Я из тех динозавров, которые еще застали жизнь совсем без телефонов, даже городских… Но даже я, уже привыкнув к мобильному, мессенджерам и социальным сетям с трудом представляю себе жизнь без всех этих удобств… Но, что для одного удобство, то для другого – препятствие, мешающее скрыться ото всех и затеряться в толпе…

Решил свою эту историю из жизни начать именно так, поскольку начало свое она берет именно с номера телефона. В один из мессенджеров моих прилетает мне от кумы Светы номер телефона с припиской «Просто запиши. Это мой новый номер. Пока никому его не давай. Позже всё объясню.». Такое же сообщение пришло и моей жене Томе.

Света в свое время работала вместе с моей Томой. Девочки как-то очень быстро сдружились и… Никто не удивился, когда Света предложила Томе стать крестной для дочки. Вот так вот у нас тогда появились еще одни кумовья – Света и Толик. Хотелось бы, конечно, сказать, что наши с ними взаимоотношения были безоблачными, но не могу… Счастливые родители девочки Валерии очень скоро родили ей братика Виктора и могли бы считать себя счастливой семьей, если бы однажды не ворвалась в жизнь беда…

Света тогда позвонила в слезах. Было это 7 лет назад. На часах уже было больше 22.00, поэтому такой поздний звонок от кумы немало нас удивил… Заплаканная Света что-то лепетала в трубку и за истерикой мы не могли разобрать ни слова… После просьб дать трубку Толику, мы узнали, что его нет и он в командировке, а после этого снова рыдания с невнятной речью… Из контекста мы смогли разобрать только «авария» и «умерла». Быстро одевшись, мы тогда рванули домой к Свете и, хоть как-то успокоив узнали всё, что раскололо жизнь семьи на ДО и ПОСЛЕ. Выяснилось, что возвращаясь из гостей, молодая, полная сил и успешная в работе умница и красавица Валерия пострадала в ДТП… Свете позвонили то ли врачи, то ли милиция/полиция, сообщив, что девушка в критическим состоянии отправлена в больницу… Света дома была сама (муж в командировке, а сын на учебе в другом городе)… Первое, что пришло в голову куме – позвонить нам…

Этот трагический случай повлиял не только на семью Светы и Толика, но и на наши взаимоотношения и общение… Какое-то время после похорон дочери Света совсем не хотела общаться ни с кем, отказываясь и от встреч с нами… Серьезный разговор у нас произошел на первую годовщину смерти Лерочки… Стало понятно, что Света так и не оправилась от смерти дочки… Еще несколько лет мы встречались только на годовщину смерти и на Дни рождения Леры, а Света вела более замкнутый образ жизни, беспросветно скорбя и даже забывая, что у нее рядом есть муж и сын, которые страдают от ее страданий… Но, то ли время лечит, то ли что-то действительно изменилось, а все же Света немного оттаяла… Прежней хохотушкой она не стала, но, казалось, научилась жить со своим горем… Последний год она даже стала отмечать дома праздники – свой День рождения, годовщину свадьбы… И вот такое ее сообщение ко мне в мессенджер, очень насторожило… Я не паникер, но сразу подумал, что или снова что-то с кем-то из семьи или Света снова вернулась к какой-то скорби…

Ответы на все свои вопросы мы с Томой получили уже через несколько недель после того самого сообщения с новым номером телефона. Света с Толиком пригласили нас к себе на дачу на шашлык. Было видно, что Света хочет, но не решается начать какой-то важный для нее разговор. Мы решили ее не подгонять, а потому ничего специально не выспрашивали и допросов не устраивали. И вот когда уже все мясо было съедено, все вино и пиво выпито, посуда вымыта и на плиту поставлен чайник для сладкого стола, Света настроилась на разговор. Мы сидели в крытой беседке. Света спокойно резала собственноручно испеченный торт, а потом, положив нож, с тяжелым вздохом плюхнулась на лавочку.

– Вы помните, я вам номер новый послала? Это если я по старому отвечать перестану, то ищите меня по этому номеру… Точнее не ищите, просто имейте в виду, что найти меня можно будет по нему. – Не поднимая на нас с Томой взгляда, начала Света.

– Свет, ты только не переживай! Как скажешь, так и сделаем… – Начал было я.

– Но, я вас очень прошу, пусть это будет средство связи только для экстренных случаев, ладно? Вы-то меня точно поймете… – Уже глядя в глаза то мне, то Томе, говорила чем-то обеспокоенная Света.

– Светаааа… – Нежно, но как-то строго пытался одернуть ее Толик. – Ничего страшного не случилось. Не умираем же… Как ты решила, как хочешь, так и делаем…

– Да, чуть не забыла… – Не слушая что пытается говорить муж, продолжила Света. – На дачке-то в последний раз встречаемся… Уже покупателя нашли, так что считайте на посошок мы с вами тут гуляем…

Света замолчала и Толик немного обнял ее, чтобы вот так вот молча утешить… Было видно, что у нее в глазах уже накапливаются слезы… А потом… Казалось, что в один момент она взяла себя в руки и решилась всё рассказать спокойно и по порядку.

«Уезжаем мы… Точнее переезжаем… Но так переезжаем, что считайте уезжаем навсегда… Вот и дачку, бывший дом родительский продаем… Продали… И квартиру… Теперь будем жизнь с ноля обустраивать на новом месте… Всем говорим, что за границу едем, телефоны менять будем, мол, дорого звонить… Одним словом, отговорки находим… Я номер новый свой вон вам оставила и всё… Просто вы точно поймете и не осудите… А с остальными думаю, что общаться не будем…

Вот кто бы подумать мог, что больше полвека проживем и появится необходимость прятаться, как будто мы преступники какие-то… А вот пришлось… И рассказать вам хочется, а даже не знаю как и с чего начать… Решение-то уже принято… Ну, хочется верить, что принято окончательно…

Лерочка же когда ушла от нас, Витенька наш в Петербурге в университете учился. Хорошо его закончил и сразу работу нашел. Мы-то думали, что домой вернется он, рядом будет… А что сказать? Привязать к себе? У него жизнь вся впереди… Он по сестре тоже скорбит, конечно, но жизнь-то продолжается… Вот смирились мы с тем, что и дочери нет и сын теперь далеко… Первое время звонил, как и во время учебы – чуть ли не каждый день… А потом то на работе задержался, то устал… А мы что? А мы-то всё понимаем… Я уже начала думать, что сын звонит нам редко, потому что я всё чаще вопросы задаю о том, когда он жениться соберется… Уж очень хочется с внуками поняньчится… А Витенька наш даже невесту ни одну никогда не представил… Вон Толик говорит, мол, наверно, хочет на ноги крепко встать, а потом уже семью заводить… Вот и перестала я вообще эту тему поднимать…

А тут как сердце материнское ёкнуло раз… Мы сами-то старались и не звонить сыну. Сам звонит, когда может, и хорошо… И вот посчитала, что уже года полтора как дома вообще не показывался, а вдобавок к этому уже и не звонит больше недели… Корила себя, корила за решение позвонить, а всё же решила набрать… Может правда говорят, что есть она вот эта чуйка материнская… В больнице Витенька наш… Говорит, мол, ничего страшного, просто подрался… Вы представляете что со мной было, когда я услышала про больницу? А сыночек говорит, мол, не звонил, так как не хотел беспокоить… Хотел выписаться из больницы и тогда позвонить…

Приехать хотела, а Витенька все отнекивается, мол, всё в порядке у меня… А мое-то сердце не на месте… Правдами и неправдами узнала я когда его из больницы выписывают, да и решила сделать сюрприз – приехать и посмотреть что там с кровиночкой моей. Толика тут на хозяйстве оставила с собакой, кошкой и попугаем, а сама билет купила и в Петербург. Прямо с вокзала и звоню сыну, мол, встречай! Где живет-то он – не знаю, мы-то в гостях у него не были никогда. А так думаю – приехала же уже, не выгонит меня. Чувствовалось, что занервничал он, видно не ждал, что приеду… А сам говорит, мол, адрес сброшу в СМС, бери такси и приезжай, дома встречу в квартире уже… Прошло всего 4 дня, как он из больницы, я подумала, что чувствует себя нехорошо, потому и не насторожилась…

Квартирку прямо оооочень хорошую Витенька снимает. Однокомнатная, но с ремонтом прекрасным, светлая такая и мебель новая. Вот так отправил меня сын квартиру рассматривать, а сам говорит, мол, ужин приготовлю. Я и так и так пыталась посмотреть что у него там после драки покалечено так, что в больнице пришлось лежать, а он отмахивается и все… Теплый банный халат на себя напялил и глаза прячет… Готовит ужин он, а я рядом за столом сижу… Все расспрашиваю, выспрашиваю… И щеки у Витеньки впалые какие-то и руки какие-то худенькие… Все руки и не видела, а вот кисти какие-то прям как высохшие… Он-то еще со школы спортом занимался, привыкла я, что у него худорбы никогда не было…

Кушать сели, а я все искоса на лицо и поглядываю… Думаю, наверно, по лицу-то и не били – ни одного синячка нет и слава Богу… Лицо чистенькое, бровки ровненькие… Как куклёнок выглядит… Налюбоваться не могла… А скрытный стал, прям не дай Господи… Что не спросишь, так у него один ответ – взрослый я уже, сам разберусь и всё в таком роде.

Мы уже и спать собрались… Стелиться стали… Сын мне кровать свою отдал, а сам на небольшом диванчике планировал устроится. Шкаф-купе открывает, чтобы постельное белье взять, а я смотрю – женские вещи там разные. И платья висят и обувь там на каблуке… Вот думаю, ну понятно почему нервничает сын… Видимо с девушкой живет, а мне сознаваться не хочет… Пока я с вокзала ехала, он видимо девушку свою выпроваживал… Порадовалась, улыбнулась, да и спать мы улеглись…

А на следующее утро, пока завтрак готовила, решила обо всем расспросить… Вот, думаю, пока тут, так еще и с невесткой будущей познакомлюсь… Проснулся Витенька видимо от запаха стряпни моей… Заспанный такой на пороге кухни появился, поздоровался и поплелся в ванную… А я радая и довольная – в коем-то веке для сыночка своего завтрак готовлю… Уже и забыла давно как это приятно…

– Витенька… – Начала я разговор уже когда мы кушали. – А как у тебя с девочками? Есть кто-то, кто тут завтраки вместо меня готовит?

– Ну, мааам… – Неохотно отвечал Витя. – Какие девочки?

– Ну, как какие? Самые обыкновенные! Те, которые завтраки готовят и деток рожают… – С улыбкой продолжала я. – Мы же с папой любую примем, какую приведешь, как невестку нам…

– Нет никаких девочек, мам! – Как отрезал сын.

– А как же вещи женские? – Спросила я и сразу же пожалела, что озвучила то, что подсмотрела.

– Какие? – С небольшим волнением спросил Витя.

– Ну, в шкафу у тебя… Ты вчера постельное доставал, а там платья… – Как бы оправдываясь, объясняла я.

Витя промолчал, спокойно положил вилку на стол и выше из кухни… Я даже побоялась идти за ним… Было полное впечатление, что обидела я его… Так корила себя тогда… В гости приехала, в квартире у него, да еще и подглядываю что у него там по шкафам лежит… Ну, не хочет рассказывать, так и не надо… Придет время, так расскажет… Продолжала я сидеть за столом, так мне и кусок в горло не лез… Ком стоит, слезы вот-вот хлынут… Приехала называется в гости… Считай с порога и ребенка своего обидела… Сидела и думала с чего теперь разговор начать и как извиняться…

– Мам! – Послышался голос с порога кухни и я обернулась.

Я не знаю как я тогда сознание не потеряла… Не дура, всё поняла, но так хотелось, чтобы я оказалась неправа… Сколько пишут про это, в передачах показывают… Стоял передо мной и Витя и не Витя вроде как… Парик на нем черный с длинными волосами, платье длинное, на ногах туфли на каблуке высоченном… А еще и накрашенный он… У меня дыхание сперло, сердце заходится, я и сказать ничего не могу…

– Мам, давно надо было мне всё рассказать… Наверное, пришло время… – Всё так же стоя на пороге, продолжал Витя. – Давай только спокойно поговорим, ладно?

– Ладно… – Выдавила из себя я и разревелась…

Витя уселся рядом за стол и ждал пока я успокоюсь, то и дело предлагая мне стакан с водой… А потом я узнала, что он и в другой город учиться уехал, чтобы не стесняясь «проявлять свое естество» (это так он сказал). И что тут ему дышалось проще и нас не расстраивал… Но пришло время кардинальных изменений и дальше молчать уже некуда… Он говорил, что если бы Лера жива была, он бы просто уехал куда-то навсегда и мы никогда бы не узнали с отцом ничего… Но, говорил, что понимает – пропади он навсегда, после смерти Леры мы бы этого не пережили… И в больницах он сейчас лежит потому как проходит осмотры перед операциями…

– Мам, я понимаю, что тебе очень сложно это принять, но пожалуйста… – Взяв меня за руку, умоляюще говорил сын.

– Сыночек, ты хорошо подумал? – Всё еще в слезах спрашивала я.

– Да! – Коротко ответил Витя. – Оооочень хорошо… Поверь… Ты же хочешь, чтобы твой ребенок был счастлив… Я подожду сколько надо, пока вы с папой привыкните…

– И как тебя звать-то теперь надо? – Сквозь слезы выдавила я вопрос.

– Ну, чтобы проще, то был Витя, а стал Вита… – Спокойно отвечал сын. – Мам, ты же поймешь меня? Да?

– Главное, чтобы жив и здоров был! – Все также захлебываясь слезами, обнимая своего ребенка, ответила я.

Плакали мы тогда вдвоем не знаю сколько времени… А потом проревевшись долго-долго разговаривали… Вот знаете… Когда Лерочки не стало, я же белугой выла… Мне было всё равно, пусть даже бы она инвалидом была, пусть бы хоть мальчиком решила стать или стала! Главное, чтобы выжила, чтобы рядом была… Понимаете? А тут сын мой, живой, здоровый… Да, пусть и не такой… Пусть вроде как и не сын, но ЖИВОЙ! Понимаете? Как же оттолкнуть-то его!

Говорит, что тяжело ему без поддержки нашей… Что операции впереди и ему поддержка бы не помешала… Для него, мол, очень важно, чтобы приняли мы его нового… Точнее новую… И вот что делать-то было? Вот скажите мне! Что делать?!

Началось все это меньше полгода назад… С Толиком вот всё обсудили, вместе к сыну своему в гости съездили… И снова поревели, таблеток сердечных попили и… Приняли… Ребенок наш и жить с нами готов даже, но КАК? Что соседи тут скажут? Что друзья скажут? Как пережить это? Вот и легли на одну чашу весов друзья, а на другую – ребенок… Мы почти не колебались… Сразу решили связи все старые порвать и уехать туда, где нас не знает никто… Кто не знает, что рожали мы когда-то сына и не будет спрашивать где наш сын и откуда у нас взрослая дочь… Операции не все, но уже сделаны… А мы вот имущество продаем и уезжаем… Место новое присмотрели подальше, так чтобы никто из старых знакомых даже случайно не встретился… Уже и квартирки присмотрели… Целых две – одна нам, вторая сы… Доченьке… В одном доме, но в разных подъездах… А друзьям всем и соседям говорим, что за рубеж едем, мол, на старости лет хоть пожить как люди, мол, сын туда зовет век доживать…».

– Вы просто не представляете, что такое ребенка потерять… – Закончив монолог и обращаясь к нам с Томой, сказала Света. – И дай Бог, чтобы никогда этого не узнали… Дети должны родителей хоронить, а не наоборот… Пережив все то, что мы пережили, могу сказать одно – пусть даже хромой, косой или какой ребенок, а главное, чтобы жив был и здоров…

– Так вы когда уезжаете-то? – Спросила опешившая от услышанного Тома.

– Через месяц где-то, максимум через два… Дела тут все заканчиваем и ждем пока ребенок наш документы поменяет… – Ответил Томе Толик.

– С вами контакты рвать не хочу, мы же по Лерочке родственники получаемся…. – Продолжила Света. – Хоть на годовщины созваниваться будем…

– Конечно, будем! – Уверенно сказал я.

– Только просьба у меня одна к вам… – Умоляюще глядя то на меня, то на Тому, продолжала Света. – Вы, если принять ЭТО не можете, то лучше не звоните совсем… Ладно? А если позвоните когда-то, по любому поводу, то… То не спрашивайте как там сын наш… Ладно… Дочь у нас… Дочка… Вита…

Можно сколько угодно раз слышать о подобном по телевизору, но до конца так и не понять что это такое, пока не столкнешься лично… После последних слов Света достала телефон и, открыв галерею, предложила нам полистать фотографии… Не зная всех подробностей, никогда и никто не смог бы сказать, что в этой семье что-то не так… С фотографий на нас глядела счастливая семья – мама, папа и взрослая дочь…

***

Я обещал своим друзьям, что не буду публиковать эту историю до тех пор, пока они не переедут… И вот я сдержал обещание… Три дня назад мы провожали Свету с Толиком в аэропорт, провожая их в новую жизнь… Знаете, можно по-разному относиться к таким вот проявлениям «своего естества» у детей или знакомых… Но, от себя я скажу точно – согласен я со Светой в том вопросе, что главное, чтобы ребенок был ЖИВ и ЗДОРОВ…

История из личной коллекции Петровича – istorii-petrovicha.ru.

Вы также можете насладиться:

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *