Есть у нас на микрорайоне небольшой магазинчик. Знаете, это из тех самых магазинчиков, которым было суждено выжить ещё с советских времён. И пусть район оброс уже кучей супермаркетов разных размеров, вот такие вот магазинчики, точно есть в разных частях города. Понятное дело, что со времён Союза он видоизменился, хотя и не очень сильно, разве что ассортиментом продукции. Но, спросом у жителей микрорайона он пользуется не меньше, чем маркеты.


Иногда мне кажется, что сюда заходят люди не за покупками даже (скупиться можно сегодня буквально на каждом углу), а за прямым общением с продавцом. Ну правда же, в маркете какое общение? Просто монотонное пробивание выбранного вами товара и всё! А вот в таких магазинчиках с банальным названием «Продукты» есть возможность вопросы позадавать, продавцу поулыбаться и т.д. Не могу сказать, что я туда часто захожу, но бывает это, можно сказать, регулярно. Например, идя просто за баночкой горошка не очень хочется отстаивать очередь на кассе в маркете, а тут в этом продуктовом всё быстро.

Много лет я захаживал сюда и одно время стал даже удивляться – периодически состав продавцов меняется, но только Таисия всегда тут, прям какая-то бессменная продавщица. А потом ненароком узнал, что она же и хозяйка этого магазинчика и дополнительно приторговывает за прилавком. Всего их там 4 человека – по две они работают неделя через неделю. Мы с Тасей всегда приветливо здоровались и перебрасывались парой общих фраз, но однажды нам удалось поговорить основательно и это стало поводом рассказать вам очередную историю из жизни.

Я стал замечать, что Тася улыбается как будто дежурно и как-то натянуто. Обычно веселушка и такая искренняя доброжелательная женщина, казалась теперь несчастной. Первый раз я списал это на плохое настроение или неприятности, но… В каждый свой приход в продуктовый Таси я отмечал, что женщина впадает во всё большее уныние… Не иначе как горе какое-то! Не могу сказать, что прямо искал повода разговорить женщину… Просто даже не знал что и как спросить, с чего начать… Но помог случай…

Скорее всего, живёт она где-то тут недалеко от меня и своего магазинчика (по крайней мере это логично, раз встретил я её даже в выходные в нашем небольшом парке возле дома. И вот я тогда возвращался домой с прогулки, а Тася сидит на одной из лавочек… Грустная такая… Не знаю, то ли мне очень хотелось пожалеть её, то ли распирало любопытство, но я подошёл и попросил разрешения присесть рядом. Сначала мы просто поболтали, вроде как, ни о чем… И, когда я понял что женщине надо выговориться, решил сообщить о своей готовности выслушать.


– Тасечка, а что это ты грустинку какую-то поймала? – Осторожно начал я. – Вроде и погодка шикарная, а ты вон вся расстроенная какая-то…
– Да кому какое дело до расстройства моего? – Спокойно отвечала Тася. – Покупателям-то что? Магазин работает? Работает! Продукты свежие? Свежие! А до личной жизни продавца кому какое дело? Никому! Мне же, как продавцу тоже нет дела до личной жизни покупателей…
– Знаешь, Тася, я в душу лезть не хочу, но… – Спокойно и аккуратно продолжил я. – Я очень хорошо умею слушать. А ещё у меня нет привычки осуждать и давать оценку поступкам. Вряд ли я смогу предложить тебе помощь, но вот своё внимание могу гарантировать. Говорю прямо – надо выговориться – говори… Времени у меня валом, так что выслушаю столько сколько надо.

До этого момента Тася только раз взглянула на меня, когда я подошел к лавочке, на которой она сидела. Всё остальное время она сидела, уткнувшись взглядом в землю перед собой. А после моей последней фразы, она подняла взгляд на меня и только сейчас я увидел сколько в нём грусти и даже какого-то отчаяния… было ощущение, что в свои 50 с небольшим лет эта женщина пережила огромное горе. Сейчас даже не верилось, что она ещё недавно была весёлой хохотушкой, излучающей позитив. А сейчас мы смотрели друг на друга чуть не с минуту, а потом Тася снова опустила глаза, но, тут же начала свой рассказ.

«Знаешь, Петрович, вот говорят же, что от судьбы никуда не деться… Если судьбой что предначертано, то так и будет… То ли за грехи мы расплачиваемся, то ли кто его знает от чего судьба такая у каждого, какая есть… Я думаю, что я за грехи свои расплачиваюсь, а точнее за грех…

Родилась я в шестидесятых и росла беззаботным ребёнком во всех смыслах этого слова. До тех пор, пока не умер отец мой, который любил меня больше жизни. Мне было тогда 14 лет. И вот всё что было с тех пор, всё как-то не так… И года не прошло, как мать привела в дом отчима. Её-то понять можно, тем более с высоты моего теперешнего опыта – тяжело женщине одной, тем более такой, как моя мама. Она же всю жизнь была за папой, так сказать, горя не знала… А отца моего не стало, как жить? Отчим совсем не был похож на моего папу – он был властным, грубым и несколько раз даже видела, как на маму замахивался. Потом, судя по следам на маминых руках, поняла, что не только замахивался. Но, мама всегда его оправдывала, так сказать, держалась за него.


Когда мне было почти 17 лет, отчим начал уделять мне определённые знаки внимания, особенно когда мы оставались вдвоём. Руки не распускал, но его взглядов и слов я стала побаиваться, да и, если честно, противно было. И так прошёл почти ещё год. А через пару месяцев после того, как мне 18 исполнилось… Случилось это на даче… Мама тогда в магазин вышла, а отчим решился добиться своего. Тогда же и первый раз поднял он на меня руку, да ещё и как поднял. Пригрозил после, чтобы матери не рассказывала. Может быть и справилась бы я тогда с этим кошмаром, если бы не выяснилось со временем, что я беременна…

Собственно, с этой новостью я и пришла тогда к матери. Всё рассказала, как есть и про то, что силой взял и про беременность… Мать смотрела на меня с ужасом и осуждением, но не поверила ни одному слову. Стала обвинять, что нагуляла я ребёнка, а на отчима, которого всегда недолюбливала, теперь напраслину навожу. Но, с мужем своим она поговорить-таки решилась, правда не сразу, а через несколько дней. Избил он тогда сначала мать, а потом и меня… Плакала я, отца вспоминала, детство… А когда утром отчим на работу ушёл, собрала я немного вещей, паспорт взяла и ушла из дома, оставив записку, чтобы не искали меня.

Ушла в никуда… Больше я маму и отчима никогда не видела и даже не знаю что с ними сейчас… даже не знаю живы ли. Некуда тогда идти мне было, совсем. Благо подруга приютила тогда на время. Она же и помогла с абортом, который я перенесла ужасно. Ребёнка-то мне хотелось, но не от этого чудовища. После аборта осложнения начались и… Ещё одна операция… А после выяснилось, что деток-то я иметь не смогу уже никогда. Вот тут впервые подумала, что судьба меня за грех мой наказывает.

Жить на что-то надо было и подружка, у которой я жила, устроила меня в этот самый магазинчик продавцом. Тогда в начале восьмидесятых научила меня подружка всему, что надо в торговле. Но, надо же было что-то и с жильём решать. Купить квартиру, как понимаешь, Петрович, без вариантов… Снимать – не потяну пока. И именно в этот период появляется у нас в магазинчике постоянный покупатель, видный такой, статный, красивый… Я даже было глаз на него положила, а однажды прям осеклась, после того, как он выпалил «молочка ребенку зашёл купить». Вот, думаю, женатый, занятый значит…




А он всё знаки внимания мне уделять продолжал. То шоколадку купит и тут же мне подарит, то улыбался, комплименты делал… А однажды – выхожу после смены, а он стоит под магазином. Говорит, мол, тебя жду, проводить хочу. Я было отнекиваться начала, мол с женатыми я ни-ни, а он тут же и говорит: «Нет жены. Ребёнок есть, а жены нет, вдовец я». Вот и позволила ему проводить меня, а потом ещё раз, и ещё и… Начали мы встречаться. Однажды домой привёл, а там правда – никакой жены, только малышка Полинка 2,5 года и мама моего нового ухажёра Паши…

Спустя пару месяцев состоялся у нас с Пашей разговор серьёзный. Он, вроде как, предложение пришёл делать мне, но сам говорит, мол, совместных нарожаем ещё детей, если Полинку примешь, как родную. Мол, плохо ей без мамы, а бабушка плохая совсем, не справляется с дитём. На его такую честность, я тоже честностью ответила, мол, приму как родную, так как своих иметь не смогу точно. Расписались мы срочно и переехала я к Паше, а потом и Полинку удочерила. Вот, думаю, знать судьба дала мне всё же с дитём понянькаться. Видать жизнь налаживается… А жизнь-то и правда наладилась вроде как – следующие десять лет были для меня, как рай… А потом наступили 90-е…

И тут вопрос даже не в том, что проблемы с деньгами, а… Пашка в больницу попал – ранили его очень сильно. Выплакала я тогда море слёз… Вроде как, и спасли его врачи, даже из реанимации в палату перевели, проведать разрешили…

– Тасенька, милая, – начал со мной разговор в палате Пашка, – пообещай, что когда меня не станет, Полинку не оставишь! Одна ты останешься у неё… Матери моей нет, а больше и родичей нет… Точнее есть, но какие это родичи…
– Пашка, да что ты такое говоришь?! – Запротестовала я. – Врачи говорят, что на поправку идёшь! Ты ещё правнуков дождёшься!
– Ты пообещай, Тасенька! Пообещай! – Не унимался Пашка. – Сейчас выжил, не значит, что в следующий раз выживу.
– Какой следующий раз? – Со слезами на глазах спросила я.
– Ты лучше вот что… Запомни… Если совсем тяжко будет, ты попробуй отца Полинкиного разыскать…
– Отца? – Я ужасно удивилась и даже думала, что муж бредит.
– Да, отца. – Спокойно отвечал Пашка. –  Мама Полинкина, да будет земля ей пухом, от мужа своего ушла с дитём… Точнее как ушла в роддом так к мужу и не вернулась просто и всё тут… А я пожалел, принял и даже ребёнка на меня записали… Кто же знал, что и года мама Полинкина не проживёт потом… Знаю, что со стороны матери у Полинки родичей нет, а вот отец есть у неё, если жив ещё. Ты фамилию имя отчество запомни, да и расскажу то, что о нём знаю и помню со слов Полинкиной мамы…




Я тогда была не просто в шоке, а даже в ужасе… Вот, думаю, надо же сколько бедной Полинке испытаний выпало на жизнь… Пашка на поправку пошёл, даже из больницы выписали его потом… Но, и месяца не прошло, как нашли его уже убитым… Так до сих пор и не знаю кто и за что… Да, тогда мало кто рвался разбираться. Мы же никто были, не шишки какие-то и не богатеи, чтобы давить на следствие. Вот так и остались мы с Полинкой вдвоём.

Тяжело было – не то слово. Помочь некому, а жить-то надо! Сколько раз тогда вспоминала слова Пашки, мол, будет тяжко – обратись к отцу Полинкиному, может поможет… Да так и не решалась. Но, видать, за каждой чёрной полосой снова белая начинается. Так было и у меня. Уж не спрашивай как, Петрович, а удалось мне магазинчик этот в собственность заполучить, правда лет немало прошло тогда со смерти Пашки. Но, после этого, вроде как, зажили мы с Полинкой. Делала я всё, чтобы дочка моя не нуждалась ни в чём… Даже в институт удалось её устроить хороший. А она девка выросла видная – от женихов отбоя не было буквально.

И вот в начале двухтысячных закончила учиться и замуж засобиралась. А я и не против была – парня себе хорошего выбрала, вроде как. Потому благословила я их и свадебку сыграли. Жили у нас. А что? Квартира трёхкомнатная, места всем хватит! А парень приезжий, тут без своего жилья… Да и уживались мы отлично – ничего не делили, не ругались. Вот уже и внуки пошли, тоже радость мне огромная.




А несколько лет назад слегла я в больничку… Всё, думаю, вот и помирать время пришло. Так сердце прихватило, что дохнуть не могла. Полинка, то и дело, прибегала проведать, внучата тоже забегали. Вот, думаю, самая пора с Полинкой поговорить… В очередной её приход, рассказала я ей правду всю о ней, о Пашке, о себе… Всё рассказала… И про отца родного… Так и говорю, мол, если со мной что случится, чтобы знала хоть что отец у тебя есть родной… Ты хоть деваха и взрослая уже, а всё же хоть родственники кровные есть, пусть знать будешь. Плакала я тогда прям крепко. А Полинка, как кремень – молчала…

Бог миловал тогда, прошла болячка моя, уже и домой выписалась. Но, отношения с Полинкой испортились. Один раз я не выдержала и спросила, мол, чего колючая вся стала такая и холодная? А она мне в ответ, мол, какое право имела столько лет правду скрывать? И прям злится вся, будто я ей в душу плюнула… Ну, думаю, такие новости пережить надо, а на это время требуется. Ждала и ждала, когда Полинка прежней станет. И вот почти три месяца назад домой возвращаюсь с работы, а Полинка на чемоданах сидит. Дома ни мужа, ни внуков… Только дочка и пара чемоданов. Я даже перепугалась, думала, что случилось что-то.

– Поговорить хочу, только быстро и без истерик, – начала Полинка.
– Говори… – Стараясь говорить спокойно, отвечала я.
– К отцу переезжаем мы, к моему отцу… – Без тени сожаления, продолжила Полинка. – Решение давно приняли, точнее на предложение отца родного давно согласилась, но, чтобы тебя не расстраивать, до последнего молчала… Вот вещи все перевезли уже, дети уже там… Муж сейчас приедет меня забрать с последними сумками…
– А чего молчала-то? – Пытаясь держать себя в руках и не расплакаться, спросила я.
– Ну, ты же тоже всю мою жизнь молчала! – Резко  ответила Полина. – Знай я раньше, что у меня такой отец и что примет… Может быть, у меня бы и жизнь по-другому сложилась…

Мы обе замолчали, а у меня в голове крутились события тех месяцев, которые были после моего признания Полине о том, что у неё есть отец. Я с ужасом осознала, что с тех пор дочка меня даже мамой ни разу не назвала… И как я раньше не замечала! Я не выдержала и расплакалась… Тихо… Без истерики… У меня просто покатились слезы и всё.




– Я же просила поговорить спокойно! – Серьёзно и строго сказала Полина.
– Извини, дочка, я сейчас успокоюсь, это от неожиданности… – Пытаясь взять себя в руки, сказала я. – А как же внучата, а ты… Мы хоть видеться будем? Куда вы хоть переезжаете? Может ты меня познакомишь с отцом своим?
– Знакомить не буду! – Тем же тоном продолжала Полина. – Папа удачно женат, детей у него нет, так что я единственная и буду точно самая любимая… Да и малышня без ума от нового места жительства – коттедж это тебе не душная трёшка далеко от центра города. А на счет видеться… Даже не знаю… Я об этом не думала ещё…

Мы снова замолчали и тут в двери позвонили… Это приехал Полинкин муж за ней… Он очень виновато взглянул на меня и отвёл глаза. Было видно, что ему как-то стыдно и неловко… Полинка попросила его взять сумки и спускаться к машине… А сама, сказав, что позвонит, не прощаясь ушла… С тех пор ждать начала – когда позвонит, что скажет… Месяц ждала, второй… Почти три месяца прошло и вот сегодня доченька моя позвонила…

– Я же в квартире прописана, как никак! Имею право на квадратные метры. – После сухого приветствия, начала Полинка. – Да и остальные мои семейные – все там прописаны… Давай по-доброму разменяемся! Ну, или продадим и деньгами поделим – мне всё равно…
– Доченька тебе денежки нужны? – Обеспокоенно спросила я. – Ты только скажи…
– Мне моё нужно, а не денежки… Денежек у меня теперь хватает… – Спокойно ответила Полина. – Подумай как поступим, а я тебе ещё перезвоню…


Вот, Петрович, сижу и думаю теперь, когда же моя Полиночка стала вот такой? Сказать честно, я сожалею, что у меня такая дочь, но видимо сама виновата я… То ли за аборт свой расплачиваюсь, потому вот на старости лет без детей и осталась, то ли правда не должна была столько лет молчать, а надо было Полинке про отца рассказать родного… Да что уже говорить об этом – времени-то не воротишь, что сделано, того уже не изменишь…».

– Тасенька, зато же все живы и здоровы! – Пытался приободрить я собеседницу, когда она закончила рассказ. – А я, глядя на тебя, подумал, что трагедия смертельная в семье…
– Да, живы и здоровы, слава Богу! – Взглянув на меня, немного улыбаясь, ответила Тася.
– Ты столько пережила, что это мелочи…. Разве нет? – Все ещё пытаясь подбодрить, продолжил я.
– Ну, смотря с чем сравнивать… – Ответила Таисия.

И тут у неё раздался звонок мобильного. Она взяла трубку с улыбкой и живо поговорила, искренне радуясь собеседнику.

– Внучка, старшая… – Всё еще улыбаясь, но положив трубку, сказала Тася. – Семнадцать лет девке… Так ко мне привязана… В гости хочет приехать, говорит, что соскучилась…
– Ну, вот видишь, Тасечка, а ты тут с грустным лицом… – Бодро подытожил я. – А жизнь-то продолжается!
– И то верно! – Уверенно ответила Тася. – Ладно, пойду я, к приезду внучки блинчиков напеку, она их любит ужасно, особенно с вареньем из крыжовника… Спасибо тебе, Петрович, что выслушал… Правда, полегчало… До встречи…


Мы попрощались и Таисия зашагала по аллее парка, а я всё сидел и смотрел ей вслед… Сколько же странных обстоятельств, нелепых совпадений и трудных ситуаций кроется в воспоминаниях и судьбах людей, которые нас окружают…

***

Говорят, что Бог не посылает нам испытаний, которых мы не можем выдержать… Не знаю, оправдывает ли происходящее Таисия тем, что по её мнению нагрешила с абортом или ей бумерангом вернулось то, что она сама когда-то ушла из дома… А на счёт Полины… Кто-то скажет, что гены у неё другие, а кто-то скажет, что всё от воспитания зависит… Да кто его знает что двигало Полиной, когда она поступила так, как поступила… А вы как думаете?

История из личной коллекции Петровича на istorii-petrovicha.ru.

Вы также можете насладиться:

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x