682 

Это в 20 лет кажется, что в сорок наступает старость. Потом в 40 кажется, что в 60 жизнь заканчивается… А вот когда тебе переваливает за 50, то приходит понимание, что жизнь только начинается. А что? Дети давно выросли и уже устроены, внуки самостоятельные, трудовой долг стране отдан и осталось только решить какой будет эта самая новая жизнь. Кто-то предпочитает проводить круглый год на даче, найдя отдушину в садово-огородных работах, кому-то комфортно просиживать дни за чтением книг или просмотром телевизора, а кто-то…

Из предисловия понятно, что сегодняшняя моя история из жизни будет о человеке почтенного возраста. Кира Львовна, а для своих просто Кирочка, точно знала как хочет встретить старость и чем будет заниматься после того, как выйдет на пенсию. Неисправимая оптимистка по жизни, она стойко пережила смерти своих трёх мужей, от каждого из них воспитала по сыну к своим 67 годам чувствовала себя великолепно – и физически и морально. Её невозможно было увидеть в компании соседок, судачащих о ком-то или обсуждающих политику. Свободное время Кирочка предпочитала проводить на танцах «Кому за…», в театрах, на выставках или в обществе интересных и импозантных преклонного возраста художников, музыкантов или бывших военных.

Живет Кирочка в соседнем дворе и, несмотря на то, что через её двор лежит мой путь к ближайшему магазинчику, встречаемся мы с ней не очень часто. Обычно она или скоро выпархивает из подъезда, спеша на очередную встречу или уставшая, но довольная возвращается с очередного мероприятия. И в том и в другом случае она привычно с улыбкой здоровается и на ходу посылает мне воздушный поцелуй. Из коротких встреч, которые у нас случались в последние годы где-то в магазине, я знал, что уже 7 лет Кирочка счастливо живёт одна, не желая менять свой уклад жизни. Именно 7 лет назад из города уехал её младший сын и теперь все трое детей с семьями жили достаточно далеко.

Как и любая бабушка, она отчасти скучала по своим внукам, которых у неё было уже пятеро, но не особо рьяно рвалась к общению, стараясь на навязывать своё общество сыновьям и их семьям. Правда было у неё своё правило – первые три дня недели были выделены для общения по скайпу. Звонили сыновья по старшинству – в понедельник старший, во вторник – средний, а в среду – младший. Объясняла это сама Кирочка так: «Это только бабушки, которые не любят своих внуков и не уважают собственных детей могут сделать традицией встречаться по выходным. А ничего, что дети ещё молоды и им хочется выходные провести с друзьями или просто побыть с семьёй? Да и вечер пятницы тоже такое время, что не до разговоров с родителями. Вот если хотят старики, чтобы дети и внуки их любили, надо просто им не мешать! Я вон раз в неделю всех увидела на экране монитора и мне спокойно и хорошо. А хотят позвонить сами, так в любой день позвонят. Мне же что главное? Знать что у них там всё в порядке! Знаю я об этом? Да! Так что я счастливая мама и бабушка. В их жизнь не лезу и своими проблемами не нагружаю.»

В гости к сыновьям Кирочка практически не ездит, списывая это на то, что терпеть не может поезда с их некомфортом. Зато минимум раз в год собирается вся семья у неё – на День рождения. По одному сыновья приезжают на годовщины смерти своих отцов, чтобы сходить на кладбище. Ну, а в остальном они видятся все только в скайпе, зато регулярно. Обычно на момент приезда родственников, Кирочка немного меняется – отменяет все свои встречи, откладывает на потом свидания с интересными мужчинами и играет такую себе роль примерной среднестатистической бабушки, которой её привыкли видеть дети и внуки ещё с тех времён, когда семья жила вместе. Как она говорит: «Самое страшное для меня то, что даже маникюр приходится смывать. Ну, я же по мнению внуков древняя, так что мне не положено глазки подводить и ноготки красить, особенно красным. У меня даже гардероб отдельный, которыё использую только когда сыновья с семьями приезжают. Никаких там любимых стразиков, декольте и обуви на каблучке – бабушкины халатики и тапочки на носочек. Ну, зачем мне расстраивать внучиков и деток? Мне же не сложно соответствовать, да и им спокойнее…»

Всегда, когда я пусть даже мельком видел Кирочку, у меня поднималось настроение. Ну, так и веяло от неё позитивом, жизнелюбием и какой-то уверенностью. Действительно становилось понятно, что ближе к 70 жизнь не только не заканчивается, но и может бить ключом, стоит только захотеть. Именно потому я был невероятно удивлен, когда однажды увидел Кирочку во дворе собственного дома, сидящую на лавочке у детской площадки. Была она, что называется, в бабушкином халатике, без привычного мейкапа, с ненакрашенными ноготками и… грустная… Обычно в таком виде она только встречала родичей и никогда не выходила на люди (ну, это с её слов), а тут… Стоит ли говорить, что пройти мимо я просто не мог. Путь мой лежал в магазин, сам я не торопился, времени было навалом, так что я просто не имел права оставить без внимания Кирочку, которая столько лет дарила мне мимолётные позитивы, а теперь сама нуждается в частичке позитивчика.

– Кирочка, добрейшего денечка. – Ещё не доходя до лавочки, поздоровался я с улыбкой.
– Добрейшего, добрейшего, Петрович… – Без малейшего намека на улыбку или позитив, ответила Кира.
– А ты что это тут? Воздухом дышишь? – Пытался я хоть с чего-то начать разговор, надеясь, что Кирочка всё сама расскажет.
– Дышу! – Бросив взгляд на окна своей квартиры, ответила Кирочка. – Свежий воздух же полезен бабушкам…
– Ну, свежий воздух он всем полезен. Тут не в возрасте дело… – Немного ободряюще продолжил я, решив присесть на лавочку рядом с Кирочкой.
– Ага, всем. Только те, кто так считают, сейчас вон в квартире, а бабушка воздухом дышит… – Всё тем же грустным и не свойственным для неё тоном, отвечала Кирочка.
– Ты если разговаривать не хочешь… Если я тебе помешал… –  Начал было я. – Так я могу и оставить тебя, если что…
– Посиди. – Перебив меня, ответила Кирочка. – А то я тут всего минут 15 сижу, а уже волком выть хочется. А мне заботливо предложено не менее часа воздухом дышать. Мы с тобой хоть поболтаем…
– Кирочка, но только не таким тоном. – С улыбкой и очень мягко сказал я. – А то я будто не с тобой разговариваю, а с кем-то другим. Не привык я тебя вот такой видеть. Или у тебя случилось что-то?
– Ну… Случилось… – Стараясь сменить тон, продолжала Кирочка. – Хотя ты прав! То, что случилось, по сути с кислой миной и не расскажешь! А то не интересно будет!

С последними словами Кирочка заулыбалась, а потом сделала небольшую паузу и даже слегка хохотнула. Глазки её снова заблестели, спинка выровнялась и снова от женщины повеяло тем знакомым, что я привык видеть и ощущать при каждой встрече. Задав мне несколько вопросов и убедившись, что я действительно никуда не спешу и у меня масса времени послушать ее историю, Кирочка уже в приподнятом настроении начала рассказывать.

«Я же женщина всегда была интересная. А с годами это не проходит, а только усиливается. Деток воспитала, образование дала, в жизни насколько смогла пристроила. Пришло время и для себя пожить. А то что за жизнь у меня была? В 18 замуж вышла, а с 19 лет уже пелёнки и распашонки… Первый муж художник был. Да, я конечно, музой его была, в любви, ласке и внимании, но с хлеба на воду перебивались, жизнь совместную с комнаты в коммуналке начинали… Потом с пятилетним дитём осталась одна, без работы, без денег… Только с подрамниками этими и остатками краски… Потом второй муж и через год второй сын… А к тридцати у меня уже третий муж и трое детей…

Ну да, квартиры получили, а легче-то не стало. Тянули сыновей, как могли. А потом спасибо 90-м. Кто-то вспоминает их с ужасом, а вот я с благодарностью. Наверное, не было бы 90-х, так и дети сейчас бы с протянутой рукой стояли, а не образованными людьми с достатком были. Ну, да, и баулов потягала на себе и в морозы по поездам и по рынкам… Зато всё смогла для будущего детей сделать… Да и мужу третьему спасибо, и поддерживал и не меньше меня впаивался… Вот так в суете всё и прошло… Сколько раз думала, что и до 50 не доживу с такими нервами и с такой молодостью, как у меня была… И в итоге что? Душа в душу с мужем прожили, все страшные и сложные года вместе… А вот как появилась возможность пожить для себя и в своё удовольствие, так и не стало его… Вот в следующем году будет десять лет уже, как нет его…

Но жизнь-то продолжается! Нет, замуж намерений нет у меня выйти, да и не было… Да и зачем? В нашем возрасте не про замужество думать надо же. Верно? Я вот даже и не представляла сколько в нашем городе активных пенсионеров… Ну, тех, кому за… Сколько людей интересных, интеллигентных, образованных… Тут тебе и профессура бывшая, и музыканты всех направлений и даже писатели средней руки… Одним словом – было бы желание, а с кем отдохнуть душой и пообщаться точно найдется… Раньше же для детей жила, всё для них… А как вот последний сын самостоятельным стал, так уже и помогать некому… Точнее повода помогать нет. Наоборот, сыночки мои меня считай на содержании держат. Сами там между собой решили так, а меня перед фактом поставили. Вот они ежемесячно мне на карту денежки сбрасывают. Мне столько и не потратить-то, но и отказывать не хочу – не хочется обижать деток своих. А там кто знает, вдруг им понадобится кому, а у меня есть, вот и верну обратно. А нет, так внукам будет наследство. У меня же надёжнее, чем в банке считай.

Нет, я оттуда чуть беру, чтобы показать сыновьям, что благодарна и пользуюсь. Я за эти денежки на концерты билеты покупаю. А одежду, бижутерию и прочее – это я за свои… Я тебе по секрету скажу, Петрович, я же и подрабатываю немного. Втихаря. Так, что и сыновья не знают даже. Да! Косметикой подторговываю. Ну там ничего криминального, косметика как косметика, просто продается только с рук. Просто если дети узнают, подумают, что нуждаюсь… А я же не нуждаюсь! Просто зачем мне без дела-то сидеть. Да и своя копеечка тоже не помешает.

Но я не про то даже рассказать тебе хочу. Случилась со мной интересная и даже отчасти смешная история из жизни. Хотя, начиналось всё безобидно и даже банально. Познакомилась я с Лёнечкой – художник от Бога! Чем-то на мужа моего первого похож… Ну, не внешне, а по манере писать… Мы оказывается знакомы были давно, да только не помнила я его. По его словам, мы в одной компании как-то праздник отмечали, когда я ещё за первым мужем замужем была… Но сколько лет с тех пор прошло, сколько лет… А тут на похоронах была, Егора Фомича провожали, талантливейшего поэта, хоть и непризнанного… Ну, я, как водится, при всём параде, пусть и скорбном чёрном – шляпка с вуалеткой, строгий наряд который у меня для таких случаев, туфельки лаковые, клатчик… И тут уже всех приглашают в микроавтобусы на поминки, как подходит ко мне Лёнечка. Ох и память у этих художников, скажу я тебе, Петрович. Сколько лет прошло, а узнал…

Ну мы слово за слово, вместе на поминки поехали, там проговорили с ним одним ну и решили, что хотим и дальше общаться. Телефонами обменялись и… Он меня с одной частью богемной жизни знакомил на всяких их капустниках творческих людей, а я облагораживала его досуг так, как сама привыкла… Правда мы чуть в неравных условиях с Лёнечкой – я-то одна живу, а Лёнечка мой с дочкой, которая после развода к нему переехала. До недавнего времени и внучка с ними жила, но внучка вот замуж вышла и съехала. Так что если встретиться в непогоду где и хотим, то только у меня… Ну не могу же я себе позволить чаи распивать под пристальным взглядом дочки Лёнечки.


Но мы отношениями нашими дорожим, хоть и в другую плоскость их переводить не планируем… В общем, год уже как мы встречаемся вот так, считай, как пара. Питаем, так сказать, друг друга духовной пищей. И тут как-то заговорили мы снова о творчестве, а я возьми и пожалуйся, что хоть за художником замужем и была, а ни одного портрета не успел моего написать… Говорю, мол, вон остальные своих муз в разных позах и ракурсах писали, а меня так никто и не отобразил и не увековечил в искусстве… Ну и давай рассказывать как бы я смотрелась на полотне не хуже, чем позирующие кому-то известному дамы. Скажу честно, я всё себя видела не только в роли кого-то скромного, как например на полотне “Спящая молодая женщина” Сомова. Не знаешь, Петрович? Ну, хотя бы “”Бахчисарайский фонтан”. Жёны Гирея у фонтана” Брюллова. Воооот, там всё скромненько, но в динамике… Но еще смолоду мне хотелось побыть такой себе развязной натурщицей. Я уверена, что без стыда бы позировала Лапченко для его картины “Сусанна, застигнутая старцами”, да что там говорить, я бы даже несколько раз позировала для всех персонажей полотна “Девичник в бане” для Журавлёва. Ну, Петрович, общую мысль ты понял, да?

Так вот то ли рассказывала я как-то смачно, то ли убедительна была, а получила от Лёнечки предложение попозировать ему! Ты представляешь? Да, так и сказал, мол, сама выбирай образ, который ближе и напишу тебя во всей красе… Я взяла пару дней подумать, пересмотрела все картины великих, смотрела какой поворот головы мне больше нравится, какой образ… Ну, кто его знает, хватит ли Лёнечку на несколько полотен. А если будет только одно, так должно быть просто высший класс во всём… В общем, решила я для такого образа, как “Русская Венера” Кустодиева я уже старовата телом, а вот для образа “Купальщица” Неффа в самый раз. Там всё вполоборота – и детям не стыдно будет потом показать и вообще…

В общем, на выходных, вот которые были, в театр мы сходили, а после обо всём договорились, мол в понедельник он ко мне приходит во второй половине дня, а я там уже всё подготовлю (антураж и себя) и буду ждать его с инструментами для творческой работы. Скажу честно, я так была возбуждена тем, что воплотится моя мечта давняя, что даже с воскресенья на понедельник почти не спала. Утром в порядок себя привела, припудрилась, диванчик свой задекорировала, простынь красивую новую взяла, чтобы прикрыться, рядом на столике журнальном поставила медный кувшинчик с вином, виноград… В общем, всё как хотела, так и сделала… И тут… Звонок в двери…

А я же уже придумала как встретить творца, как его сразу вдохновить и настроить… Выскочила, обмотавшись простынкой в прихожую ближе к двери, и через двери крикнула, мол, входите, открыто. А сама обратно в комнату, на диванчик, позу приняла, наготу прикрыла… Прислушиваюсь – разувается… Но, что-то как-то долго… Вот, думаю, Лёнечка скромный мой стесняется, как обычно. Ну и решила подбодрить и поторопить.

-Лёнечка, Вы не стесняйтесь, проходите. Я уже готова. – Стараясь говорить спокойно и приветливо, громко проговорила я.
– Бабушка?! – Услышала я голос со стороны двери в комнату.

Поворачиваю голову, а там мой внук старший Антон. Ты представляешь, Петрович, какой у меня шок был? Ко мне родичи мои все строго по расписанию приезжают, да и то я за месяц напоминать начинаю… А тут Антон! Он тут, а я в ТАКОМ виде… Ну, я решила горячку не пороть, как бы там ни было, а я дама взрослая, да еще и дома у себя… Спокойно встала, обматываясь простыней полностью, в руки себя взяла и нарушила тишину.

– Антоша, а ты тут как вообще? – Стараясь говорить как можно увереннее, спросила я.
– Да вот сюрприз хотел сделать, но спорный вопрос кто кому сюрприз сделал… – Всё также стоя на пороге в комнату, отвечал внук.
– А в честь чего сюрприз-то твой? Случилось что-то? – Усаживаясь на одно из кресел, спросила я.
– Да работу поменял я и вот сразу командировка, да еще и в твой город… Я даже от гостиницы отказался, думал у тебя погощу, вон в прихожей три пакета подарков тебе родители передали… А ты… – То ли осуждающе, то ли с разочарованием сказал Антон.
– А что я? – Невозмутимо спросила я.
– Ждешь кого-то? – Ответил вопросом на вопрос внук.
– Жду. Я вроде как девушка совершеннолетняя, а ты мне не отец, чтобы такие допросы устраивать… –  Ответила я с улыбкой. – А ты проходи, чего в дверях-то стоять?

Не успел Антон принять решение войти в комнату и было видно, что искал глазами куда бы присесть, как в двери снова позвонили. Понятное дело, что это был Лёнечка, я-то больше никого и не ждала. Антон то ли специально, то ли машинально пошел открывать двери, выходя, бросив на меня какой-то осуждающий взгляд.

Я слышала, как мужчины у порога здороваются. Была уверена, что Антон впустил гостя чисто из любопытства, чтобы посмотреть кого бабуля ждала в такой позе и в таком виде, в котором внуки да и дети её ни разу не видели – при косметике и всё такое. Через пару минут на пороге комнаты появился Лёнечка с абсолютно потерянным видом. Было видно, что ему хотелось уйти, что он не ожидал такого приема, что двери ему откроет незнакомый мужчина, а тут ещё и я, обмотанная только простынкой… Зато внук осмелел. Он уверенно зашёл в комнату, плюхнулся на соседнее от моего кресло и начал какой-то допрос.

– Ну, давайте знакомиться. Антон. Внук Киры Львовны. А Вы у нас кто? – Немного даже дерзко спросил Антон.
– Леонид Евгеньевич. Художник. Друг Вашей бабушки. Пришёл писать ее портрет. – Растерянно и нервничая, отвечал Лёнечка.
– Аааа, это у нас теперь так называется, да, бабушка? Картину писать? – Продолжал нагнетать Антон.
– Лёнечка, Вы проходите, присаживайтесь. Просто внука не ждала, сюрприз мне он сделал. Но у нас всё по плану, сейчас будем писать меня… –  Указывая рукой на большой мягкий стул, начала говорить я.
– Леонид Евгеньевич, а можно буквально пару вопросов? – Перебил меня внук.
– Конечно. – Уже сев на стул и боясь пошевелиться, ответил Лёнечка.
– Сколько Вам лет? Есть ли у Вас своя квартира и какие у Вас планы на счёт моей бабушки? – Бесцеремонно выпалил сразу ряд вопросов Антон.
– Так, это переходит уже все границы! – Вставая с кресла и достаточно резко сказала я, глядя на Антона. – Ты, Антоша, не забывайся. Ты у меня в гостях, так же как и Лёнечка! А я не позволю, чтобы моим гостям другие мои гости доставляли неудобства, особенно бестактными вопросами…
– Бабушка! Ты посмотри на себя! – Запротестовал Антон, тоже встав с кресла. – Ты на кого похожа? Ногти накрашены, макияжа тонна! Тебе лет-то сколько? Это тебе этот вот Пикассо голову вскружил? Я ехал в гости к своей домашней бабушке, а приехал к кому? К бабушке на выданье? Вот ты мне скажи?

В общем, Петрович, правдами-неправдами, а Лёнечка попросился уйти. Я его когда провожала к порогу, обещала позже позвонить и всё объяснить. А потом к Антону вернулась в комнату. Он был полон решимости выяснить куда делась привычная для него бабуля в бабушкиных халатах и тапочках и как так вышло, что теперь его бабушка всяких молодых дедов полуголая встречает. Любые попытки что-то объяснить не увенчались успехом. Антоша ничего не хотел слышать. Ему было удобнее думать, что я или с ума сошла на старости лет или что Лёнечка мой альфонс, который хотел меня ни с чем оставить…

И как итог, Антоша тут же позвонил своим родителям, в красках описывая не только увиденное, но и свои ощущения. Как выяснилось, старший сын потом позвонил братьям… В общем, через 2 дня у нас будет внеплановый семейный сбор. Будут пытаться понять не сошла ли с ума их бабушка… А вот до приезда всей родни я теперь как в карцере под присмотром Антоши. Ему наказали регулярно меня на прогулки отправлять, собственно вот как сейчас, следить, чтобы я не переутруждалась и всё такое…»

– Знаешь, Петрович, теперь я только надеюсь, что детей своих я воспитала лучше, чем они моих внуков, точнее Антошу. – Закончив рассказ, с улыбкой обратилась ко мне Кирочка. – Придётся, конечно, тайну свой двойной жизни открыть, но уверена, что дети поймут, причем поймут правильно и будут считаться с моим правом на личную жизнь… Причём такую, кокой я её хочу видеть.
– Обязательно поймут! – Ободряюще ответил я Кирочке. – Иначе и быть не может. Ты просто поубедительнее говори и фактов побольше. Один твой гардероб точно их убедит, стоит только шкаф открыть…
– Ну да, я тоже думаю, что всё устаканится. Осталось вот только карцер этот пережить, как стихийное бедствие. – Кивая в сторону окон своей квартиры, немного с грустинкой сказала Кирочка.
– А Лёнечка-то твой что? Вошёл в положение? – Не без любопытства спросил я.
– А что Лёнечка? Он ранимый, как и все настоящие творческие люди. – С тяжелым вздохом отвечала Кирочка. – Уверена, что травму моральную получил. Мы созвонились, я его успокоила, обещала, что при встрече всё более детально обсудим. Не расхотел встречаться со мной и то хорошо. А дальше – по обстоятельствам посмотрим. И не такое переживала, так что прорвёмся…

Не успела Кирочка закончить предложение, как из подъезда вышел крепкий молодой мужчина, который окликнул Кирочку и почти в приказном тоне позвал её в квартиру. Нехотя попрощавшись со мной, Кирочка послушно зашагала к подъезду и скрылась за большой железной дверью вслед за своим внуком.

***

Мне очень странно очередной раз осознавать, что нас, тех кому за **сят, воспринимают как людей, которые должны просто тихо доживать свой век, ожидая неизбежного перехода в мир иной… Да есть у нас еще и порох в пороховницах, и желание жить, и стремление исполнять свои мечты! Жалко, что поколение наших детей и внуков поймёт это только тогда, когда сами доживут до нашего теперешнего возраста… Но мы-то мудрее, мы постараемся оценить такую заботу о нас и терпеливо будем рассказывать о том, что 65+ это как вторая молодость…

История из личной коллекции Петровича на istorii-petrovicha.ru.

0 0 Проголосовать
Рейтинг истории

Вы также можете насладиться:

guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
0
Would love your thoughts, please comment.x
()
x