Свою дачку мы когда-то продали, но с соседями прежними остались в отличны отношениях… Зимой в городе друг к другу в гости ходим, а летом они нас с женой приглашают к себе на природу… И вот эта дачная история произошла тогда, когда в очередной раз меня пригласил к себе Матвей (его дача через забор от моей бывшей), заманив меня обещаниями задушевных разговоров и отличной рыбалки на ближайшем пруду. Жена моя дома решила остаться, а я, прямо в пятницу сутра отправился за город, планируя там пробыть аж до понедельника…

Теплую встречу двух старых друзей описывать не буду… Мы каждый аз встречаемся так, будто лет 200 не виделись… Быстро узнали друг у друга как дела, выпили дачного чая из сбора трав и уселись перебирать снасти (Метвеевы удочки наготове уже были, а я свои в руки с год уже не брал, вот ими мы и занимались). Спешить было некуда, до вечерней зорьки времени полно, потому мы не торопясь, да в разговорах, готовились к рыбалке… Обсудив одних, других, третьих соседей, дошла очередь и до того, кто теперь в моей бывшей дачке хозяйничает… С тех пор, как продали мы ее, там вот уже третий хозяин сменился… Предыдущих двух знал я неплохо, а в с этим даже знаком не был – видел издалека пару раз за год до этого моего приезда сюда.

Соседа этого прозвали Пузырь… Почему – не знаю… Матвей говорил, что, вроде как, за фигуру… Но, если честно, то сосед этого, которого кстати Серега зовут, больше был поход на воздушный шарик на ножках… Росточка небольшого, а сам прям шар и всё тут! Знали о нем только то, что из милиции он… Говорят, что в полиции так и не успел поработать – вот так милиционером бывшим и остался. Вообще, мало что про него знал кто-то… Вот разве что имя, да что лет ему где-то под 50, и всё… Он как участок с дачкой купил, сразу все калитки, что между соседями были, посносил, да и огородился заборами высокими и непроглядными со всех сторон… Только если поверх забора смотреть, вплотную подойдя, вот тогда что-то и увидишь, а так –нет… Все Серега уединения вроде как искал… По крайней мере так казалось, поскольку ни знакомиться, ни дружить ни с кем не планировал…

Характер нестерпимый у него – всё и все ему не так… То не те песни соседи поют вечерами с друзьями, то дым от соседских шашлыков в его сторону, то звук косилки ему не нравится… А сам как просыпается – шансон на всю катушку как врубит и ходит наслаждается… Вот так и жили – он соседей терпел, а они его… Как раз когда разговор у нас с Матвеем о Сереге зашел, я и обратил внимание, что на участке его тихо как-то…

– В городе он… По пятницам ездит за покупками… – Разъяснял мне друг. – А потом по темну возвращается, да часто один… Завтра, Петрович, и шансона наслушаешься, как с рыбалки вернемся…
– Так он тут сам? – Поинтересовался я. –  А жена есть у него?
– А кто его знает? – Ответил Матвей. – Сначала мы с соседями сами думали, что через жену и познакомимся… А у него то каждый месяц, то каждую неделю новая «жена». Была тут одна инициативная, вроде как порядки наводить пыталась, ох и орала она тогда… голос зычный… Строила его тут на чем свет стоит… Да после того и не видели ее больше, а точнее не слышали…

На следующий день ближе к обеду, когда солнце уже было высоко, мы с Матвеем, уставшие после ночной рыбалки, уселись в тени сада на участке дачи и чистили свой улов. Громкие звуки шансона, которые зазвучали со стороны соседского участка, говорили о том, что Серега проснулся… Чуть позже музыка стала чуть тише и мы с другом расслышали женский смех… Вскоре музыка была уже еле-еле слышна, а это значило, что сосед переместился в домик… И именно тут в его калитку кто-то сильно затарабанил. Мы с другом даже чуть испугались, потому как стук был такой, будто вламывался кто-то… железная калитка громко грохотала и почти тут же к ней добавился еще и женский крик «Сергей, открывай! Ты спишь что ли?»…

Матвей быстро метнулся к забору. Объединяющему его участок с Серегиным… Я двинулся за другом… Не знаю, что нами двигало – любопытство или желание больше узнать о соседе, но… Оказались мы у забора очень вовремя – увидели как из домика выскользнула дородная такая дама и быстро скрылась в летнем душе. Серега проводил ее взглядом и, крикнув «Не стучи, иду!» пошел отворять калитку. Во двор вошла еще одна дородная и колоритная дама, которая бурча что-то типа «раз приехать решила и то стучаться надо полчаса» и «такое впечатление, что не ждал», женщина, а за ней и Серега вошли в домик.

Мы уже вернулись к чистке рыбы, когда в калитку, ведущую на участок Матвея, кто-то настойчиво, но в то же время робко, постучал. Открывать мы пошли оба (мало ли, в гости никого не ждали, а соседи бы голосом позвали, а раз молча стучат, то кто-то из чужих). За калиткой стала та самая небольшого роста и дородная дама лет под 50, обмотанная банным полотенцем. Немного смущаясь, она попросилась войти, обещая рассказать нам причину своего прихода…

– Мне бы недолго пересидеть у вас… Ну, надеюсь, что недолго… – Будто оправдываясь, начала женщина. – Вы извините, что я в таком виде…
– А что случилось? – Спросил Матвей, делая вид, что мы не в курсе (ну не признаваться же, что мы подглядывали).
– Да ситуация неприятная вышла… Сама толком не понимаю… К жениху вроде как приехала, а тут стук в калитку… А он мне – прячься в душ… – Сбивчиво объясняла женщина. – А я вот так в чем была в том и… А сама стою в душе – неудобно… Да и не знаю кто там приехал-то к жениху моему… Момент улучила и шмыгнула за калитку. А идти-то куда? Я босяком и в полотенце… Вижу через забор, что вы тут сидите, дай думаю попрошусь…
– Да сиди, коли такое дело. – С улыбкой ответил Матвей. – Всяко в жизни бывает. А тебя хоть как хвать-то?
– Катя. – Коротко ответила женщина.
– Ну, вот и познакомились, Катюша. Чаю хочешь?

У нас даже стала завязываться беседа. Мы с Матвеем не сговариваясь решили как-то расслабить нежданную гостью – уж очень она напуганная и напряженная была. Принялись ей рассказывать как порыбачили, еще что-то… Как вдруг со стороны Серегиного участка послышались истеричные крики: «Где она? Где она, я тебя спрашиваю? Ах ты ж кобелина чёртова! Ну я тебе сейчас устрою!»

– Валька что ли… – В полголоса, ни к кому не обращаясь, сказала Катя.
– Что-что? – Переспросил Матвей.
– А у Сергея жена есть что ли? – Бросая все тот же испуганный взгляд то на меня, то на Матвея, спросила Катя.
– Да кто ж его знает? – Тут же ответил женщине мой друг. – Может и есть… Может одна из тех, кто сюда ездит и жена. Нас сосед в подробности личной жизни не посвящает…

В соседнем дворе продолжался крик. Катя от испуга прям вся в какой-то комок сжалась. Мы с Матвеем переглянулись и, сказав женщине, что сейчас проверим что там да как, снова отправились к забору и осторожно стали подглядывать. Разъяренная женщина уже проверила туалет и неслась к сторону летнего душа, то и дело повторяя «найду – убью обоих!». Ходивший до этого буквально по пятам женщины Серега, спешно обогнал ее и закрыл собой двери в летний душ. Тут впервые за это время мы услышали, как он подал голос, крикнул «не пущу!». Серега ж не знал, что Катя его у нас сидит. Он-то думает, что она в душе этом до сих пор… Женщина, которая по комплекции не уступала Сереге, буквально смела его со своего пути и резким движением распахнула душ… Никого…

– А ты чего это пускать меня не хотел, а? – Повернувшись к Сереге, спросила женщина.
– Валечка, я это… – Пытаясь скрыть удивление, залепетал Серега.
– Где тварь эта, я тебя спрашиваю? – Еще громче заорала Валентина.
– Да нет никого, говорю же тебе… Один я тут… – Уже более уверенно, отвечал Серега.
– Один, говоришь? А это что тогда? – Махая перед лицом мужчины какой-то тряпкой, орала Валя. – Я тебя спрашиваю! Отвечай! Что это?
– Кофточка… – Честно ответил мужчина.

В этот момент к нам сзади подошла Катя. Она тоже хотела заглянуть что там делается на соседнем участке, но росточка же маленького, потому не дотянулась… Тяжело вздохнув, она только негромко сказала «мне крышка…».

– Да ладно, не бойся! Порет и успокоится. А ты пока тут посидишь… – Негромким голосом, успокаивал ее Матвей.
– Нет, крышка мне… – Чуть не плача, отвечала Катя. – Это же Валя! А теперь она знает, что я где-то тут прячусь. Другая бы не нашла, а она точно найдет! Я ее знаю!
– Вот те раз, а откуда она знает-то? – Удивился Матвей, но продолжал говорить негромко.
– Кофточка…. Это ее кофточка… Уже со слезами на глазах, говорила Катя.
– Тем более тебе бояться нечего, если даже кофточка ее… – не выдержав, вмешался в разговор я, стараясь успокоить женщину.
– Не понимаете вы! Она мне ее дала… – Переходя на шепот, продолжила Катя. – Мы ж с ней девочки крупные, на нас найти красивое что-то – это постараться надо… А Вальке прямо с Турции возят под заказ… Такая кофточка у нас в городе вообще одна, наверное, ее ни с какой не спутаешь…
– А как она у тебя оказалась-то? – Удивленно спросил Матвей.

Ответа мы дождаться не успели, так события за забором начали развиваться стремительно. Не получая внятных ответов от Сереги, который продолжал стоять на своем, говоря что он тут сам, Валя зыркала взглядом по участку в поисках места, где могла скрыться та, кого она искала. И именно в этот момент, ее взгляд упал на нас с Матвеем, все так же подглядывающих за происходящим.

– Опа! А это тут у нас кто? – Удивленно вскрикнула Валя, взяв маршрут прямо по направлению к нам. – Ты глянь, у нас тут еще и зрители!
– Здрасти… – Растеряно сказал Матвей, понимая, что скрываться за забором уже поздно.
– Вы что это черти старые тут глаза греете? А? – Подойдя почти вплотную, спросила Валя. – Никогда разговора между мужем и женой не видели?

То слова «муж и жена», то ли такое близкое местоположение Вали, то ли кто его знает что еще очень сильно испугало Катю и она вскрикнула. Для Вали это стало настоящим сигналом к наступлению. Она принялась выяснять «что у вас там за баба», «а если ваша, то пусть покажется, чего ей скрываться…». Любопытству Вали не было предела… Но, рота и ей не хватало, чтобы заглянуть через забор… А Катя, понятно дело, обозначать себя визуально не планировала… Снова сыпля проклятиями то в сторону мужа, то в ту, которую она искала, Валя, бегая по своему участку, быстро нашла подходящий стульчик и с ним уже шла к забору.

– Ну что, Катюша, подруга моя лепшая… Вот ты и попалась? – Уже ставя стульчик под забор, ехидно говорила Валя.
– Только попрошу на моем участке без мордобоя! – Понимая, что сейчас может начаться, сказал Матвей.
– Аааааа, вот и ты, змеюка подколодная! – Не обращая внимание на слова Матвея, орала Валя, увидев через забор Катю. – Нет, ну не тварь, а? Валечка, милая, я мужика ТАКОГО нашла себе – закачаешься… Дай кофточку, поразить его хочу… Поразила? Нет, ну вы видели тварь такую-то? А? Моего же мужа, в моей же кофточке поражать она собралась! И в глазки так заискивающе глядела… Тьфу!
– Да не знала я, что он муж твой! – Наконец-то громко ответила Катя, начиная плакать. – на нем же не написано, что он твой! Откуда мне знать-то было! Знала бы что твой, так думаешь приехала бы сюда? НЕТ, конечно! А тем более в кофточке твоей! Что же я по-твоему, дура полная?

Впервые за последнее время Валя умолкла, видимо переваривая полученную информацию и оценивая ее на правдоподобность. Катя  горько ревела… Затянулась какая-то странная пауза… да и мы с Матвеем оказались в идиотской ситуации – и сказать, вроде как, ничего не стоит, и  уйти как-то глупо… Так и стояли молча, ожидая развязки.

– Так, подожди… – Уже более спокойно, но громким голосом, говорила Валя. – Ты мне уже с месяц мозг полощешь, что мужика нашла себе… Неделю последнюю, как на крыльях порхала, говоря, что на выходные с ним на природу махнешь… Кофточку просила… Так ты все это время про мужа моего говорила? Где ж ты откапала, как он отсюда не вылазит с дачи этой?
– В интернете-е-е-е… – Уже навзрыд отвечала Катя.
– Аааааа, в интернете, значит? – Уже срываясь на крик, переспросила Валя. – Ты не ной, разбираться будем. Рассказывай всё давай!
– А что рассказывать… – Все еще рыдая, отвечала Катя. – Это ты замужем, хоть и жаловалась всегда на мужика своего, а я-то разведенка и вон уже сколько лет… Вот втихаря на сайте знакомств и зарегистрировалась… А тут пишет мне ОН… Комплименты… Говорит, что дамы ему пышные нравятся…
– Что да, то да! – Перебила ее Валя. – Сережа у нас ходом по бабам в теле… И что дальше-то?
– А что дальше… Сказал, что не женат… – Продолжала Катя. – Встретится предлагал… Как узнал, что я мечтаю с города в пригород перебраться, так про хозяйство свое начал рассказывать, что и курочки у него тут и живность еще… В любви клялся… Сказал, что жить со мной мечтает и что работать даже мне не придется – будем стареть с ним вместе у него на природе…
– Что? – Заорала Валя, которая, казалось, услышала уже даже больше, чем рассчитывала. – Ох и тварь же ты, Сереженька! Я, значит, в двух магазинах горбачусь неделя через неделю, чтобы твое пузо было чем набить… А тебя как с органов поперли, так ты у нас только на всем готовом! Что ты там говорил? Что работать твоя баба не будет? А за кой же хрен вы жить-то будете? За мой?
– Валь, а я ж дура-то, уже и заявление надумала писать… На увольнение… – Продолжая всхлипывать, сказала Катя. – Вот думала, посмотрю как он тут живет, если понравится, так брошу все и к нему…
– Ты мне вот еще скажи, Катерина, только честно говори! – В приказном тоне продолжила Валя. – Было чё у вас?
– Было… – Опять еще сильнее разрыдавшись, ответила Катя. – Так получается не только со мной… Со мной-то вон только раз… Сегодня… мы ж до этого и не виделись ни разу… А соседи вон говорят, что у него тут чуть не каждую неделю кто-то…
– Вон оно что… – Казалось на максимальной громкости заорала Валя. – То есть как работать, так Валя… Да, Сереженька? Как работать, так у тебя то заболевание хрончиеские, то в пригород тебе надо на воздух, чтоы сердечко подлечить… А как в койку, так что ты там мне говорил? А? Напомнить? Говорил, что не молодеешь ты, что и не можется тебе уже… Что детей родили и хватит с меня койки? Так говорил, Сереженька? А оно вон как получается… Неможется-то только для меня, получается… А так-то можется… А я дура наслушалась Катькиных россказней как ее на природу зовут на выходные, дай, думаю, и сама махну… Не зря же дачу покупали… Хоть и не хотела я ее… Как чувствовала… только думала ты тут бухать будешь с мужиками, а ты тут гнездо разврата сделал…
– Валь, ну ты это… – Наконец-то подал голос Серега.
– Это я, это… А ты, Катька, кончай реветь! Разобрались! Хотели мы с тобой на природе отдохнуть, так отдохнем! Не уезжать же! – Валя уже начала слазить со стульчика на котором стояла. – Ты, Катюнь, побудь там у соседей еще немного… Сейчас мне муж долг семейный вернет за последние лет 8, а потом позову тебя… Позагараем тут, поболтаем, кабеля этого пообсуждаем, да и посмотрим с какими он бабами там еще в интернете знакомится…
– Валь, ну я… Это… – Почти испугано говорил Сергей, когда Валя стремительным шагом направлялась к нему.
– Хоть это, а хоть и то! Быстро в домик! Кому сказала!? – Гаркнула Валя. – А если не отработаешь долг… Точнее есть не начнешь отрабатывать долг свой супружеский, так сделаю твою мечту явью… Как ты там говорил? Баба твоя работать не будет? Так вот и работать перестану, а тебя зашлю деньги добывать… Быстро в домик, я сказала! Повторять не буду!

Где-то через час Валя позвала подругу в свой двор. Подглядывать с Матвеем мы больше не подглядывали, поэтому что там происходило еще – не знаю. Скажу одно – до моего отъезда я не слышал из-за забора ни одной ссоры. То и дело оттуда слышался женский смех в два голоса или Валин приказной тон «Где наше вино? Сергей, быстрее!», «Выруби свой шансон, а то я магнитофон от тебя сейчас вырублю!», «Хотим стриптиз! Давай! Чего мы там обе у тебя не видели!»…

***

Все же какими разными бывают истории из жизни, особенно когда они касаются дачи, соседей и измен… Вот хоть убейте меня, а, даже из мужской солидарности, не жалко мне Серегу… Матвей говорил, что дамы появляться в соседском дворе перестали, зато Валя туда зачастила… И, как она говорила «перекрыла Сережкин бабапровод». Да – горластая, да – властная… Но семью-то свою спасла…

История из личной коллекции Петровича на istorii-petrovicha.ru.

Вы также можете насладиться:

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *