Когда-то давно мне казалось, что неисчерпаемой можно считать тему взаимоотношений зятя и тёщи. Но, чем больше судьба мне подбрасывает историй из жизни, тем больше убеждаюсь, что лидирующие позиции занимает тема взаимоотношений свекрови и невестки. Оно и понятно – когда в схватке сходятся две женщины, битва всегда предстоит интересная. По крайней мере, для стороннего наблюдателя так точно. Хорошо, что и в этом случае я был не более чем сторонним наблюдателем, а точнее слушателем и узнал все подробности уже, можно сказать, постфактум.


На этот раз новая история нашла меня в гостях. Друг мой давнишний и по возрасту постарше захворал совсем. Лёжа дома даже хандрить стал… И вот братец его младший решил собрать друзей побольше и порадовать нашего Лёню такой себе вечеринкой. И вот в один из выходных я уже поворачивал руль, выезжая с основной дороги на проселочную, уверенно направляясь в гости.

Лёня всегда был мужиком мягким, но тютей не был, если честно. Просто предпочитал на властные просьбы-приказы жены молчать. Да и принятие решений чаще всего ему было в радость переложить на жену. Говорил что в молодости, когда мы еще знакомы не были, ему совсем худо было. Но ровно до того момента, пока сыночек у них не родился. Вот тогда любимая жена Лёни Лара решила, что хватит пытаться из своего мужа мужика делать, если всё это реально провернуть с сыном. А сынок их Артём вырос откровенным тютей. Жаль, что Лёня в свое время ничего сделать не смог в плане воспитания сына, может тогда бы и жизнь Артёма по-другому сложилась… А так… Поздний ребенок Артём в свои неполные 40 уже трижды говорил ДА в ЗАГСе, но так и не нашел своего семейного счастья. Точнее, по словам Лёни, это Лариса никак не могла рассмотреть сыновьего счастья в трех его женах, которых, к стати, сама ему и выбирала. Последнее о чем я знал – Артём в третий раз развелся не прожив в браке и года. Кто-то говорил, что сейчас у него появилась какая-то женщина, но, видимо, снова ненадолго.

Когда мы подъезжали к частому дому Лёни, машин у двора было столько, что припарковаться поближе к калитке не удалось. Мы проехались вперед по улице и кое-как смогли найти место. Обилие машин говорило только о том, что гуляночка намечается масштабная. Так и получилось. Мы с Томой достаточно быстро нашли Лару, поговорили (а точнее перекинулись парой фраз с Лёней) и были направлены к огромному фуршетному столу. Пока Тома болтала с кем-то из знакомых, у меня появилась возможность изучить присутствующих. Ну, или хотя бы, постараться понять что тут за общество. Как выяснилось, большинство друзей Лёни глубокие старики, которых привезли сюда дети или внуки. Они, в смысле дети и внуки, тоже были здесь, отчего во дворе дома Лёни казалось яблоку негде было упасть. Правильным решением было накрыть столы на улице.

Фуршетным стол был недолго, поскольку практически через час после нашего приезда у столов стали появляться стулья, на которые клали длинные доски, создавая тем самым лавочки. Почтенного возраста гости тут же стали занимать места, продолжая общаться друг с другом. Я отыскал взглядом человек 5 или 6 знакомых и твёрдо решил позже к ним подойти. Больше меня забавляло следить за Ларой, которая, как обычно, стремилась угодить всем и каждому, слегка наигранно ласково демонстрируя свою радость от происходящего. Привлекла мое внимание и женщина среднего возраста, которая больше хлопотала по хозяйству, если можно так сказать. Она подносила какие-то закуски и убирала пустые тарелки. Я даже не успел понять чем она привлекла, когда меня кто-то позвал.

— Иван Петрович! Вот кого рад видеть, так это Вас. Хорошо, что выбраться сумели. Папа точно будет рад не только видеть Вас, но и поговорить. Родители как вот тут в пригороде окопались, так и не виделись мы с Вами.

Я обернулся и улыбнулся, увидев Артёма. Радостно протянул ему руку для приветствия и улыбнулся.

— Вот встретил бы на улице, может и не узнал бы тебя. – С улыбкой пошутил я. – Мы ж с тобой сколько… Ах да! Целых года полтора не виделись.
— Да не уж-то? А мне казалось, что мы целую вечность не встречались. – Сказал Артём. – Ну что? Нравится Вам тут?
— А чего же не понравилось бы? – Снова пробегая взглядом по массе незнакомых людей, ответил я. – Кормят вкусно, хоть и мало. Папку твоего вон увидел. Так что всё нравится. А у тебя что нового?
— Жениться собрался! – С какой-то гордостью ответил Артём.
— Снова? – Не сдерживая улыбки, спросил я. – Мама снова выбрала и одобрила?
— Не поверите, Иван Петрович, сам в этот раз выбирал. А мама… Ну, можно сказать, что почти одобрила. – Ища взглядом в толпе кого-то, говорил Артём. – Вон она, Ида моя. Вон с подносом у стола.

Я почти даже не удивился, когда понял, что Артем говорил о той самой женщине, которая еще недавно привлекла мое внимание.

— Всего на 5 лет меня моложе. – Продолжил Артём, наблюдая за своей невестой. – Это повезло, что меня дождалась и раньше замуж ни за кого не выскочила.
— Ну, поздравляю тебя, Артём. – Похлопывая по плечу собеседника, сказал я. – Надеюсь твой четвертый раз будет успешным. Я в смысле про брак.

Не успел Артём что-то ответить, как его зычным голосом позвала мама. Лара, как коршун бросилась на сына и, что-то быстро говоря, потянула его за руку куда-то в гущу гостей. Я же двинулся к столу с целью присмотреть там еще что-то вкусненького и присесть. Не успел я пристроиться ближе к краю лавочки, как рядом оказалась Ида. Она ловко перекладывала какие-то закуски с блюда на блюдо, что-то добавляя и забирая пустую посуду.

— Может Вам помочь? – Спросил я, скорее больше по привычке, поскольку всегда помогаю Томе убираться со стола после гостей.
— Да что Вы?! – С улыбкой ответила Ида. – Вы же сюда отдыхать приехали. Вот и отдыхайте. А я тут…

Всё это Ида говорила не отрываясь от процесса пополнения блюд с закусками, которые стояли на столе. Почему-то я решил, что это мой шанс узнать хоть что-то о невесте Артёма. И упускать возможности, которая может больше и не подвернуться, я не хотел.

— Вы меня не так поняли. Я же не просто так помощь предлагаю. – С улыбкой, но напористо продолжил я.
— Не просто так? – Удивленно спросила Ида и посмотрела прямо на меня.
— Ага. Закусочки сильно маленькие… Дозы, так сказать, не мои. – Стал я говорить первое что пришло в голову. – А я надеялся, что посуду на кухню помогу отнести, а там чего-то и перехвачу, так сказать, вне очереди. А то тут за некоторыми гостями и успеть нельзя.

Я говорил хоть и с улыбкой, но весьма убедительно. В ответ Ида широко улыбнулась и кивнула головой в сторону дома, мол, «идёмте». Ну, понятное дело, меня два раза просить, а тем более уговаривать не пришлось. На кухне я любезно принял из рук Иды небольшую тарелку с самыми разными закусками и, оценив гору собравшихся больших блюд у мойки, предложил свою помощь в мытье посуды.

— А знаете, я не откажусь! – Неожиданно ответила Ида. – Я на блюда эти смотреть даже боюсь. Арендные они. Фирма, которая закуски готовила, посуду вот эту предоставила. Так я боюсь разбить…
— А не боитесь, что я разобью? – Улыбнувшись и уже подходя к мойке, спросил я.
— Главное, чтобы не я! – Захохотала Ида. – А то Лариса Геннадиевна меня потом, как луковицу, по слою почистит. А Вам вряд ли что-то будет.

Воспользовавшись возможностью, я стал сразу завязывать разговор. Сначала рассказал о наших встречах с Ларой и Лёней, потом искренне сказал о том, как переживаю за Артёма, который никак удачно жениться не может. В общем, минут так через 15 мы уже во всю общались как давние близкие друзья – я называл Иду на ТЫ, а она меня просто Петрович.

— Оно если с умом подойти, так мимо любых проблем пройти можно! – Уверенно ответила Ида, когда я спросил о том, как у нее складываются отношения с Ларой.
— Ну, судя по твоему тону, ты с умом подошла… – Как бы подталкивая к рассказу, ответил я.

Ида с какой-то хитрецой в глазах утвердительно кивнула. Потом оглянулась, будто убеждаясь, что ее никто кроме меня не услышит, и начала свой рассказ.

«Я же Артёма давно знаю, если можно так сказать. Не совсем лично сначала знакомы были, но слава о нём бежала впереди планеты всей. Я тогда на первый курс поступила, а он на пятый перешел, ну, в одном университете мы учились. Вот тогда наслушались мы историй об Артёме и его маме. Честно, Петрович, в молодости это так смешно было, что мама с каким-то студентом на военную кафедру ходит, на экзамены и вообще достаточно часто провожает в университет. Впервые я его увидела ближе к середине учебного года. Если честно, то думала что будет какой-то ботан или додик на вид, а Артём был вполне нормальным, я бы даже сказала среднестатистическим парнем, который ни в хорошую сторону, ни в плохую никак не выделялся среди одногруппников. Мы уже и университет заканчивали, а об Артёме всё ещё гуляли разговоры. Так сказать, передавали истории о нём из уст в уста.

Второй раз жизнь нас свела, когда Артём второй раз женился. Вот так случилось, что в качестве жены выбрал он, а точнее его мама, мою приятельницу. Встречались они тайком от друзей, поскольку Лариса Геннадиевна говорила, что «счастье любит тишину и не надо кому-то знать что у вас всё хорошо». Вот так только после получения приглашения на свадьбу я и узнала, что Маринка моя замуж выходит и узнала за кого.

Маринка тогда рассказывала, что нашла ее Лариса Геннадиевна через каких-то знакомых чьих-то знакомых. Сказали что Маринка девочка положительная и вполне подойдет Артёму. Сама Лариса Геннадиевна, прежде чем знакомить с потенциальной невестой сына, сама провела и знакомство и собеседование. Маринка говорила, что прямо тестирование было с таким посылом, как в пыточной. Лариса Геннадиевна с листочка читала бесконечное количество вопросов на самые разные темы, начиная с того какими детскими болезнями болела и заканчивая вопросами на эрудицию, типа сколько спутников и Марса.

Маринка всегда была девочкой забитой и домашней, поэтому кроме книг почти ничего и не видела. На все вопросы по эрудиции ответила сразу. Ну и, я так понимаю, отсутствие серьезные детских болезней позволило Ларисе Геннадиевне одобрить кандидатуру потенциальной невестки. Маринка рассказывала, что знакомство было официальное и даже какое-то формальное. Потом был целый месяц свиданий, если их так вообще можно назвать. Сначала они, как под конвоем, под неусыпным контролем мамы трижды посетили кинотеатр. А после, под присмотром Ларисы Геннадиевны, Артём с Маринкой побывали в кафе и еще где-то. Маринка даже понятия не имела, что это ненормально ходить на свидание вместе с мамой жениха. Она думала, что это наоборот хорошо – и жених приставать не будет и с будущей свекровью можно наладить контакт. Да и сам Артём относился к присутствию мамы на свиданиях как к чему-то обыденному и привычному.

В общем, одобрила Лариса Геннадиевна кандидатуру Маринки и сразу же понесли заявление в ЗАГС. Конечно же, тоже втроем. И в тот же день выяснилось, что обязательное условие есть – жить молодожены должны с родителями. Причем с родителями Артёма. Ну, Маринка против не была, как она рассказывала. Вроде и со свекровью контакт есть уже и так уж положено, что жена за мужем уходит в его дом.

Время до свадьбы жених и невеста встречались у Артёма дома за ужинами. Как говорила Лариса Геннадиевна, нечего больше деньги на киношки тратить, можно и дома посидеть. Так и происходило. Маринка с Артёмом ужинали в присутствии остальной семьи. Потом все вместе усаживались смотреть какие-то вечерние шоу по телевизору, а в 21.00 Артём с мамой отправлялись провожать Марину домой.

Настоящий ад, конечно же по словам Маринки, начался сразу после свадьбы. Маринка поняла, что никакого контакта со свекровью у нее и близко нет. Из Мариночки для Ларисы Геннадиевны она превратилась в Марину, а чаще всего просто в «безрукую растяпу» и «ничего не умеющую клушу». Как говорила Маринка, медовый месяц превратился в адский месяц, где почти 24/7 в ушах жужжал голос свекрови. Была у Маринки одна попытка пожаловаться мужу на его мать, но тот искренне удивился даже не поняв сути претензий и ответил «она же мама, она как лучше хочет!».

Маринка мечтала выйти замуж раз и на всю жизнь, поэтому с разводом не спешила. Тихо плакала в подушку, маме своей иногда жаловалась и продолжала терпеть нападки и практически прямые оскорбления свекрови. И, как и в случае с первым браком Артёма, всё закончилось за несколько неделю до первой годовщины свадьбы. Втроём они пошли подавать на развод и очень скоро Маринка с Артёмом были уже бывшими мужем и женой.

После этого Артёмка успел еще раз жениться и развестись и, как говорят, по тому же сценарию. Я шибко за судьбой Артёма не следила, просто так получилось, что пару лет назад стала снимать квартиру в соседнем подъезде. Артёма я тогда случайно увидела, и сразу узнала, Изменился он конечно, но я бы сказала, что в лучшую сторону… Прямо как-то возмужал что ли… Он меня, понятное дело, и помнить не должен, поэтому мы даже не здоровались в случайных встречах.

Квартиру снимать я стала зимой, а уже поздней весной ко мне стала присматриваться Лариса Геннадиевна. Я это сразу поняла и почувствовала. Не сразу сообразила почему я в такую немилость впала, а потом смекнула – всё это офисный дрескод. Как шубки и польтишки я сняла, так и стала похожа на ботаничку-библиатекаршу. А, как я уже поняла, такие вот образы – это для Ларисы Геннадиевны, как красная тряпка для быка. А этот же город для меня не родной… Вот как приехала учиться сюда, так и осталась и всё по съёмным квартирам. Хоть недавно и смогла уже стать небольшим начальником, а даже на машину себе пока не заработала. Потому вот всё ножками, ножками и как раз на виду у заинтересованной Ларисы Геннадиевны.


Вот так почти до середины лета было ощущение, что за мной беспрерывно следят. Хотя, уверена, что так оно и было. Стала я часто-часто сталкиваться вроде как случайно с Ларисой Геннадиевной. А если быть точнее, то это она организовывала такие вот случайные встречи со мной – то в ближайшем супермаркете, то у аптеки, то на остановке, то у мусорных баков. И такая нежная вся, обходительная… Первое время я даже еле смех сдерживала. А сама всё это, как игру какую-то воспринимала. Думала, что надоест Ларисе Геннадиевна и отстанет она от меня.

Честно, я даже отчасти замечать эту слежку и «случайные встречи» практически перестала, когда Лариса Геннадиевна решилась не просто на уже привычные «здрасте» и «как дела?», а на серьезный разговор. Буквально подкараулила меня у кассы в супермаркете ближайшем к дому.

— Идочка, деточка, какая удача, что я тебя встретила. – Начала, как обычно, наигранно и заискивающе Лариса Геннадиевна. – Набрала вон я добра полные сумки, а как донести даже не знаю. Думала сыночек встретит, а его на работе на кафедре задержали… Смотрю, а тут ты. Может поможешь по-соседски? А?
— А чего ж не помочь? – Ответила я, еле-еле скрывая улыбку.

Подхватив несколько вполне увесистых пакетов, я двинулась за Ларисой Геннадиевной. Она, кстати, домой совсем не торопилась. Находила повод то и дело останавливаться. И это при том, что мы и так плелись до дома, как черепахи. Но такое поведение Ларисы Геннадиевны меня не удивляло. Понимала же я к чему дело идет и к чему разговоры все эти. А собеседница моя никак не унималась – в красках, как бы между делом расписывала достоинства своего сына, и даже умудрялась где-то сделать комплимент мне. Не знай я ничего о Ларисе Геннадиевне, может быть и поверила бы каждому ее слову, да в случайность наших частых встреч. Но я-то знала с кем разговариваю. И тем более знала что от меня надо этой женщине.

И вот мы уже почти дошли до подъезда, где живет Лариса Геннадиевна, когда мне поступил вопрос, которого я никак не ожидала.

— А ты замуж-то хочешь? Что сама о браке думаешь? – Спросила Лариса Геннадиевна.
— Даже и не знаю… – Честно ответила я.
— А пора бы уже знать, голубушка. – Как-то особо мягко и без чрезмерного нажима продолжила Лариса Геннадиевна. – Тридцать четыре уже. На работе всё в порядке. Думаю, что карьеру ты уже построила, пора бы уже и о семье подумать, о детках… Тем более, что и достойные женихи есть.

Я только вопросительно посмотрела на собеседницу, удивляясь откуда она знает столько обо мне, ведь я о работе и даже о точном возрасте своем ничего ей не рассказывала. Но, потом я поняла, что разговор придется как-то и чем-то заканчивать, поэтому решила попытаться сменить тему.

— А не на сына ли своего намекаете, когда о завидных женихах говорите? – С улыбкой и глядя прямо в глаза собеседнице, спросила я.
— А если и на сына, так что тут плохого? – Оценив мою догадливость, радостно стала отвечать Лариса Геннадиевна. – Зачем ложная скромность, когда достоинств много. Правда? Я вот как считаю – когда есть чего хорошего сказать, так чего молчать? А? Молчать надо, когда хорошего нечего сказать.
— Во всём согласна с Вами, кроме одного. – Ставя сумки на лавочку у подъезда, сказала я. – Мне кажется, что прекрасный-распрекрасный сын сам должен себе жену выбрать. Или Вы не согласны?

На какое-то время Лариса Геннадиевна умолкла и задумалась, явно не ожидая такого поворота в разговоре. Молчала и я, готовясь как-то корректно попрощаться.

— А если тебя сын мой сам выберет, так что? – Нарушила тишину Лариса Геннадиевна.
— Что? – Непонимающе переспросила я.
— Ну, а вдруг он сам тебя выберет! – Настаивала на своём Лариса Геннадиевна.
— Ну, вот вдруг такое случится, тогда и будем об этом говорить. – С улыбкой сказала я и после этого стала прощаться.

И знаете, Петрович, на какое-то время я реально покой потеряла. Не отпускал меня никак вопрос о том, а хочу ли я замуж. Присмотрелась так к жизни своей, а ответа-то и нету никакого. Ухажёры у меня были только пока в ВУЗе училась, а потом… Потом может кто и оказывал знаки внимания, так я не замечала. Цель была – в городе этом остаться и по карьере продвинуться как можно быстрее. Не до женихов и свадеб было. Первое время из студенческого общежития в семейное перебралась. Туда как женихов водить? Потом работа, другая… Уже смогла позволить себе комнату снимать, потом квартиру. И вот после новой должности, которую недавно получила, побаловала себе аж двухкомнатной съемной квартирой в хорошем районе и недалеко от работы. А женихи, свадьба… Думала я думала, а потом решила, что действительно мне пора хотя бы допустить мысль о том, что пора ухажёрами обзаводиться. А там, если повезет, то и замуж.

И тут в моей жизни стал всё чаще появляться Артём. Видимо неслучайно устраивать случайные встречи у Артема с мамой – это семейное. В первую встречу мы, как бы случайно по-соседски просто познакомились, когда я мусор выносила. Потом якобы случайно встретились в транспорте, хотя мы с Артемом разными маршрутами ездим, потом в супермаркете увиделись…

Знаете, Петрович, к моменту, когда Артём меня на первое свидание позвал, мне уже самой этого хотелось. Артём, по сути, оказался достаточно милым и приятным мужчиной и мне очень хотелось с ним поближе познакомиться. Кто знает, может и искра бы пробежала потом… Поэтому, когда Артём предложил целенаправленно встретиться и погулять по парку, я чуть было сразу не согласилась на радостях. Прежде чем сказать ДА, я спросила «а мы вдвоем по парку погуляем?» и когда Артём утвердительно ответил – согласилась.

Радовало, что хотя бы в этот раз с нами точно не будет Ларисы Геннадиевны. Страшно представить как она пережила такое интимное свидание сына – днем в парке и он один с девушкой, но, как-то пережила. А за первым было второе и даже третье, а потом и четвертое свидание, которые проходили на удивление интересно и без участия мамы Артёма. Мне очень нравилось проводить время с Артёмом, да и он сам… Мне было более чем приятно его общество. Я даже ловила себя на мысли, что он именно тот человек, с которым я готова была бы просыпаться каждое утро.

Не прошло и месяца наших регулярных свиданий, когда Артём стал намекать на свадьбу. Мне кажется, что инициатива больше исходила от его мамы, так как самого Артёма и так всё устраивало – и наши официальные свидания и наши тайные встречи у меня в квартире, подальше от глаз Ларисы Геннадиевны. Но вот что ответить Артёму я не знала. Мне казалось, что не готова я еще к браку, как к таковому и мне хотелось еще больше узнать Артёма. А для этого нужно было хоть немного пожить вместе, посмотреть друг на друга в быту, так сказать. Вот когда в очередной раз жених мой на свадьбу намекнул, я ему уверенно так и сказала – замуж за тебя согласна, но сначала давай поживем вместе, присмотримся, притрёмся и т.д.

Артём тогда обещал подумать, но мне было понятно, что ему с мамой требуется проконсультироваться. Кстати, с тех пор на горизонте моей жизни со случайными встречами появился Артём, Ларису Геннадиевну я случайным образом перестала встречать вообще. Будто и не существовало ее. И вот, буквально через пару дней я была приглашена в гости на официально знакомство с родителями и обсуждение вопроса нашего с Артемом совместного проживания.

— Идочка, девочка моя, ты же понимаешь, что я не могу отпустить сына жить на съемной квартире, когда у него есть вот эта своя. – Начала Лариса Геннадиевна, когда мы сели за стол со сладостями и принялись пить чай.
— Вы против наших отношений с Артёмом? – Немного удивленно спросила я.
— Нет, что ты! – Испуганно стала оправдываться Лариса Геннадиевна. – Я всецело ЗА. Я просто о том, зачем вам в съемной притираться друг к другу, когда можно тут у нас. Так сказать под присмотром и в комфорте. Я вон, как хорошая хозяйка, столько добра нажила, всё под рукой есть. Ты пока к Артёму притираться будешь, я как раз на тебя посмотрю, оценю. Ну, Идочка, ты же понимаешь, что я, как мать не могу…

Тут Лариса Геннадиевна стала театрально закатывать глаза, вспоминать трёх предыдущих жён Артема и рассказывать какие они были криворукие и не хозяйственные. Вот тут я и подумала – «ну, начало-о-о-сь». Хотя, к чему-то подобному я была готова.

— Так вот. – Пытаясь подытожить свой спич, говорила Лариса Геннадиевна. – И денежки сэкономишь, если квартиру снимать не будешь, их, кстати, на свадьбу можно будет отложить. Ты же тоже работаешь, так что бюджет пополам поделим. Но, об этом потом. Я сейчас о том, что лучше вам с Артёмом у нас тут пожить. Ты же согласна?
— Как же с Вами можно не согласиться? – Стараясь говорить как можно более убедительнее, начала я. – Вы, Лариса Геннадиевна, вон сколько доводов привели. Как же спорить с ними. Квартиру съемную я, правда, еще на месяц всё же продлю. ВЫ уж извините, но если вдруг притереться у нас не получиться, мне надо знать, что есть куда вернуться. Итого, будет у меня 1,5 месяца почти. Если за это время у нас всё тут будет хорошо, то перестану квартиру снимать. Вы же, как умная женщина, понимаете что это правильно?
— Конечно правильно. – Расплылась в улыбке Лариса Геннадиевна услышав комплимент в свою сторону.
— А на счет того, что я криворукой окажусь, так тут я уверена проблем не будет. –Продолжила я заранее продуманную и приготовленную фразу. – Просто если я что не так делать буду и чего-то не умею, Вы ж меня научите?
— Конечно, Идочка, конечно, дорогая! Всему научу и всё что надо подправлю в умениях твоих. – Радостно отреагировала на такой мой вопрос Лариса Геннадиевна.
— Ну, тогда будем считать, что мы заключили с Вами соглашение. Прямо при свидетелях. – С этими словами я обвела взглядом присутствующих за столом, заглянув в глаза радостному Артёму и ожидавшему когда всё это закончится и всё время молчавшему Леониду Борисовичу.
— Будем считать, что договорились. – Торжественно резюмировала Лариса Геннадиевна.

Остаток вечера тогда прошёл в планировании моего переезда из соседнего подъезда и в озвучивании правил дома, в котором мне предстоит жить. Слушала я всё, что рассказывает Лариса Геннадиевна и в какой-то момент даже подумала – а надо мне это всё вообще? А потом прикинула так… А чем чёрт не шутит? А вдруг получится. Артём мне более чем симпатичен, вдруг всё получится у меня с ним. Но, выстроить линию поведения с будущей свекровью я всё же решила по своему усмотрению.

И вот, не откладывая в долгий ящик, переезд мой было решено организовывать в тот же день. Под чётким руководством и неусыпным взором Ларисы Геннадиевны мы переносили мои вещи и складывали их в специально отведенных местах. К концу дня мне уже казалось, что всё придумала Маринка, когда про свекровь рассказывала… Или, может быть, это Лариса Геннадиевна так изменилась сама со временем… Да что там душой кривить, я даже подумала, что это я такая особенная, что ко мне отношение не такое, как к предыдущим женам Артёма. Но… Рано я стала делать выводы.

Проявила себя Лариса Геннадиевна уже на следующий день. А точнее на следующее утро. Тогда только настало воскресенье и я планировала, как обычно в выходной, подольше понежиться в постели и не торопилась вставать. Артём мирно сопел рядом и я, проснувшись от непривычной возни у двери нашей спальни, невольно улыбнулась. И тут дверь тихо открылась и из-за нее показалась Лариса Геннадиевна.

— Ида-а-а-а-а! – Шёпотом и очень протяжно сказала Лариса Геннадиевна.

Я закрыла глаза, делая вид, что сплю.

— Ида-а-а-а-а-а-а-! Ты спишь что ли? – Снова громким шепотом произнесла Лариса Геннадиевна.

Я всё еще делала вид, что сплю, хотя через еле разомкнутые глаза пыталась наблюдать за будущей свекровью. Она, стараясь не сильно не шуметь, подошла к кровати с моей стороны и стала меня легонько расталкивать, ну, чтобы я проснулась.

— Идочка, 7.30 уже. Вставать пора. – Как-то наигранно ласково говорила Лариса Геннадиевна.

Я поняла, что вечно притворяться спящей у меня не получится. Настойчивость будущей свекрови говорила только о том, что она будет стоять тут пока не добьется своего – пока не разбудит меня.

— Ооой, Лариса Геннадиевна, это Вы… – Стараясь говорить сонно, произнесла я.
— Тихо ты! – Тут же громким шёпотом рявкнула Лариса Геннадиевна. – Артёмушку разбудишь! Пусть поспит еще, пока ты завтраком будешь заниматься. Давай, 10 минут тебе на сборы и жду на кухне.

После этих слов Лариса Геннадиевна не стала дожидаться моего ответа и так же максимально тихо вышла из комнаты, неплотно закрыв за собой дверь. Как бы мне не хотелось еще понежиться в кровати, а всё же пришлось вставать. Не могла же я себе позволить в первый день облажаться. Быстро сходила в ванную и отправилась на кухню, где получила задание делать сырники. Мол, Артём любит на завтрак сырники по выходным.

Только стала я творог перекладывать в мисочку, как тут же стала получать наставления.

— Не ту мисочку взяла, как ты перемешивать всё будешь? – Достаточно строго сказала Лариса Геннадиевна. – Бери ту, что побольше.

Я, не оборачивая к ней, улыбнулась. Поняла, что настал час для меня воплотить план, который давно был в голове.

— Лариса Геннадиевна. – Перестав улыбаться, сказала я, повернувшись к сидящей за столом собеседнице. – Мы же с Вами при свидетелях договорились о том, что я всё смогу, если научите. Может сейчас и попробуем? Вы же лучше знаете какие сырники Артём любит. Давайте Вы сделаете, а я поучусь.

Лариса Геннадиевна тут же вскочила со стула. Было видно, что она осталась довольна такой покорностью будущей невестки. Я же развернулась и вышла из кухни. Когда вернулась через пару минут, то буквально напоролась на ничего не понимающий и какой-то обиженных взгляд будущей свекрови.

— За блокнотом ходила. – Демонстрируя большой блокнот и ручку, сказала я. – Чтобы ничего не упустить, записывать буду.

Лариса Геннадиевна одобрительно кивнула и стала с подробными рассказами делать сырники. Ничего особенного в них было, но я с умным видом конспектировала всё, включая описание необходимой тары для смешивания.

По окончании готовки мне предстояло помыть посуду. Логично, что я никак не ожидала подвоха, но и тут Ларисе Геннадиевне было что мне сказать.

— Ты сколько моющего налила? Это же концентрат! – Почти кричала от возмущения она. – Буквально пару капель на губку и вспенивай, вспенивай, тогда на всё и хватит.

Я молча сполоснула и вытерла руки, а потом предложила Ларисе Геннадиевне самой вымыть посуду, показав мне как это делается. Ну, вроде как научив меня. И снова еле скрывая улыбку я прилежно всё конспектировала.

А дальше была уборка, загрузка белья в стиральную машину, развешивание выстиранного белья, глажка… Да, сами понимаете, Петрович, по поводу всех домашних дел у Ларисы Геннадиевны было какое-то своё виденье. И все дела она переделывала по сути сама. Но, делала она это с особым усердием, поскольку, вроде как, учила меня. А я только головой кивала и записывала.

Так прошла первая неделя. За эти дни я, кстати, так сама ничего и не сделала. Всё продолжалось по той же схеме. И вот настало следующее воскресенье. Уже привычным громким шёпотом меня разбудила будущая свекровь, позвав на кухню. Я уже догадывалась, что мне предстоит сырниками заниматься. У них это что-то вроде традиции такой. Лариса Геннадиевна снова уселась за столом и стала пристально на меня смотреть, так сказать, наблюдала. Я открыла свой блокнот с которым дома буквально не расставалась, нашла там записи про сырники и, сделав максимально умный вид, стала доставать нужную миску для смешивания.

— Я там изюм купила, так что сегодня с изюмом сырники будут. – Как-то небрежно бросила Лариса Геннадиевна.
— Как это с изюмом? – Стараясь скрыть улыбку, переспросила я. – С изюмом Вы не учили меня делать.

Лариса Геннадиевна аж побагровела.

— Ну, всё так же делать надо, только добавить изюма. – Стараясь не срываться, после паузы сказала она.
— Там же его как-то перебирать и запаривать надо. Да и сколько надо класть – это же только Вы знаете. – Снова еле сдерживая улыбку, с невинным видом сказала я.
— Ладно, смотри… – Сказала Лариса Геннадиевна, приступая к готовке.

За прошлую неделю я, кстати, посуду так ни разу и не мыла – просто не пришлось. К этому занятию будущая свекровь всегда привлекала Артёма. А тут сынок еще спит, посуда после жарки сырников осталась и, у меня появился шанс показать чему я научилась. Четко следуя инструкции я нанесла несколько капель на губку, хорошо вспенила моющее средство и стала натирать тарелки.

— Да что ты там возишь туда-сюда бесконечно! – Не выдержала Лариса Геннадиевна. – Три тарелки и миску ты полтора часа намывать будешь? Дай сюда! Смотри!

И она принялась достаточно быстро перетирать грязную посуду губкой.

— Лариса Геннадиевна, а вода же должна быть закрыта, когда посуду напениваем. У меня вот тут написано. – Указывая на записи в блокноте, стараясь не рассмеяться, сказала я. – А вы вон напениваете посуду, а вода из крана бежит. Так как правильно-то?
— Закрыта должна быть! – Рявкнула в ответ Лариса Геннадиевна. – Это я тебя проверяла – заметишь или нет.

И вот так мы прожили несколько месяева. Для меня это была не жизнь, а сплошной курорт. Я-то думала, что буду, как Золушка тут день и ночь работать по дому. А оказалось, что для того, чтобы меня научить, Лариса Геннадиевна сама бралась делать то одно, то другое. И, что удивительно, на все привычные домашние дела каждый раз были какие-то нюансы и добавления. Было ясно, что никаких единых правил нет, а те, которые будущая свекровь пытается устанавливать, она и сама не помнит или забывает. Вот и приходилось ей из раза в раз личным примером вразумлять меня неразумную. Было видно, что в душе бесится она, а сказать-то и нечего! Я не перечу, всё записываю и стараюсь сделать как лучше. Так что придраться не к чему.


А еще через какое-то время совместного проживания началась у нас генеральная уборка. Как сказала будущая свекровь – это плановая затея, так что перенести не получится. Кроме этого, она сообщила, что обычно делает генеральную уборку с сыном, но сегодня я буду помощница. А Артём с отцом, который снова себя неважно чувствует, отправится на прогулку воздухом подышать.

Я была не против наведения порядка, так как не вижу ничего сложного в домашней работе. Начиная с первого курса института жила одна, так что и уборки генеральные тоже делала одна. Была уверена, что Ларисой Геннадиевной мы справимся еще быстрее. Но, Петрович, вы понимаете, что и тут не обошлось без подвохов. И, скажу я Вам, это был переломный момент в наших отношениях с Ларисой Геннадиевной. Не буду утомлять Вас подробными подробностями, скажу только что всю эту запланированную уборку пришлось делать Ларисе Геннадиевне самой. Всё ей казалось, что то тряпку не так держу, то пыль не стой стороны вытираю, то не достаточно тщательно полироль наношу… В общем, к концу уборки мой блокнот пополнился парой десятков страниц записей, а Лариса Геннадиевна выглядела, как выжатый лимон. Было ощущение, что она вагонов 10 с углём вручную разгрузила. Я-то знала от Артёма, что обычно Лариса Геннадиевна вообще не касалась уборки генеральной, ее делали сын и муж. А когда мужу стало нездоровиться, все обязанности упали на Артёма. Но и спрос с него был небольшой – перед Пасхой на шкафах пыль вытереть, шторы с гардинами сначала снять, а потом чистые повесить, пылесосом по углам пройтись паутину пособирать, ну а дальше по стандарту – с видных мест пыль стереть, попылесосить и полы помыть.

Ну а тут Лариса Геннадиевна прямо размахнулась – решила и в шкафах уборку навести и библиотеку всю перешерстить и книги попротирать… Ну, Вы понимаете… Решила, что раз уже убирать, так по полной. Но, то ли силы не рассчитала, то ли кто его знает что… А далась ей эта уборка ой как нелегко! И ко мне претензий никаких. Я же от работы не отказывалась! Старательно всё делать пыталась. А она буквально то тряпку из рук вырывает со словами «дай покажу как надо», то снова с поучениями на личном примере.

Несколько дней после этого будущая свекровь меня не трогала. Мне по работе надо было кое-что сделать дома, так что я несколько вечеров была занята и фактически не занималась домашними делами. Видимо это время нужно было и Ларисе Геннадиевне, чтобы всё взвесить и проанализировать. И потом случилось точно чудо. Точнее, до моей будущей свекрови кажется что-то дошло. Первый звоночек был опять же в воскресенье, когда дошло дело до сырников. Поскольку я сама люблю сырники с цукатами, заранее я купила цукаты. Утром в воскресенье пошла на кухню. Лариса Геннадиевна уже была на своём боевом посту – на стуле у стола и буквально сверлила взглядом мою спину. Я взяла положенную мисочку для смешивания и стала подготавливать остальные продукты.

— Цукаты? – Удивленно спросила Лариса Геннадиевна. – Ты уверена?
— В том, смогу ли приготовить сырники с цукатами? – Стараясь скрыть улыбку, ответила я вопросом на вопрос.
— Ну… – Не зная что сказать, протянула моя будущая свекровь.
— Тогда у нас есть два варианта – или Вы показываете мне и учите как их правильно сделать или я всё же попробую сама, а Вы потом оцените.
— Делай! – Быстро и немного грубо ответила Лариса Геннадиевна и даже вышла из кухни.

Потом раз за разом история повторялась только уже не с сырниками. Теперь Ларисе Геннадиевне приходилось каждый раз выбирать – или снова делать всё самой, показывая мне как надо, или отстать от меня и позволить делать так, как я привыкла и умею. Будущая свекровь чётко выбрала второй вариант. Но ее буквально распирало от недовольства, которое она никак не могла выплеснуть. Придраться же не к чему было – и делаю всё что надо, и не безрукая… Вот это ее и бесило.

Вот еще спустя месяц, в очередной выходной, когда мы с Артёмом лежали в комнате и смотрели телевизор, Лариса Геннадиевна буквально ворвалась к нам без стука.

— Мне кажется нам пора поговорить. – Заявила решительно она и уселась на стул напротив кровати.
— Мам, случилось что-то? – Как-то обеспокоено спросил Антеем.
— Случилось. – Переводя взгляд то на меня, то на Артёма ответила Лариса Геннадиевна.
— Это хоть не по моей вине Вы в таком настроении? – Стараясь говорить как можно более наивно, спросила я. – Может я Ваших надежд не оправдала? Не достойна сына Вашего?
— Идочка, да что ты такое говоришь? – Запротестовал Артём.

К тому моменту я была уверена, что мы с Артёмом всё равно будем вместе. Как-то разговаривали на эту тему и решили, что даже если меня мама забракует, мы просто съедем на съемную квартиру. Ту, которую я снимала уже заняли, но Артём сказал, что если съедем, то явно подальше.

— Идочка, как ты можешь не подойти? – Продолжал говорить Артём. – Ты вон и на работе уважаемый человек, и хозяйка отличная и как жена мне… Пусть неофициальная, но жена же, если так можно сказать. Ни в какое сравнение с моими бывшими не идешь, это я тебе точно сказать могу. Правда, мам?

Лариса Геннадиевна молчала. Она явно была настроена не на такой разговор и точно не ожидала, что ее сын рассыплется в комплиментах мне. Глазки у нее забегали и она явно придумывала что бы сказать.

— Правда! – Кое-как выдавила из себя моя будущая свекровь.
— Вот и я о том. – Радостно и громко сказал Артём. – А я уже подумал, что если вдруг отбракуешь Идочку, так заберу ее и будем жить на съемной квартире.

Я так порадовалась, что в разговоре Артём задвинул это как свою идею, а не мою или нашу. Ларису Геннадиевну аж передернуло. Хоть к невесткам своим она относилась и не очень, но сына просто обожала. И уж с ним портить отношения точно не хотела. Понимала, что если он даже съехать готов, то потерять его может, причем навсегда. И вот несколько минут она собиралась с мыслями и решала как выкрутиться из этой ситуации.

— Так что хотела-то, мам? – Прервал ее размышления Артём.
— Да… Понимаешь… – Сбивчиво начала Лариса Геннадиевна. – Папка твой совсем плохой становится, сам знаешь…
— Что? Ему снова плохо? – Перепугался Артём.
— Не хуже чем обычно. – Всё еще медленно говорила Лариса Геннадиевна, соображая что придумать дальше. – Вот я и подумала…
— На природу ему надо! – Уверенно скал Артём. – На воздухе ему хорошо, а в коляске по лифтам каждый день – это настоящее испытание. Да и какой у нас тут воздух, считай центр города, одни газы выхлопные.
— Вот и я о том же! – Будто просияла Лариса Геннадиевна, которая, кажется, придумала куда повернуть разговор. – Я хотела спросить, справитесь ли вы тут без нас пару месяцев?
— В каком смысле? – Спросил Артём.
— В том смысле, что хочу попробовать Лёню вывезти на дачку. А там, если получится у нас с ним, да и если вы тут справляться будете, то и остались бы там пока. Всё же воздух свежий… – Как-то неуверенно и явно ожидая что мы не согласимся, сказала Лариса Геннадиевна.
— Ну, без Вашего участия нам конечно не так легко будет. – Решила вмешаться в разговор я. – Но мы оооочень постараемся справиться.
— Мам, да что тут и думать! Отцу точно будет лучше на природе. – Весело сказал Артём. – Идея отличная. И домик у нас для круглогодичной жизни там обустроен. А мы будем приезжать и продукты привозить…
— Ну, раз вы не против… – Только и смогла выдавить из себя Лариса Геннадиевна.

Не в ее характере было менять как-то свои мнения. Упёртая она. Хотя Вы, Петрович, думаю, и сами об этом знаете. Уже точно и пожелала о том, что вот спонтанно брякнула, а отступать некуда. А Артём, который очень любит отца, решил не отступать – вышел из комнаты, чтобы с мамой детали обсудить. Вернулся аж через пару часов и сказал, что в следующие выходные переезд будем организовывать.

Так и получилось. Машину наняли вещи перевезти. А на самой даче стали порядки наводить, чтобы для жизни подготовить. И снова перед Ларисой Геннадиевной выбор встал – или доверить мне прибираться как я умею, или самой показывать на примере. Уже привычно моя будущая свекровь выбрала первый вариант.

Это потом, уже когда мы после переезда вернулись с Артёмом домой, я узнала о чем они с мамой тогда говорили. Оказалось, что пыталась она ему рассказать, что я ему не пара, что лишняя я в их жизни. Но, видимо, предназначены мы друг другу с Артёмом Судьбой. Иначе как объяснить то, что ранее безропотно подчиняющийся маме сын сейчас выражал своё мнение и настаивал на нём. Вот и объяснил маме, что не стоит ставить его перед выбором – она или Ида. Так как его выбор может ой как удивить. А еще сказал, что хочет попробовать жить своей семьей. А уж если не получится или не понравится, то вот тогда и расстанется он со мной. Но это будет его и только его желание. Конечно, любви ко мне у Ларисы Геннадиевны это не прибавило, но и терять сына ей не хотелось. Поэтому, она решилась пожить на даче, хотя бы недолго. И, представляете, ей тут понравилось! В городе-то подруг у нее ни одной не было, а тут кумушек охочих до бесед вон сколько. Так что прошёл месяц, два, а она домой не торопилась… Да и у нас с Артёмом всё даже еще лучше стало, когда вдвоем остались. Вот так и обосновались они тут.

А когда стало понятно, что Леонид Борисович совсем плохой, Артём сказал, что жениться надо успеть, чтобы отец хоть свадьбу увидел. Вот так и заявление в ЗАГС подали, через месяц уже роспись. А брат Леонида Борисовича решил вот вечеринку эту устроить. Сказал, пока брат еще в сознании, пусть хоть друзьям старым порадуется…».

Ида буквально осеклась на полуслове, когда услышала, как кто-то подходит к кухне. Я уже давно перемыл все блюда и сидел за кухонным столом, периодически кладя в рот то одну, то другую закуску.

— Идочка, там тарталетки закончились… – С порога сказал Лариса Геннадиевна. – Ой, Петрович, ты тут? Сучилось что-то? Что-то не так?
— Да всё так, просто… – Только начал я.
— Вот, видишь, закусок нет, так гости сами за закусками на кухню пришли. – Сменив тон на более строгий, продолжила Лариса Геннадиевна.
— Я что-то не так делаю? – Удивленно спросила Ида. – Может Вы лучше справитесь?
— Идочка, ну что ты. Я же просто зашла сообщить, что закуски закончились. Вот сообщила и удаляюсь. – Натянуло улыбнувшись сказала Лариса Геннадиевна и спешно вышла из кухни.

Ида бросила взгляд на меня и улыбнулась, даже почти расхохоталась. После рассказа Иды мне было понятно всё, поэтому я уловил посыл своей собеседницы с полувзгляда. И тоже улыбнулся в ответ.

— Давай помогу донести закуски. – Сказал я, вставая со стула. – А то я уже наелся, а остальным тоже надо.
— А давайте. Раз уже взялись помогать, так помогайте до последнего! – Уверенно и с улыбкой сказала Ида.

***
Я не устаю говорить, что весь мир держится на мудрости женщин. Причем мудрость – она или есть или ее нет. Она не приходит с возрастом и ее вряд ли можно привить (ну, это сугубо мое мнение). И уж если она у кого есть, то человек этот, женщина эта может всё, что угодно, даже построить свое личное счастье там, где у других ничего не получилось. Видите, иногда женская мудрость даже мужчин поменять может, причем в лучшую сторону. Мой нижайший поклон всем мудрым женщинам.

История из личной коллекции Петровича на istorii-petrovicha.ru

Вы также можете насладиться:

5 1 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest

1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Елизавета Сергеевна
Елизавета Сергеевна
1 месяц назад

Я сама трижды свекровь. С двумя невестками никаких проблем нет. А вот третья, как гвоздь в заднице. Что бы я не делала, как бы не пыталась — нет контакта! Ну, раз двум я, как мама родная, а только одной нет, значит не во мне же проблема. Тут если невестка не захочет, никак хорошей свекровью не станешь! А эта невестка действительно молодец. Я бы к такой тоже, как к дрчке относилась.

1
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x