С соседями сверху мы знакомы достаточно хорошо. Пенсионеры Георгий и Лиза очень положительные и позитивные люди из таких, которых можно пожелать в качестве соседей каждому. Никакого шума, дрожащих у нас люстр от бурных танцев соседей и т.д. Не могу сказать, что мы очень близко дружим, но в гости друг к другу ходим, хотя чаще по какому-то случаю, чем просто так.

И вот звонок в двери. Открываю и вижу Георгия с Лизой. Как обычно, приветливо улыбаются. Лиза мне с порога протягивает мисочку, прикрытую белым полотенцем, из-под которого выглядывают бочкИ аппетитных печёных пирожков.

– Да проходите сначала, что мы через порог-то общаться будем? – С улыбкой сказал я, делая приглашающий жест.
– А мы вот сразу со взяткой, так сказать… – Протягивая уже в прихожей мне руку для приветствия, сказал Георгий.
– Со взяткой – это хорошо, особенно, если она вкусная. – С улыбкой констатировал я.

Через пару минут мы уже сидели на кухне. На плите грелся чайник, а на столе красовалась мисочка с румяными и еще теплыми пирожками.

– Мы, собственно, что хотели, Петрович, – начала по делу Лиза. – Сын вызов нам прислал, в гости поедем к нему, хоть с внуками поняньчимся. А то растут там, а мы их только через экран-то и видим по видеозвонкам.
– Ага, – перебил ее Георгий. – Столько мороки с этими паспортами иностранными, да еще и впервые мы за границу. С ужасом про самолеты эти думаю…
– За квартирой приглядеть надо будет? Вы об этом? – Пытаясь понять в чём суть дела, спросил я.
– Ну, и да, и нет… – Уклончиво ответил Георгий.
– За жильцами больше… – Еще более неопределенно продолжила Лиза. – Мы на несколько месяцев уезжаем, в общем – почти на 3 месяца… Не оставим же квартиру пустую, страшно ведь. Потому племянницу свою попросила, чтобы она с мужем пожила, пока нас не будет. Да и сестра моя, ну, мать племянницы, говорит, мол, может быть отношения семейные у них там наладятся…

И тут Лиза, со знанием дела о том, как стоит рассказывать семейные истории, принялась, непонятно для чего, вводить меня в курс дела. Марина (это которая племянница), которой 32 года и детей у нее нет, живет с Сашей (это который ее муж) у его родителей в двушке на окраине города. В браке они уже 5 лет и что-то там у них разлаживаться начало. Мама Марины (это Наташа, которая сестра Лизы) уверена, что во всём свекровь виновата, которая молодым жизни не дает. И вот, узнав, что квартира на 3 месяца у Лизы с Георгием освобождается и после просьб Лизы присмотреть за квартирой, Наташа предложила: «А давай молодые мои у тебя поживут. И за квартирой присмотрят и попробуют отдельно пожить. А там понятно будет – виновата в бедах их свекровь или сами еще молодые и дурные, что ссорятся постоянно…». Вот так и решили – вроде как временные квартиранты, а вроде как и свои, ну и квартира под присмотром.

– Так вот, Петрович, вы бы с Томой поглядывали иногда, ладно? – Подытожила свой рассказ Лиза. – А то квартиру жалко, если загубят. Я Маринку знаю, она и дискотеки может начать тут проводить. Хотя я с нее даже расписку стребовала, что никого в квартире чужих не будет. А всё равно страшновато.
– Ну, вы же снизу нас живете, если дым там какой или что-то, то… – Перебил жену Георгий.
– Тьфу на тебя! – Резко и громко обрубила его Лиза. – Какой еще дым? Ты так договоришься, что я вообще никуда не поеду! Никакого дыма не будет! Я про то, что, если гарцевать там вдруг начнут, так лучше сразу подняться замечание сделать. Маринка только своим хамить может, а чужих побаивается…
– Да, да, если что – не стесняйтесь замечание сделать квартирантам нашим… – Кивая головой, ответил Георгий.
– Ну, если и дым уже будет… – С какой-то тревогой пыталась продолжить Лиза.
– За квартирантами, так за квартирантами! Присмотрим! – Уверенно ответил я, не давая возможности разыграться фантазии Лизы о чем-то плохом. – Думаю, что заранее паниковать нечего, но будьте уверены, мы с Томой присмотрим. А пока давайте по пирожкам ударим…

Через 4 дня после этого наши соседи сверху уехали погостить к сыну в Германию. Мы из окна видели, что провожать их поехали средних лет мужчина и женщина, и догадались, что это Маринка с Сашей. Вот так теперь, можно сказать, знали в лицо тех, за кем нам велели следить. Я, если честно, был в уверенности, что ничего страшного произойти не может, но, раз обещал, то буду следить. Обеспокоенные соседи даже дубликаты ключей нам оставили, так сказать, на всякий случай. И вот у нас с Томой начался период повышенной бдительности. Первые пару дней мы прислушивались, выходили на балкон и присматривались… А потом, поняв, что квартиранты соседей вроде как тихие, перестали настораживаться, когда видели что Марина с Сашей заходили в подъезд. Даже подумали с женой, что Лиза от страха за квартиру придумала себе много чего, что возможно могло случиться…

Прошло, наверное, дней пять, как над нами жили родственники соседей. На работу они выходили всегда вместе, возвращались с работы тоже вдвоем. По одному их можно было видеть только когда Саша выносил мусор, а Марина ходила в ближайший магазин. Несколько раз я случайно сталкивался с ними возле подъезда и на моё приветствие Марина всегда улыбчиво здоровалась, а Саша только кивал головой. Причем я поймал себя на мысли, что вообще ни разу не слышал, чтобы Саша разговаривал. С нашего балкона, когда у соседей выше открыта дверь, то легко можно слышать разговоры. Они, кстати, всегда были не самыми тихими и только женским голосом. Ни одного звука от Саши я за первую неделю так и не слышал.

И вот настали выходные. В субботу наши новые соседи с утра уходили, видимо на работу, то есть мы поняли, что работают они на шестидневке. А вот в воскресенье Марина с Сашей точно были дома. Где-то после обеда я вышел на балкон покурить.

– Ты вообще в своём уме? – Услышал я возмущенный голос Марины. ­– К колбасе тянешься? А рожа твоя наглая не треснет? Жри, что дают. Перебирать мне еще будешь!

Я с нетерпением ждал хоть какого-то ответа Саши, но так и не дождался. То ли он действительно вообще не разговаривал, то ли решил смолчать, то ли не привык спорить с женой. Скажу одно, фраза «ты в своём уме?» стала настоящим гимном этой семьи, потому как слышалась она теперь ооооочень часто. Именно с нее начинались все резкие выкрики Марины с дальнейшим упреком или разъяснением того, почему она считает, что её собеседник не в своём уме.

Сначала это даже немного забавляло, ну из серии «милые бранятся – только тешатся», потом нам с Томой было жалко Сашу, которому приходится всё это выслушивать с завидной периодичностью. А иногда становилось даже страшно, представляя то, что там может происходить параллельно со сказанными словами.

В общем, за первый почти месяц вот такого соседства мы услышали примерно такой набор посылов, начинающихся всегда одинаково:

  • «Ты вообще в своём уме? Ты хотя бы понимаешь, что ты тварь последняя? У тебя совесть в командировке что ли? Если да, так возвращай!»
  • «Ты вообще в своём уме? Такое ощущение, что тебя не в семье воспитывали, а бомжи на помойке! Ты мозги-то включи! Надолго меня хватит, если нервы так мотать будешь мне?»
  • «Ты вообще в своём уме? Я за тобой убираю, а ты что делаешь? Я что? Нанималась что ли? В следующий раз рожей твоей бесстыжей буду возить по всему столу. Понял?»
  • «Ты вообще в своём уме? Ты сейчас довыделываешься так, что будешь ночевать на балконе или вообще в ванной! Не спится тебе на кровати спокойно? Так я тебе для контраста покажу, где еще спать можно, чтобы ценить научился!»
  • «Ты вообще в своём уме? Да твою ж ты мать! Ты думаешь, что у меня терпение резиновое? Думаешь я тебя так сильно люблю, что по морде твоей не тресну? Так ошибаешься! Отхреначу еще и как! Дождёшься, что я угрозы свои воплощу когда-то!»
  • «Ты вообще в своём уме? Да кто тебя трогает, что ты выпучил свои гляделки на меня недовольные? Я пока еще формально хозяйка в доме, где хочу, там и хожу! И нехрен на меня зыркать, как на врага народа!»
  • «Ты вообще в своём уме? Я вообще-то нежности хочу, если что! И плевать мне, что ты тут недоволен! У меня вот приступ нежности, так что терпи молча!»

Можно было только представлять, что там творится при всех этих словах, при том, что Саша ни разу так слова в ответ и не сказал. Они так же ходили и возвращались с работы вдвоём. На людях Марина так же приветливо улыбалась, а Саша просто хмуро кивал головой. И, может быть, у меня бы и не выпало шанса узнать эту историю из жизни, если бы не очередная услышанная фраза, начатая с традиционного обращения: «Ты вообще в своём уме? А ну иди сюда тварь! Я тебя сейчас скотину расчленять буду! Хер кто и останки твои найдет потом. Понял? Всё, закончилось моё терпение! Трындец тебе, тварь!».

Услышав это, мы с Томой переглянулись, причем как-то с опаской. Как выяснилось, в голове у обоих была только одна мысль – надо как-то реагировать. Может не зря Лиза боялась за квартиру свою? Просила же присмотреть за квартирантами… Я, даже не переобуваясь, в комнатных тапочках, метнулся по лестничному пролёту к дверям квартиры сверху. Почему-то всё, о чем я думал: хоть бы успеть. Я даже речи никакой приветственной не готовил. Мне казалось, что главное, чтобы быстро двери открыли соседи. Пожалел, что сразу не взял ключи, оставленные нам Лизой.

Еще даже не отдышавшись от быстрого передвижения по лестнице, я уже нажал на звонок и продолжал палец удерживать на кнопке. Мне почему-то показалось, что если звонить настойчиво, то откроют быстрее и беды удастся избежать. На моё удивление достаточно быстро двери открылись и на пороге передо мной предстала встревоженная Марина, держа в руках большой молоток для отбивания мяса (такой, где с одной стороны прибор для отбивания, а со второй как нож, только выполненный в виде изогнутого полутупого лезвия).

– Случилось что-то? – Немного тревожно спросила Марина.
– Ну, не так чтобы…  – Всё еще пытаясь отдышаться, начал я, стараясь рассмотреть, что творится в квартире за спиной Марины.
– Вам плохо? – Спросила Марина и не дожидаясь ответа, продолжила, – Вы заходите, на кухню, там стул.

Её приглашение было очень в тему. Не зная и боясь даже думать о том, что я могу увидеть, на ватных ногах я поплелся на кухню. Не слишком любопытным взглядом попытался заглянуть в комнату, из которой выход был в прихожую. Впервые за всё это время мне удалось выдохнуть и немного успокоиться – за большим столом, который наши соседи использовали, когда приходили гости, перед огромным монитором спокойно сидел Саша в наушниках и, вроде как, играл в какую-то компьютерную игру.

Немного успокоившись, я даже не обратил внимания на то, что происходит на кухне, поскольку стал судорожно соображать и придумывать повод, по которому я вот так вот ворвался к соседям. Вижу же, что у них всё хорошо, не скажу же, что услышал про расчленёнку и примчался, как служба спасения. Ни одна мысль здравая в голову не шла.

– Так что случилось-то? – Всё так же обеспокоенно спросила Марина.
– Да тут Лиза с Георгием на скайп звонили…  – Пытаясь на ходу придумать хоть что-то вменяемое, начал я. – За квартиру переживают. Просили заглянуть, узнать всё ли у вас тут в порядке. И вот я…
– Тётя Лиза в своем репертуаре! – Набирая воду в электрочайник, с раздражением сказала Марина. – А что у нас не в порядке быть-то может? Мы что? Подростки какие-то что ли? Она думает, что я как в юности, дискотеку тут устрою? Ой, ну раз всего и было, подумаешь! Они на даче отдыхали, а мне что, надо было тухнуть самой, приглядывая за квартирой? Ну Вы, если что, пройдитесь, посмотрите, всё ли на местах, чтобы тёте Лизе доложить. Удивляюсь, как она еще не попросила сфотографировать каждый уголок квартиры, чтобы убедиться, что стены на месте…
– Ну, для очистки совести, если ты разрешаешь…  –  Начал я, вставая со стула.
– Идите, идите, смотрите – цветы политы, уборку только вчера делала, всё на местах, включая мебель и ковры. – С какой-то улыбкой сказала Марина. – А я пока чайку заварю, попьем с зефиром, расскажете как там тётя Лиза, не собираются ли возвращаться они раньше времени.

Если честно, у меня не было желания рассматривать быт квартирантов наших соседей. Почему-то я был уверен, что если Марина разрешает всё посмотреть, то там действительно порядок. Единственная причина, по которой я якобы пошел осматривать квартиру – хотел посмотреть действительно ли всё хорошо с Сашей. Я же только бегло взглянул на него в кресле перед монитором.

Оставляя Марину на кухне, я отправился через прихожую в большую комнату. Какая-то небольшая тревога никак меня не покидала. Уже переступив порог комнаты я увидел как мышь, которая была в руке у Саши, активно скользит по коврику на столе и, соответственно картинка на мониторе меняется. Громкие звуки и какая-то не то музыка, не то шум, раздающийся через надетые на Сашу наушники, были немного слышны даже мне. Уверен, что Саша даже не подозревал, что я сейчас стою рядом и что вообще пришёл – с такими звуками в наушниках, и сидя спиной ко входу в комнату, он вряд ли бы услышал звонок в двери.

Ещё раз спокойно выдохнув, я отправился обратно на кухню. Не успел я из прихожей вырулить на кухню, как услышал до боли знакомые слова и тем же гневным тоном.

– Ты вообще в своём уме? – Раздраженно и громко говорила Марина. – Ну ладно ты мне нервы мотаешь, но у нас вообще-то гости! Ты хоть сейчас можешь вести себя прилично?
– Это ты с кем? – Как-то по инерции спросил я, уже заходя на кухню.
– Со скотиной этой. – Ответила Марина, кивая головой в сторону большого и очень пушистого кота. – Просто не кот, а тварь какая-то! То от еды отказывается, то погладить себя не дает… А вот как мясо видит на столе, так тут вообще режим охотника включается! Отбивные и то сделать не даёт – везде то лапы, то хвост суёт…
– Прекрасные у тебя отношения с котом. – С широкой улыбкой сказал я, усаживаясь за стол перед уже налитым в чашку для меня чаем.
– Да с ним хохма полная. Это всё свекровь! – Уже с улыбкой, но какой-то напряженной, ответила Марина.

Ну, а потом давай рассказывать:

«Мы как поженились, так она всё до сих пор пытается уму разуму учить… Её бы кто научил… Пять лет никакого покоя и личной жизни. Год прожили с Сашей, стали о детях думать… А свекровушка моя возьми и притащи домой ЭТО чудовище, только котенком ещё был он тогда. Ну и давай нам говорить, мол, на котике потренируйтесь, а потом детей заводите. Она ж, змея, уверена была, что Сашка и детей расхочет, типа котик отобьёт желание! Да уж! Котик! У него быстрее игры его отобьют желание детей иметь! С работы пришел – наушники надел и нет его! Уже от людей даже шарахается! Кто его знает,  может везде враги ему там мерещатся, которых он в игрушках своих расстреливает…

А с котом вообще хохма. Начал сикать где попало, как к нам попал. Ну а я что? Мордякой его извазюкала, натыкала… А тут сразу же свекровь материализовалась со словами: «Ты и дитё своё тыкать будешь так же, когда нашкодит?». Опять же, шкодить начнет, я ему по носу хлоп, и тут как джинн из бутылки свекровь: «Вот какая ты мать будешь! Дитё тоже будешь по носу по поводу и без щёлкать?». В общем достало меня это всё, я раз не выдержала и давай к свекрови с расспросами, мол, ну раз я не так с котом общаюсь, так научите, пример покажите. А она знаете что? Говорит, мол, общайся на равных, как с человеком. Животные, мол, всё понимают, только сказать не могут. А я-то что? На свекровиной же территории живём, потому спорить сильно не резон… Вот как с человеком… Изодрала эта тварь диван – беру его на руки, приношу к дивану и давай объяснять, что, мол, так и так, негоже диваны драть, ты, мол, из приличной семьи… И так во всём… Свекровь даже не разрешает подзывать кота кыс-кысами, мол, не забывай – это не кот, а тренажёр перед деторождением…

Ну я на этой скотине хоть тут оторвусь за все годы нервомотки. Нифига не действуют на эту зверюгу уговоры и разговоры по-человечески. Но тут-то свекрови нет. Так что я по привычке вроде как и общаюсь, но со словами не церемонюсь… Свекровь-то говорит как? Мол, взывай к уму-разуму и коту стыдно будет! Типа вместо того, чтобы ругать, уточни, в своём ли уме животное/ребёнок. И он всё поймет! У меня теперь вот эта фраза «ты в своём уме вообще?» стала паразитом, даже на работе от неё не могу отказаться. Как не контролирую себя, а всё равно вырывается…».

Не знаю сколько и чего еще могла рассказать мне Марина под распивание чая и поедание зефира, если бы в двери не позвонили. Сделав удивлённое лицо, поскольку явно никого не ждала, она отправилась открывать.

– Здравствуйте…  – Услышал я растерянный голос своей жены. – А Ваня мой ещё у вас?
– Тут я, тут! – Крикнул я в ответ из кухни и, сделав последний глоток чая, направился к выходу.
– Что-то надолго ты…  – Уже спокойнее сказала Тома, стоя на пороге.
– Да всё в порядке у ребят, так и скажем Лизе, что с квартирой ничего не случилось. – Сказал я, украдкой подмигивая жене и, пока она не стала задавать каких-то вопросов, быстро вышел в подъезд.

Обо всём рассказал жене только дома и, если честно, мы от души похохотали… А Лиза действительно позвонила, правда через пару недель после этого происшествия. Я отчитался, что был у ребят, квартира в порядке и ребята тоже… Так сказать, похвастался, что сделал удар на упреждение, отправившись к ним в гости, выполняя обещание приглядывать за квартирантами… До конца срока, который Марина с Сашей гостили этажом выше, мы с Томой ещё неоднократно слышали фразу «Ты вообще в своём уме?», но уже не напрягались и не надумывали себе ничего страшного. А Саша, кстати, всё же подал голос, но только когда уже отправлялся домой после приезда Лизы с Георгием. Правда, всё, что он из себя выдавил – это «здрасти и получается до свидания – уезжаем мы».

***

Знаете, вот бдительность соседей с одной стороны штука хорошая… Но, иногда услышанные вырванные из контекста слова могут нарисовать такую картинку, что фильмы ужасов отдыхают… Хотя, знаете что я вам скажу? Лучше 1000 раз перебдеть, чем один раз недобдеть! Хуже, когда мы ничего не знаем о соседях, а где-то за стенкой происходит что-то действительно непоправимое, что мы с вами могли бы предотвратить… Лучше быть неравнодушным, но проверить свои подозрения, чем бояться показаться глупым и остаться безучастным, особенно в тех случаях, где действительно требуется вмешательство…

История из личной коллекции Петровича – istorii-petrovicha.ru.

Вы также можете насладиться:

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *