Для людей моего возраста болеть – не такая уже и редкость. И вот один из моих дружков захворал, но узнал я об этом, когда Леня был выписан из больницы и отлеживался дома. Первое что я решил – проведать, узнать что там как и поддержать своего приятеля. Не остановило меня даже то, что погода на улице была не очень радужная, а ехать надо через весь город… Решил проведывания не откладывать и отправиться сразу же…

Живет Лёнька в старом районе города и в достаточно старом доме… Тут прямо все напоминает о юности и только некоторые вещи возвращают к мысли о том, что сейчас 21 век. Я уже подходил к подъезду, когда туда же неспешно шагала представительная дамочка, эффектная для своих с сумочкой в одной руке и тортиком в другой. На вид ей было лет 50 с хвостиком, хотя, скорее всего, хвостик этот оооочень немаленький. Я немного замедлился, чтобы у двери подъезда мы оказались одновременно и, как джентльмен, открыл перед роскошной дамой дверь и учтиво, с улыбкой пригласил войти в подъезд. Дама улыбнулась мне в ответ.

Мы оба отправились к лифту, который достаточно быстро приехал к нам на первый этаж. Я снова пропустил даму вперед, сопроводив пригласительный жест словами «после Вас».

– Какой Вам этаж? – Спросил я.
– Шестой. – Коротко, с улыбкой ответила дама.
– И мне тоже… – Честно сказал я и нажал кнопку шестого этажа. – Вот будет забавно, если Вы тоже Леонида проведывать с таким аппетитным тортиком…
– Увы, – отвечала дама, – тортик не для Леонида…

Не знаю, сколько бы и как дальше продолжался разговор и был бы дальнейший диалог, если бы лифт вовремя приехал на этаж… Но, случилось то, чего у меня за всю мою долгую жизнь еще не было – в лифте погас свет и стало понятно, что кабинка лифта не двигается. Несмотря на то, что большую часть жизни я проживал не в деревне, а в городе, причем в домах с лифтами, я ни разу сам не застревал вот так… Историй много об этом слышал, но сам даже не знал, что в таких случаях делают.

– Похоже застряли мы… – Констатировал я факт и потянулся в карман за телефоном.
– Вероятнее всего… – Спокойно и коротко ответила дама.

[Выбрав в телефонной книге номер, я позвонил и после нескольких гудков с обратной стороны трубку снял мой друг. «Алло, Лёня, привет еще раз. Ну что? Застрял я прямо на подходе к тебе… В лифте… Что?.. Ааааа, ну понятно… А это надолго? Ну, хорошо, просто я рядом тут, так что если что – жди…»]

– Ну, могу нас поздравить, – положив трубку сказал я даме, с которой мы застряли в лифте. – Оказывается свет по всему дому выключили, вот и мы тут поэтому… Причем, неизвестно на какой срок…
– Ну, рано или поздно нас же отсюда достанут… – Ровным и спокойным голосом ответила дама.
– Кстати, Петрович меня звать… – Продолжил я. – Раз нам тут куковать, хоть познакомимся…
– Аделина… – Снова коротко ответила собеседница.

Короткие ответы собеседницы были такими, что прям не предполагали дальнейшего содержательного диалога. Кроме того, она была явно спокойнее, чем я… Может быть, лона не впервые вот так застревает в лифте, а может быть… Несколько минут мы так и стояли в полном темноте и тишине, пока Аделина сама не нарушила затянувшееся молчание.

– А ведь это, скорее всего знак мне свыше… – Как-то философски сказала женщина. – Только бы понять какой знак…
– Знак? – Непонимающе переспросил я, сожалея, что в полной темноте не могу видеть лица собеседницы.
– Решение мне принимать надо, а я все боюсь сделать неправильный выбор… – С какой-то грустью говорила Аделина. – Может вот этот остановившийся лифт как бы говорит, что не стоит мне…

Женщина замолчала, а я не решался ни задать уточняющие вопросы, ни попытаться что-то сказать…

– Когда в темноте разговаривать, не так страшно, Вы не заметили, Петрович? – Снова нарушила тишину Аделина.
– Ага, как-то комфортнее, когда не полная тишина… – Констатировал я.
– Может Вам кажется, что мне не страшно, но на самом деле меня внутри настоящий ужас сковывает… – Продолжала Аделина. – Небольшое пространство, темнота, незнакомый мужчина и… Неизвестно сколько во всем этом находиться…
– Если честно, то и мне страшно! – Уверенно признался я. – Мне раньше не приходилось застревать…

Мы перекинулись с женщиной еще несколькими десятками фраз и разговор ни о чем как-то плавно опять перетек в то, что Аделине приходится делать какой-то там свой выбор… Мне даже показалось, что женщина намеренно вернулась к этой теме. Как говорится, «эффект случайного попутчика» скорее всего сыграл свою роль, ведь всегда легче поделиться чем-то с тем, кого видишь впервые и больше, наверно, никогда не встретишься… Я ситуацию не педалировал, то есть специально не выспрашивал ничего… захочет – расскажет, а не захочет – ну так тому и быть… Но, Аделина решила, что разговору быть.

«Знаете, Петрович, не знаю сколько нам тут с Вами еще куковать… Но, если судьба, так успею рассказать свою историю из жизни, ну, если нас быстрее не освободят отсюда… Все же правда, если разговаривать в темноте, то не так страшно…

Судьба у меня, даже не знаю какая – то ли счастливая, то ли нет… Тут смотря с какой стороны посмотреть… Родителей я своих не помню, точно так же, как и родственников… Первые воспоминания мои сознательные связаны с детским домом… А следующие мои осознанные и яркие воспоминания – спортивная школа… Тогда у нас в детдоме появились взрослые люди и как бы отбирали талантливых деток, так сказать, потенциально пригодных… Я не понимала что это значит, но было оооочень интересно… Не то, чтобы мне было плохо в детдоме, просто хотелось всегда чего-то большего, другого…

Меня тогда отобрали как потенциально пригодную для синхронного плавания… Это семидесятые были, тогда еще синхронное плавание даже не Олимпийским видом спорта было, но меня идея занятия ЭТИМ спортом оооочень увлекла… Достаточно скоро из детдома я перебралась в спецшколу, где меня окружали такие же спортивные детки… Тогда я считала, что у меня действительно счастливое детство… Конечно, тренировки и даже травмы немного омрачали детскую радость, но тогда это воспринималось, как что-то обыденное…

С нами вместе в спортшколе были и семейные детки, ну те, которые с родителями жили, но ездили домой только на выходные… Общались мы, кстати друг с другом, на равных… Никто детдомовскими не дразнил… А некоторые семейные даже приглашали иногда нас к себе в гости на выходные… Ну те, чьи родители были не против… Так я стала попадать в гости к Тимуру и его семье… Была и у других, но к Тимуру меня приглашали чаще всего… Знакомые девочки даже стали шептаться, что, мол, может сестренкой Тимура станешь… Может удочерят тебя… Но этого не случилось, хотя  Тимур в дальнейшем сыграл в моей судьбе свою роль…

А пока мы много тренировались, ездили по Союзу на разные сборы, участвовали в спортивных соревнованиях… Я даже не представляла, что где-то там есть и другая жизнь… Спорт меня увлекал полностью и я уже видела, как, закончив карьеру, стану хорошим тренером… А к концу 80-х мне даже удалось попасть на спортивные соревнования за границу… Я и на родине-то мало чего видела, но была наслышана… А тут… Ох как меня захватила идея жить так, как там… А точнее даже жить там… Все мои планы и мечты были связаны только с этим…

Было мне уже 22 года, когда я узнала, что беременна, от того самого Тимура… Я уже знала, что все эти походы в гости он затевал потому как был влюблен в меня, по его словам – с первого взгляда… Как выяснилось, родители его тоже были не против такой невестки, их даже не пугало, что я детдомовская… Но беременность ничуть не вписывалась в мои планы… Так же, как и не в писывалась в планы свадьба, которую мы достаточно быстро сыграли с Тимуром… Может и грех так говорить, но время беременности и пара месяцев после родов стали для меня худшим временем в моей жизни… Я чуть не выла в 4 стенах и искренне не понимала почему мне приходится отложить тренировки…

Дочке Клаве исполнилось два месяца и буквально на следующий день я… Сбежала… Сбежала на тренировки и в спорт… Муж не одобрял, конечно, он считал, что с появлением ребенка я карьеру свою закончу и стану примерной женой и мамой… Свекровь пусть и не одобряла тоже, но вслух не высказывалась… И тут настал 1984 год… Для Вас, Петрович, этот год может и не важный, но для меня… В этом году синхронное плавание стало Олимпийским видом спорта и у меня был небольшой шанс попасть в сборную… Совсем небольшой… Но цель и мечта дорогого стоят… Я тренировалась еще усиленнее и отдавалась синхронному плаванию буквально вся… Нельзя меня назвать было ни хорошей матерью, ни прилежной женой… Воспитанием Клавы занималась свекровь, а с мужем мы отдалились друг от друга, так толком и не успев сблизиться…

К сожалению, я не попала в Олимпийскую сборную, но руки не опустила… Хотя, случилось то, что снова нарушило мои планы и круто изменило мою жизнь… Может быть, вы знаете, что очень часто синхронистки страдают от заболевания почек… У нас на самом деле целый перечень «профессиональных проблем со здоровьем», но болезнь почек считается самой серьезной… Не знаю, чем бы закончилась моя истории, как спортсменки и синхронистки… Женой и мамой я себя не видела, для тренера была относительно еще молода… Но снова помог случай, пусть и не самый лучший в масштабах страны…. Союз развалился и настали 90-е… И пока тут была считай полная разруха, за границей появился немалый спрос на наших спортсменов, который с руками и ногами забирали на тренерскую работу. Вот как думаете, Петрович, я хоть на секунда засомневалась, когда мне подвернулся случай уехать в Канаду? Нет, не сомневалась я ни секунды… Мужа, как и свекровь, просто поставила в известность, что через полгода я уезжаю… Правда, эти полгода пришлось мне жить, так сказать, в семье…

Но, это время показало, что не создана я для семьи… По крайней мере на тот момент… не трогала меня не уже школьница дочь, ни знаки внимания мужа… В общем, за эти полгода, пока там готовились документы на выезд и принимающая сторона готовилась, мы уже и развестись с Тимуром успела… Я даже не была против, что дочка останется с мужем… И началась моя заграничная жизнь… меня не пугало и не разочаровывало ничего, даже когда были голодные дни и даже когда выяснилось, что не суждено мне воспитать ни одну Олимпийскую команду синхронисток… Но, время шло, в бывшем Союзе все менялось, так же как и в уже ставшей для меня почти родной Канаде… И вот на очередном соревновании с моими воспитанницами оказались мы в современной России… Было это 7 лет назад…

Встретилась я тут с некоторыми своими бывшими соратницами по спорту, которые тоже уже дослужились до тренерской работы…  Не поверите, назад звали, так сказать, на родину… Говорили, что меня теперь и тут с руками и ногами заберут на престижную работу… И это, скажу Вам, было оооочень вовремя… Хоть в Канаде и на хорошем счету я была, а все же более молодые и более здоровые уже на пятки наступали… Это тогда, когда занавес железный открылся, мы советские спортсменки были престижной добычей для иностранцев, а сейчас… Спустя два года я серьезно задумалась над переездом в Россию, но также серьезно задумалась и о завершении карьеры тренера… Останавливало только то, что я не понимала чем буду заниматься, если все брошу… В 4 стенах не высижу я точно, а кроме спорта и не умею я ничего…

С семьей, если можно ее так назвать, а точнее с дочкой и мужем отношения я практически не поддерживала… Сначала не было возможности, потом времени… Вот сейчас думаю… Скорее всего не считала я их семьей… не успела привыкнуть к ним, как к семье… За границей так семьи и не завела другой… В общем, подумала-подумала и решила возвращаться на историческую родину… И вот пять лет назад решилась… Сбережений хватило, чтобы здесь обзавестись небольшой недвижимостью и не нуждаться ни в чем, что нужно… Правда переехала я тогда не сюда, не в этот город, а в Москву… Прожила там почти 4 года и…

Знаете, Петрович, решила семью свою отыскать… Стало так интересно что с ними сейчас… Может у меня там внуки есть уже… Как Тимурка там? Женился еще раз или нет? Хоть сейчас отыскать человека почти любого и нет проблем, но мне для этого понадобилось больше года. По прежнему адресу, который я знала, ни свекрови, ни Тимура, ни тем более Клавочки не было, поэтому пришлось искать с помощью профессионалов… И нашла я их… Нашла в этом городе… В конце прошлого года… А тут у меня как раз наметился новый виток личной жизни – познакомилась я с мужчиной… Достойным и обходительным… Он художник (хоть уже практически и не пишет), интеллигент, вдовец, не обременен семейными связями (детей у него и внуков нет)… Еще в Москве мы с ним сошлись, как два таких вот одиночества… А потом я предложила сюда переехать… Мол, не знаю как дочь примет, так поживу рядом, послежу, а вдруг что как срастется…

Переезжать мой мужчина отказался, сказав, что негоже богеме по регионам расселяться, вся богема должна в столице оставаться… Ну, я как бы и не спорю, мнет-то в столице тоже больше нравится, чем тут… Но, решила я все же задуманное воплотить… Не привыкла я по жизни от планом отступаться… Что задумала – надо сделать! Вот и отправилась сюда… Правда недвижимость в Москве не продавала и тут не покупала – пока просто квартиру сняла… Ну и практически сразу решилась к дочке заявиться…

Клавочка приняла не очень тепло, но не оттолкнула… Она-то сама уже бабушкой стала, то есть я уже и прабабушка получается… Поговорили мы с ней тогда сухо… Я прощения не просила, а дочка и не ждала этого… Свекрови и Тимурки уже нет на этом свете, а дочка моя замужем… Звезд с неба не хватает – живет, как все… Семья среднего достатка… С внуками общаться не запретила, сказала, что если сами внуки захотят – общайся… Пока я месяц тут жила, мы чуть не каждый день встречались, но… Искры между нами так и не пробежало… Как чужие мы какие-то… Может быть, меня в свое время не любили, вот теперь и я не умею… А, может быть, по какой-то другой причине, но вернулась я обратно в столицу к ухажеру своему Анатолию Марковичу.

С дочкой и внуками созванивались, пусть и нечасто, но, друг без друга, как-то не скучали… И вот звонить мне Клавочка неделю назад и говорит, мол, мама, а не хотела бы ты мне помочь? Так сказать, отдать материнский долг, пусть и с задержкой… Я думала денежки нужны семье или еще что материального… А дочь и говорит, мол, мам, думала климакс уже у меня, не предохранялась и… Беременная я… Рожать буду и хочу… тем более и муж не против… Хочу понимать, могу ли на тебя рассчитывать или нет? Говорит, мол, я детям помогаю с внуками, а тут скоро самой помощь понадобиться…. Так вот не хотела бы ты, мам, приехать и влиться в семью по полной?

И вот неделю я уже в подвешенном состоянии… Тогда дочке ответа не дала, сказала, что обсудим, когда я приеду… И вот – приехала…. К ней, собственно, с этим тортиком и направлялась… А решения-то толком нет! Анатолий мой Маркович ни за что не соглашается ехать в провинцию, даже с условием того, что тут можно будет с внуками поняньчится, пусть и не родными… А я без него… Понимаете, Петрович, любовь у меня, если это, конечно можно считать любовью… Я наконец-то нашла человека, который близок и с которым хочется быть… С ним я понимаю, что вот оно мое женское счастье, пусть и позднее… Как я без него перееду? А дочка… Чужие мы с ней какие-то…. Вот стоит ли насиловать себя такими обязанностями о которых она меня просит? Всю жизнь жила я на преодоление, неужели я не заслужила счастья хоть на склоне лет? Уже даже подумала, чтобы дочку в Москву пригласить жить, но и эту мысль пришлось отмести – и сама дочка говорит, что не поедет, да и Анатолий Маркович хочет владеть мой безраздельно… Говорит, что польстился на мою полную свободу, мол, потому что я, как и он, не обременена ничем семейным…

Вот и дилемма у меня… Сеьмя или женское счастье? А с другой стороны, Анатолий Маркович же тоже для меня семья? В общем запуталась я полностью, а решения нет… И вот лифт этот застрявший… Не говорит ли он мне, не подает ли знак, что не стоит вообще к дочери ходить… Может быть, пусть будет все так, как есть? Жила же она без меня столько лет и, неплохо вроде как жила… Что мне делать, если оказалась я несемейным человеком, судя по всему?..».

– Вы, Петрович, только не говорите ничего мне… – Закончив свой рассказ, сказала Аделина. – Мне совет не нужен, только хуже он сделает точно… Я ж не жалуюсь, я просто так рассказала, чтобы тут в темноте и в тишине не стоять…
– Как скажете! – Коротко ответил я.
– Я только спрошу… – Продолжила женщина, – А вы в знаки верите?
– Знаки на то и знаки, что каждый по-своему их трактует… – Уклончиво ответил я.
– Уметь бы правильно их трактовать… – Как-то загадочно произнесла Аделина. – Тогда было бы понятно как поступать… Почему жизнь такая сложная штука…

Моя собеседница замолчала и я не решался нарушить тишину… Времени прошло не больше пары минут и в лифте зажегся свет, но сам лифт оставался без движения. Я тут же позвонил другу, чтобы спросить что нам делать тут в стоящем лифте. Ленька, хорошо знающий проблему лифтов в своем доме, сказал, сто теперь надо жать кнопку связи с диспетчером… Чтобы не томить вас долгими подробностями, скажу одно – освободили нас из лифтового плена достаточно быстро… Мы добрались до своего 6-го этажа… Мы с Аделиной почти одновременно наддали на дверные звонки в квартиры, которые находились напротив друг друга. Двери Аделине открыли быстрее, чем мне… оборачиваться мне было неудобно, чтобы посмотреть на встречу матери и дочери, но, судя по тону Клавы и ответу Аделины, было понятно, что  встреча далека от того, как должны встречаться мать и дочь…

***

Семейные отношения – самое сложное, что приходится решать и урегулировать в жизни человеку… Ежедневно на улицах мы видим сотни или даже тысячи людей, даже не задумываясь какие у них отношения с семейными… Ведь на лбу же не написано кто какая мать и хорошая ли перед вами дочь… Может быть, меня кто-то назовет человеком старой закалки, но я все же считаю, что главнее всего – семья… Вот я бы свою семью не променял ни на что точно! Даже не представляю как бы я жил без них… А вот после этой случайной встречи с Аделиной, я думаю только об одном: смогу ли я когда-то понять ее… Понять как она может выбирать между родной дочкой и мужчиной, которого знает меньше года?

История из личной коллекции Петровича – istorii-petrovicha.ru

Вы также можете насладиться:

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *