Говорят, что никогда не поздно найти свою вторую половинку… Просто с возрастом и требования к соискателям более четкие и жесткие, да и привычка жить в одиночества дает о себе знать… Но, несмотря ни на что, в 40, 50 и даже 60 лет люди продолжают искать и находить тех, с кем хочется состариться и счастливо провести годы, отведенные для жизни на Земле…

У меня достаточно примеров счастливых историй знакомств людей разных возрастов… Поэтому, когда Наташа (одна из подруг моей жены) пригласила нас в гости, чтобы познакомить со своим мужчиной, я не сильно удивился… Наташа ооооочень хорошая и приличная женщина и я был очень рад, что наконец-то в ее жизни появилось крепкое плечо. А вдобавок ко всему, у меня появился шанс завести новое знакомство.

В гости мы с женой Томой прибыли в четко назначенное время. Еще в прихожей светящаяся от счастья Наташа познакомила нас с Сашей. По возрасту он был, видимо, примерно одногодкой Наташи, то есть ему было чуть за 60, но избитое шрамами земляного цвета лицо делало его немного старше. Мы отправились к столу и несколько часов весело общались, то и дело прерываясь на поедание жареной курицы и салатиков с майонезом… А после… Девочки нашли какой-то повод, чтобы уединиться на кухне и поболтать-посекретничать… А нас с Сашей оставили за столом в зале…

– Ну, это теперь надолго… – Проводив взглядом из комнаты Тому с Наташей, сказал я. – Пока не начирикаются по всем темам, не вернутся точно. Уж я-то знаю…
– Тогда и мешать им не будем… – Ответил Саша, наливая в стакан компот. – Когда женщины общаются, мужчины там не нужны…
– Святая истина! – Подтвердил я.

Разговор у нас с Сашей совсем как-то не клеился… Он был какой-то зажатый и совсем неразговорчивый. Казалось, что он чувствовал себя, как не в своей тарелке. Но потом, слово за слово и мой новый знакомый разоткровенничался, поэтому я узнал новую историю из жизни.

«Наверное, уход наших женщин на кухню – это повод и нам посекретничать. Рассказать всё почти незнакомому человеку, проще, чем друзьям… Хотя… У меня теперь и друзей, можно сказать, нет… А с тобой, Петрович, может потом и не увидимся вовсе… Ты не удивляйся! Просто в ситуацию попал такую, из которой даже не знаю как и выбираться… Вот сегодня я тут, а завтра кто его знает как жизнь повернется… Тени прошлого меня настигли… А у теней, как известно, есть особенности – исчезать в полдень… В то время когда солнце светит ярче всего… Вот так и в жизни – когда всё ярче яркого, всё может исчезнуть, как тень…

Я ж родился тут, в городе этом… Рос тут, учился… И влюбился тоже тут… Да, хулиганистым был, этого не отнять… Мамка с папкой бросили меня на воспитание бабушки, а она-то что с сорванцом сделать могла? В школе с тройки на двойку перебивался… А как восьмилетку закончил – в техникум пошел… Потом армия… Вот говорят, что армия из сорванцов мужиков делает, но это не мой случай… Как был шалопаем, так и остался… А потом случилась у меня самая настоящая любовь…

Мне 21, а Наташе 17 было тогда… И встретились мы считай случайно – в очереди в кассу кинотеатра… Я с дружками своими стоял, а она с двумя подружками… Ну, мне смелости не занимать, поэтому подошел, познакомился в своей хулиганской манере… А девочки приличные все из себя, по всему видно – домашние и отличницы… Даже страх пробежал тогда у них в глазах от напора моего такого… А после кино проводить хотели мы с парнями их, но… Провожали, считай, не провожая… Девочки впереди шли, все огладываясь и шаг ускоряя, а мы толпой хулиганской сзади… Когда девчушки эти в разные стороны расходиться стали, я за Наташей увязался, сказал дружкам, что дальше сам… Вот так и выследил где живет…

Стал все чаще на глаза попадаться ей, то проводить норовил, то еще что… И вот так хвостиком почти год ходил… Мы за это время немного познакомились, но видел, что Наташа боится меня, хоть глазки и горят… Она уже в институте училась, когда, если можно так сказать, приняла мои ухаживания… Дружки мои даже посмеиваться стали, мол, влюбленный хулиган – это уже не хулиган… Всё для нее, все ради неё хотелось делать и совершать… Хотелось ей такую свадьбу устроить, чтобы на весь Союз прогремела… Чтобы с размахом! Чтобы денег без счета…

А потом разбой, в составе группы лиц… В соседнем городе… Я был уверен, что Наташа ничего не знает… На волю написал тогда кому-то, мол, скажите, что срочно на Север уехал денег на свадьбу заработать, попрощаться, мол, времени не было… Помню на носу уже было Новый год, 80-й… А я все пропустил – и Олимпиаду и… Да всё пропустил… Но подарок-то хотелось сделать… Правдами-неправдами через знакомых на воле доставил, если можно так сказать, туфли на каблуке, импортные… Так мне представлялось, как радоваться Наташа будет…

Два года вроде бы и быстро пролетели, а так долго тянулись… Вышел я, а что делать-то? По легенде я же денежки на Севере зарабатывал, ну на свадьбу… А по факту-то отбывал, как говорится… И вот что делать? С пустыми руками к любимой? Знакомым для себя способом попытался «достать» деньги и… И следующий раз увидел волю уже во времена перестройки… Наташе если раньше и писал, то потом бросил (не напрямую писал, а передавать просил письма, чтобы не узнала, что сижу я). Любовь любовью, а зачем девке-то жизнь портить? И у нее года идут, а у меня никаких перспектив… Через знакомых узнавал только как она там… Знал, что учиться закончила, работать пошла… Замуж так и не вышла…

Говорят, что люди не меняются…  Наверное, это правда… Хотя вот лично мне в это верить не хочется… Решил я жизнь свою менять тогда… Ну, хотя бы попытаться… На работу устроился – кочегаром, вроде как стал в человека превращаться… И жаргон свой контролировать стал… И надо же так, что именно в этот период жизни моей столкнулся я с Наташей… Без всякой там романтики или чего-то такого… Я шел по улице и она навстречу… Я узнал ее сразу… Пока она на меня не взглянула, я глаза отвел и даже чуть ускорился… Но она узнала… Улыбалась тогда, почти обниматься лезла… Прямо видно было, что рада встрече… В гости звала…

Посидели мы с ней тогда в парке, она всё о себе рассказывала, как работает, какие перспективы… А мне-то что рассказать о себе? Ну, наплел что на Севере обманули меня, что деньги украли, которые заработал, что потом стыдно было ей на глаза показываться… Ну, а что? Вроде как на свадьбу зарабатывал, а тут вернулся гол как сокол… Наташа за годы, пока мы не виделись, посмелее стала… Не такая уже домашняя была, как раньше… Только и слышно было: «Да, глупости всё это, проживем, заработаешь ещё!», «Главное, что сам цел и невредим, а остальное всё глупости!»… Взял я паузу небольшую тогда, сослался на то, что надо бы к бабушке съездить в пригород помочь… А сам по друзьям стал собирать вещи приличные… Все же в гости к невесте идти, с родителями меня знакомить будет…

Приняли меня сперва хорошо. Я цветы Наташиной маме принес, торт купил… За стол меня, как гостя дорогого, усадили… А потом допрос начался… Наташа отца своего не помнит толком, с начальных классов школы ее отчим воспитывал… А отчим этот ни много ни мало – полковник милицейский… Вопросы мне сыпал один за другим, да все четкие и по существу… Где работаю? Сколько зарабатываю? Где жить собираемся, если я тут предложение дочери его делать буду?.. А отвечать-то что? Я, мол, так и так… Пока о серьезных отношениях не думаем, вот познакомимся поближе сначала, а за это время, может, и изменится что-то…

Следующая наша встреча с отчимом Наташи, а ныне уже покойным Николаем Васильевичем, произошла у меня на работе. Представляешь, Петрович? Середина дня рабочего, у меня качегарство мое в разгаре, а тут вваливается дядечка в погонах… Посидели мы тогда, потолковали с ним… Он всё допытывался серьезен ли я в своем решении с Наташей быть, готов ли к трудностям… Как лисица – всё вокруг да около… А потом предложение мне решил сделать… Мол, вариант есть такой, что если выгорит, так у нас с Наташей и квартира своя будет и в квартире, и вообще – вся жизнь в шоколаде… Вот так предложил и сразу все козыри на стол выложил… Мол, ты же сидевший, опытный, и дружки у тебя точно есть подходящие… Всё знал про меня – от и до…

А я ж тогда твердо решил завязать… А как с Наташей вот тогда встретились, так дважды себе зарок дал, что в завязке я… Раз я ей и такой нужен, даже без работы, так лучше кочегаром на воле, чем пытаться на свадьбу зарабатывать и на зоне отрабатывать… Вот и Николаю Васильевичу говорю, мол, в завязке я… И с дружками не вижусь и подписываться не стану ни на что… А он мне в ответ, мол, знаешь ты теперь больно много… Так что варианта два у тебя – или соглашаться или готовиться сесть… Было бы желание посадить, а повод-то найдется, даже без повода… Стукнул он тогда по столу кулаком и дал мне два дня на подумать…

Уж не спрашивай, Петрович, чего мне хотелось – квартиру для нас с Наташей или не сесть снова… Два дня думал я думал… Разрывался прямо пополам… Вот кто бы из дружков предложил такое, так даже слушать не стал бы… А тут – не просто предложение… Считай угроза… А мне очередная отсидка зачем? Тем более ни за что… И вот через два дня явился я в условленное место… На вопрос очередной от Николая Васильевича головой утвердительно кивнул… Где и что делать – всё мне рассказал тесть мой потенциальный… Оставалось только взять и сделать… Вроде как и тылы он прикрыть обещался… На улице 89 год, в нашей среде не знал кому верить, а кому нет… Но…

То ли прикрытие тылов не удалось, то ли задумано так было… Взяли и повязали нас на месте… Отпираться смысла не было, бежать некуда… Суд… Обидно, Петрович, до сих пор обидно!!! Не хотел я этого, понимаешь? НЕ ХОТЕЛ! Пусть бы всю жизнь проработал кочегаром, но не вернулся бы туда, понимаешь? Нас и арестовать-то только успели, а мне уже свиданку организовали… Во какие почести! Сидела напротив меня зареванная Наташа… Думал, что меня жалеет… Успокаивать ее стал… Вот, думаю, пришла пора и рассказать всё… Давай ей про бывшие отсидки рассказывать, мол, не пропаду… А ты, если что – не жди… Всё пойму… А Наташа в ответ только ревет, а ничему и не удивляется… Наплакалась вдоволь, глазёнки красные, моргает так часто-часто и говорит, мол знаю, всё знаю… И что сидел и как в этот переплет попал… Отчим послал, мол, с тобой поговорить… Смолчишь про него, так привилегии обещает на зоне, а выдашь, так ничего и не добьешься… Доказать ничего не сможешь, только имя его доброе потреплешь… А если потреплешь, так он найдет способ сделать жизнь на зоне не малиной… Не страшно мне было, Петрович, понимаешь? Больно было только на Наташу смотреть, да понимать с какой скотиной она под одной крышей живет…

Уходя тогда со свиданки, Наташа мне шепнула: «Мама без него не сможет, понимаешь? Если бы только его просьба, я бы слова тебе не сказала, попросить не смела бы… Мама в больнице, с сердцем плохо… Еще одного приступа не переживет…». Сели мы дружно всей компанией… О Николае Васильевиче и его участии в нашем несостоявшемся деле никто из дружков моих не знал… Смолчал и я… Вот так развал Союза встретили мы в местах не столь отдаленных… Как говорится, сели в одной стране, а вышли совсем в другой… Меня в ту отсидку из одной тюрьмы в другую столько раз перебрасывали, что со счета сбился… И вот вышел – ни работы, ни перспектив, если говорить о правильной жизни… Но я еще перед тем как освободиться уже имел парочку предложений… Наверное, от судьбы не уйдешь, сколько зароков себе не давай…

Как я в те времени выжил – даже не знаю… Разборки, дележки, стрелки… Сколько наших полегло… Да и сам я, как видишь, латаный-перелатаный… На пляже и раздеться страшно… Столько раз по кусочкам собирали… Я бывало после очередных таких вот больничных в зеркале себя не узнавал… А к началу 2000-х кто его знает куда податься? Для бизнеса своего финансов не было… Кто поушлее был – в легальный бизнес поуходили… А у меня возраст такой, что и в ЧОП взять никто не рисковал… И вот женился я… Была дамочка одна… Одного из дружков моих сестра сводная… Мы у нее отсиживались иногда, когда схорониться надо было… И отец ее и брат сводный тогда уже лет 5 как сгинули… А мне тошно было, так вот взял бутылку и к ней… Поговорили по душам и… Женился я… Вот, думаю, в новую жизнь вступаю… От прошлого решил совсем избавиться, даже фамилию жены взял… Пять лет прожили и умерла она в родах…

А я запил… И работа моя грузчиком на здоровье сказалась и вот так вот… Запил крепко! Бывало и просыпался незнамо где – как туда ноги приносили не знаю… И вот так однажды проснулся я под звон колоколов… Прямо совсем где-то близко… Глаза открываю, башка трещит, свет солнечный слепит, а колокола так красиво переливами звонят…Оглянулся по сторонам – в хате я какой-то… К окну подошел – церквушка стоит недалеко… И как потянуло туда… Я-то в церкви только в малолетстве был, когда бабушка меня туда на Пасху водила… Я всю службу в уголке отстоял… И мутило меня и крутило, а уходить не хотелось… Как прибитый стоял… И такая благодать во мне разлилася… После службы хотел обратно в хату вернуться, где проснулся, да вспомнить не мог с какой хаты выходил… Сел во дворике у церкви и так почти до вечера и просидел…

Видать на то воля Божья – остался я при церквушке этой… С несколько месяцев пожил, жизнь вспомнил… Вспомнил, что у меня из родни, если сказать так можно, только мать жены осталась… Мы ж с ней тогда жили, когда женатым я был… Проведать поехал… А еще через месяц уже и никого у меня не осталось… Вот так прожил я полвека, хотя и того больше, а ничего не нажил… Квартира осталась и на ту не я заработал… Продал я ее и все деньги на храм пожертвовал… Да так вот с тех пор ежедневно грехи свои и замаливал… А работа там для меня находилась… Не за деньги, конечно, а за тарелку каши… А разве мне что-то еще надо было?

О прошлом моем некоторые знали, но распространяться не распространялись… Поэтому, когда в церкви нашей появилась Анфиса, восприняла она меня, как близкого к Богу человека, а не как бандита бывшего… Всё разговоры мы с ней задушевные проводили, о жизни беседовали… А вот несколько месяцев назад говорит она мне: «С женщиной тебя познакомить хочу… Судьба у нее тяжелая… Ей бы такой мужчина, как ты, как раз кстати был… Недалеко она тут живет в городе…». И отказывался я, и отнекивался… Да видимо Судьба за меня всё сама решает… Не только мне о женщине этой Анфиса рассказывала, а и ей обо мне… А женщина эта посмелее оказалась, чем я…

И вот после службы очередной воскресной, зовет меня Анфиса во дворик… Зрение не то уже, чтобы издалека видеть хорошо… Ближе подхожу – ОНА! Я чуть не вскрикнул! То ли от ужаса, то ли от счастья… Постарела, изменилась, но как же я ее узнать не мог… Анфиса знакомит нас, а Наташа глаза вниз опускает, скромничает… Ну, думаю, не узнала… Имя-то у меня распространенное… Фамилия давно не моя и ей не знакомая… А лицо… Столько на мне шрамов и жизни отпечатков, что меня бы и мать родная не узнала, наверное…

После того стала Наташа к нам в храм каждое воскресенье приезжать, а после службы гуляли мы с ней тут… Беседы беседовали… А я всё казнил себя… Уже бежать хотел… А что? Хоть в любой другой храм! По молодости жизнь ей испортил, и теперь тоже? Молился я, ответы искал как поступить… А потом вот в гости меня Наташа позвала… Настроился я, думал, что вот как раз правду расскажу ей всю, а там пусть решает – хочет она со мной дальше быть или нет… Не успел приехать, а Наташа заявляет, мол, гости у нас будут, знакомить тебя с друзьями буду. Анфиса не сможет, зато с Томой и Петровичем познакомлю… Понимаешь о чем я? А всё это тени прошлого… Которые исчезнуть могут в любое время…».

– Неужели ты правда думал, что я тебя не узнала? – Послышался голос позади нас с Сашей. [Обернувшись, мы увидели, что в дверном проеме стоит Наташа, а за ней Тома].
– Узнала? – Округлив глаза от удивления, переспросил Саша.
– Я тебя считай и из виду не теряла все эти годы… – Со слезами на глазах продолжила Наташа. – Вот только как при церкви ты пристроился, так не знала где ты… Если бы к теще своей не поехал тогда, так, может быть, и потерялся бы твой след…
– Наташ… – Пытался перебить ее Саша.
– Я так тебя ждала… – Не обращая внимание на то, что Саша хотел что-то сказать, продолжила Наташа. – Я так перед тобой виновата… Но жизнь меня уже за это наказала…

Наташа расплакалась и Тома приобняла ее сзади, провожая к столу… Наташа ревела, не стесняясь слез и громких всхлипов… Никакие успокаивающие слова на нее не действовали, и мы дали ей возможность выплакаться… Саша сидел, как завороженный… У него дрожали губы… Было непонятно молится он или пытается подавить нахлынувшие эмоции… За столом возникла затянувшаяся пауза… Наташу мы знаем достаточно давно, чтобы понимать – оставлять ее сейчас точно нельзя…

– Я столько раз казнила себя за тот наш разговор… – Успокоившись, но всё еще всхлипывая, сказала Наташа. – Когда просила тебя отчима моего прикрыть… Зря я старалась… Такую скотину, как он, надо было сажать… Вместо тебя…
– Наташ… – Снова попытался перебить ее Саша.
– Ты же не знаешь ничего… – Осмелившись поднять зареванные глаза на Сашу, продолжила Наташа. – Мама же так тот самый сердечный приступ и не пережила… Вы тогда же вот попались, так отчим новую команду молодцов нашел… Деньги стали у нас появляться большие в доме, люди сомнительные… Я однажды сказала, что планирую уйти из дома… Хотела тебя дождаться и хоть на край света сбежать, лишь бы подальше… А отчим мне тюрьму домашнюю устроил… А через 9 месяцев у меня родился сын… От этой скотины… Он посчитал, что с ребенком на руках никуда я не денусь… Да и говорил, что давно уже ждал, пока мамы не станет… В пьяном угаре то и дело рассказывал как уже помочь хотел маме к праотцам отправиться, да тебя вспоминал со словами о том, что всё сделал, чтобы мы с тобой вместе не были…

Мы с Томой, конечно, многое знали о Наташе, но то, что узнали сегодня было шоком для всех… За столом снова повисла пауза. Но на этот раз Наташа уже не рыдала.

– Я правда тебя ждала! Мне казалось, что вот появишься ты и все изменится! Понимаешь? – Глядя Саше прямо в глаза, спрашивала Наташа.
– Я не знал… – Выдавил из себя Саша. – Прости… Прости, я не знал…
– Этот раз ты вернулся навсегда? – Почти шепотом спросила Наташа.
– Да! – Ни секунды не раздумывая ответил Саша.
– Отчество у сына Александрович… Я ему всю жизнь рассказывала, что ты отец… – Продолжила Наташа. – Не могла же я сказать ему, что…

Саша наконец-то встал со стула и не без труда стал перед Наташей на колени, обняв ее за ноги… Мы с Томой стали ощущать себя лишними, но не понимали как улучить момент и уйти.

– Сына-то признаешь? – После долгой паузы и уже с какой-то улыбкой спросила Наташа.
– Да! – Поднимая голову ответил Саша.
– Вот за это и выпьем! Петрович, наливай! – Громко и весело скомандовала Наташа.

Уже наливая по стаканам кому вино, а кому компот, я уверенно заявил, что для нас с Томой это на посошок. И уже через 10 минут на пороге нас провожали Наташа и робко обнимающий ее Саша. Пожимая его руку, я взглянул в глаза… Мне было очень интересно увидеть, что сейчас в них… Все что я смог там прочесть – облегчение… Мне кажется, что это облегчение от того, что настигнувшие его тени прошлого исчезли… И он искренне этому рад…

***

Жизнь такова, что наряду со смешными и забавными, романтичными и веселыми историями мне удается узнавать и достаточно тяжелые и морально спорные… Эта история заставила меня в очередной раз задуматься о том, сколько же разных скелетов стоит в шкафах у наших друзей и приятелей… Сколько же тяжких грузов мы таскаем за плечами, чтобы в один прекрасный день освободиться от всего этого… Хотя, на то чтобы освободиться иногда у некоторых не хватает мужества или времени… Не знаю насколько поучительной может быть эта история, но я почему-то ни минуты не колебался пересказывать вам ее или нет… Почему-то мне очень захотелось, чтобы такие сложные жизненные факты остались в моей коллекции… Кто знает, может быть на фоне всего выше написанного, ваша жизнь покажется вам прекрасной! Это было бы ооочень хорошо!

История из личной коллекции Петровича на istorii-petrovicha.ru.

Вы также можете насладиться:

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *