось всё или нет.

Ну и, к моему удивлению и нашей со свекровью радости… Всё действительно получилось. А тут уже и Артёмка стал спрашивать, мол, когда ждать сына или дочку… А  мне что отвечать? Спасибо, что мы со свекровью всегда его вместе проведывать ходили. Она все вопросы/ответы сглаживала. А после очередного вопроса от Артёмки в лоб сказала: «Вообще, Артёмушка, негоже Ольге по больницам шастать беременной. Я тебя проведываю и хорошо. А она пусть дитё блюдёт и дома сидит. Или лишний раз по парку прогуляется, чем среди вот этих всех чахоточных….». Артём тогда и возразить попытался, но мать на него всегда имела влияние. Вот так и решили, что я до поры до времени видеть Артёма не буду, а он меня… Чтобы и живот не видел, и сроки, если что, подсчитать не смог, да и вопросов чтобы лишних не задавал.


Сама Антонина Васильевна всё допытывалась когда у нас с Артёмкой хоть примерно в последний и предпоследний раз было… Сроки высчитывала… Как она говорила, правильную дату рождения внуку или внучке рассчитывала.

Взялась свекровь не только за расчеты даты рождения, но и за Артёма. Из одной больницы в другую, потом реабилитации, санатории… На год вперёд расписала ему лечение так, чтобы он считай и дома не появлялся. А потом, когда я почти на 8 месяце была, так и заявила мне: «Запомни, Ольга, завтра день рождения ребёнка твоего. Родишь когда родишь, а по документам завтра будет. Поняла? Я Артёмку порадую. И никогда и никто не узнает секрета нашего. Усекла?». И на следующий же день отправила меня свекровь в село, где она сама и родилась. Хоть и не очень далеко от города, но подальше от глаз. Вот там я беременность доходила, там и родила…

Уж как и что делала Антонина Васильевна, а всё равно в свидетельстве о рождении дата была та, которую она высчитала. Артёмку на ноги почти поставила. Опять же, чтобы вопросов не было, до года Кирюшиного наказала мне в деревне побыть. А Артёму, который уже домой вернулся, сказала, что негоже малышу тут быть с папкой, который не до конца на ноги встал. Вот так и жили… Когда Кириллу нашему год исполнился, ну, по документам год, мы вернулись из села домой… К Антонине Васильевне… Артёмка уже и ходил сам, только тогда с палочкой ещё. Как врачи и сказали, прихрамывает до сих пор, но ходит сам… Вот и стали мы семьёй счастливой жить. Артём не мог нарадоваться сыну и всё у нас хорошо стало. Свекровь хоть ни разу не вспоминала о нашем секрете, но всё же я места первое время себе на находила… А потом всё как-то забываться стало и совсем забылось…

Мы квартиру получили свою потом и съехали от свекрови… Кирюша уже давно вырос, уже своей семьёй обзавёлся… Тоже отдельно жили, правда пока на съёмной квартире. Недалеко от нас… А потому и в гости часто приходили… А тут вот совсем плохая стала Антонина Васильевна. Старость, в её случае, вообще не в радость. Вроде как и рановато ещё, а началась деменция. Да такая, что оставлять свекровь одну опасно стало. То меня с Миланой (женой сына) путает, то Кирилла совсем не узнаёт, то сама с собой разговаривает… В общем забрали мы её с Артёмкой к себе.

И всё бы ничего, вот только… И двух месяцев не прошло с тех пор, как свекровь с нами жить стала. А тут заходит Кирюша с Миланой. А мы же внука ждём. У Миланочки вот уже животик стал виднеться. Но, не успела я порадоваться, как Антонина Васильевна буквально в истерике забилась. Опять меня с Миланой спутала и как напала на невестку мою. Как давай кричать: «Не твоё это дитё, Артёмушка, не твоё! Знаю от кого она рожать будет и с кем рога тебе наставила…». Тогда Артёмка успокоил её вроде, в комнату увёл, и всё списалось на деменцию.


Но вот родился у нас внук, Савва. И вот в гости к нам с внучком сын с невесткой зашли. Антонине Васильевне, вроде бы, и лучше стало. Она до того дня без сильных срывов. А тут как увидела Милану с сыном на руках, как давай снова: «Знаю я, знаю от кого родила. Сама им свидание устраивала, и вино с коньяком покупала…». В общем, давай ещё больше подробностей ТОГО нашего вечера рассказывать. Снова Артём увёл её в спальню, но… Что-то изменилось… Артём какой-то сам не свой стал. Поговорить со мной пытался. Мол, откуда бы такие подробности у мамы и все на одну тему… Я только отмахивалась и ссылалась на старость.

Но, оказывается, Артёмушка, мой Артёмушка решил шагнуть дальше. Вот закрались у него сомнения на счёт внука, хоть ты тресни. И со мной же не обсуждал, всё в себе носил. А тут на каждом углу и на каждом телеканале куда не ткни – всё про эти ДНК, да про детей неродных. Вот он втихую знаете что сделал? Сдал тест ДНК на родство своё и внука Саввушки. Ну и, сами понимаете, результат-то нулевой… А как может быть родство, если Кирюшка-то не его сын…

А я домой с рынка захожу, а дома скандал и ор. Кирюшка с Артёмкой чуть не дерутся. Я вмешаться пыталась, да чуть под горячую руку не попала. Вот так и стояла, и пыталась понять с чего крики в доме нашем, когда криков никаких отродясь не было… А потом по обрывкам разговора и поняла, что Артёмка сына вызвал на разговор, да и предоставил документ, мол, Саввушка не твой сын, потому что не мой внук. Мол, нагуляла твоя Миланка ребенка, а ты, сынок, рогоносец…

Вот тут, сама от себя не ожидая, как хлопнула я рукой по двери, да как закричала… То ли от ужаса, то ли чтобы их успокоить… Я так и не поняла почему… Но знала одно – чтобы жизнь сыну не попортить, надо признаваться. Другого выхода нет. Вот, как вам сейчас, так и им, рассказала я всю историю об измене своей, о том как мы с Антониной Васильевной всё это все годы скрывали и т.д. Плакала, конечно, даже каялась… Артёмушке в ноги бросалась… Да только и муж мой, и сын стояли практически равнодушными. Мне бы в свидетели свекровь взять, чтобы рассказала, что не я придумала всё это и для чего мы вот так… Да как её в свидетели возьмёшь, когда она теперь не в своём уме…

Как только исповедь свою закончила, думала полегчает мне… А легче не стало. Артём с Кириллом друг на друга, как чужие, смотреть стали. Сначала молча. А потом Кирилл стал спрашивать когда у него по-настоящему День рождения и кто отец его настоящий. А Артёмка сказал, что пока в квартире мамы поживет и, в чём был, в том и ушёл.».


Вот на этом в прошлом году и закончила свой рассказ Ольга. Мы с Томой слушали её, не перебивая. Я всё пытался понять какой помощи Оля ждёт от нас. Но, она немного помолчала и озвучила свою просьбу:

— Петрович, ты бы встретился с Артёмкой моим, а? Просто так, как бы без повода. Ты обстановку пробей там пожалуйста. Какой настрой у него и как он вообще. На звонки не отвечает. Когда пришла к нему, слышу, что дома, но дверь не открыл.
— Постараюсь, но обещать ничего не могу, сама понимаешь… – Ответил тогда я.

Встречи у нас с Артёмом так и не получилось. Ни тогда, ни позже… Он видимо понял, что меня Оля попросила… А может просто никого видеть не хотел… Ольге мы пару раз звонили, даже в гости звали… Но… Через пару месяцев после нашей той встречи она сказала, что сама объявится, когда хоть что-то решится.

И вот прошёл почти год. Точнее год с небольшим. Если честно, мы с Томой почти уже перестали вспоминать эту историю. И тут звонок телефона. Звонит Артём и приглашает нас на годовщину свадьбы… Их с Олей годовщину. Стоит ли говорить, что я сразу согласился. Конечно же, в надежде, что узнаю как и что там порешалось. Но, развязку истории я узнал даже не в праздник, а чуть раньше. Мы встретились с Олей в МегаМаркете, где она делала покупки к празднику. Встреча была очень тёплой и сама Оля прямо светилась от радости. Я любезно предложил подвезти её с пакетами домой и, осторожно так, начал задавать вопросы. На этот раз Ольга с бОльшим энтузиазмом рассказала о том, что происходит в её жизни.

«Ой, Петрович, а жизнь-то налаживается. Точнее уже наладилась. Хотя, чего только за этот год не произошло… Кирюша же тогда почти сразу принялся отца своего искать. Ну, рассказала я ему что знала о Валентине. Не могу сказать, что сын осудил меня, но на какое-то время отношения у нас изрядно попортились… Артёмка и вовсе отказывался общаться. Знаю что на какое-то время даже запил. Но, он-то по жизни непьющий… Знаю, что скорую ему вызывали, вроде как отравился чем-то, и после этого на сухую горевал… Переваривал информацию.


Кирюша почти через полгода нашёл отца своего биологического. Встретился с ним и вот так вот всё ему и вывалил. Спрашивала сына, мол, зачем? А он в ответ: «не знаю, просто хотелось узнать что скажет, как встретит…». Валентина я лично не видела, но, из того, что услышала от сына, изменился он сильно. Мечтал-то в своё время о науке, но стал таким себе ретроградом. На появление в его жизни сына никак не отреагировал. Сказал, правда, что у Кирюши ещё есть два брата и сестра. Вот так вот – трое детей от трёх несостоявшихся браков. Всем фамилии свои дал и на этом всё.

Кирюшка говорит, мол, не ёкнуло у него ничего при встрече с отцом родным. Говорит, что всё его с Артёмкой сравнивал. А когда Валентин у него на бутылку попросил, сын мой и вовсе успокоился. Ну, в смысле, вернулись его мысли к нашей семьей, настоящей его семье. Он тогда ко мне пришёл… Сначала прощение просил, потом благодарил за что-то… Знаю что потом к Артёму пошёл…

Сначала каждый день ходил, но Артём его не пускал. Потом как-то под выходные пришёл с Саввушкой на руках, постелил плед под дверью, уселся и, поняв, что Артём его слушает, сказал: «Мы с внуком к тебе, папка, пришли. Будем сидеть тут пока не пустишь…». Часа на два Артёмку хватило… А потом двери открыл… И внука на руки взял и с сыном поговорил… А ещё через пару месяцев пришёл ко мне… Плакали мы вместе, прощения друг у друга просили, потом благодарили за что-то…

И вот так, не сговариваясь, решили мы, что забудем всё и будем жить, как прежде. Пока у нас очень хорошо получается… Мне даже кажется, что отношения у нас с Артёмушкой ещё лучше стали. И к Кирюше Артёмка снова относится, как к сыну родному, и внука просто обожает… Вот даже годовщину свадьбы Артёмка предложил весело и с гостями отметить. Хоть дата и не круглая, но хочет, чтобы она стала неким новым началом. Вот теперь готовимся потихоньку…».

— А Антонина Васильевна как? – Спросил я, когда мы с Олей уже подъезжали к её дому.
— Отлично. Насколько это возможно в её положении. – С какой-то грустью ответила Ольга. – Бывают, конечно, завихрения, но мы как-то попривыкли.
— Ну, значит, у вас действительно начинается совсем новая жизнь и, надеюсь, что эта жизнь будет долгой и счастливой. – Подытожил я.


***

Знаете что меня больше всего заинтересовало в этой истории? Как ни странно – доступность этого самого теста ДНК и влияние его результатов на ситуацию. Помнится, я рассказывал вам историю (Я тебя простил… И ты меня прости), которая имела продолжение (Месть с целью выгоды) и там результаты теста ДНК практически спасли семью. А вот тут… Ох, не знаю, стоит ли некоторым спустя много лет знать правду или нет… А вы как думаете?

История из личной коллекции Петровича на istorii-petrovicha.ru

Вы также можете насладиться:

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x