876 

То утро не предвещало ничего особенного в плане событий грядущего дня. Планы были обыденные – сделать необходимые покупки по списку, написанному женой, прогуляться, немного уделить время творчеству… Уже с увесистой сумкой с продуктами, я шел по местному рынку в ряды старьевщиков, которые никогда не обходил стороной… Меня всегда там интересовали книги… Старые, с желтыми страницами и какой-то своей такой интересной историей… Даже если у меня дома уже есть какое-то современное издание, я все равно пополнял свою такую импровизированную коллекцию старым томиком и по приходу домой с жадностью принимался перечитывать давно знакомое и понравившееся произведение…

Наклонившись над аккуратно выложенными на застеленной клеенкой земле книгами, я совсем не заметил, что рядом появился мой хороший приятель Лукьян. В действительно дружеских отношениях мы с ним как-то побывать то ли не успели, то ли не с умели, а вот приятелями были прекрасными, хоть и общение наше было только в случаях случайных встреч.

– Ну, конечно! Где я еще мог встретить старину Петровича, как не около макулатуры! – Достаточно громко и, как всегда, задорно начал Лукьян. – Ну, привет, дорогой, сколько лет, сколько зим…
– Кого я вижуууу! – Подавая руку для приветствия, радостно воскликнул я. – И действительно, что-то давно мы с тобой случайно не встречались…
– А ты тут по делам или гуляешь? – Пожимая мою руку, деловито спросил Лукьян.
– По делам справился, вроде как, – кивая в сторону сумки с продуктами, которую держал в левой руке, ответил я. – А вот теперь прогуливаюсь…
– А давай со мной! А? В гости? – Подмигивая, сказал Лукьян.
– К тебе? Или ко мне? – Деловито, но с улыбкой спросил я.
– К хорошему… Да что там – к уникальному по моим меркам человеку. – Эмоционально выпалил Лукьян.

Знаком с Лукьяном я уже несколько десятилетий и знаю одно – бесшабашный он и веселый человек, живущий одним днем. Его планы могут измениться уже через минуту после того, как появились… В его 60 с хвостиком он больше напоминал пятнадцатилетнего пацана, которого не заботят ежедневные проблемы и, казалось, не касаются никакие заботы. Предложи я ему сейчас рвануть в гости ко мне, он, скорее всего, тут же бы согласился, забыв о своем ко мне предложении. А вот я так не могу… Хоть и легкий я на подъем, но иногда вот такие спонтанные предложения могут заставить меня задуматься. И, если честно, уж очень заманчивым было предложение отправиться в гости к уникальному человеку.

– А я его знаю? – После небольшой паузы, спросил я.
– Пока нет! А я вот тебе шанс подкидываю и познакомиться, и узнать. – Хитро нажимал на меня Лукьян. – Так что? Поедем вместе?
– Оооо, еще и ехать надо… Далеко? – Не без удивления спросил я.
– Откровенно далеко. Машиной быстрее будет, чем своим ходом. Но оно того стоит… – Продолжал каким-то интересным тоном соблазнять меня Лукьян.
– А что… Планы у меня на сегодня такие, что и перенести могу… А когда едем? – Решился я всё же поддаться на соблазны приятеля.
– Да хоть сейчас. Вот только презентиков докуплю и можем выдвигаться… – Уверенно ответил Лукьян.

Мы условились, что я занесу домой продукты, переоденусь, схожу в гараж за машиной и встретимся мы через пару часов у моего дома. Еще больше Лукьян меня заинтриговал, когда почти вслед крикнул: «Если книг каких не жалко подарить – возьми с собой…». Дома, быстро все рассказав жене Томке, я начал собираться пока еще в непонятно какие гости… Прошелся взглядом по полкам с книгами и выбрал штук пять таких, которых у меня было больше, чем по экземпляру. За это время Тома собрала мне сумку со съестными презентами, в которые вошли лоточки с домашней едой и свежие пожаренные пирожки со сладкими начинками (успела хозяюшка моя приготовить, пока я по рынку ходил).

– Знаю я ваши гости с Лукьяном… Все разговоры будете разговаривать, а поесть и не поедите толком… – Вручая мне сумку со вкусностями, сказала Тома. – Там все свеженькое и столько, что на пятерых хватит и просто поесть, и для закуски, если что.
– Только когда вернусь – не знаю… – Честно ответил я. – Даже еще не знаю куда и едем…
– Ну, телефон-то с собой, если что – позвонишь… – Уже у порога сказала мне жена.

Ехали мы действительно далеко и долго. Всю дорогу Лукьян не умолкал, то и дело начиная рассказывать новые истории, которые приключились с ним за то время, пока мы не виделись. Он эмоционально жестикулировал, чем иногда мешал мне сосредоточится на дороге (я же за рулем). Но мои просьбы меньше мотылять руками забывались ровно в тот момент, когда приятель начинал рассказывать очередной оооочень эмоциональный эпизод из своей жизни… Мы уже съехали с трассы и какое-то время ехали по проселочным дорогам между полей и редких указателей в сторону сел с интересными названиями.

– Вот сейчас там за посадкой свернешь налево и, считай приехали… – Прервав свой монолог, сказал Лукьян, обращаясь ко мне.
– Ну, наконец-то… – С улыбкой сказал я.
– А кто тебе сказал, что мы на месте? – Весело и задорно спросил приятель. – Я только сказал, что приедем мы скоро, а потом еще пешочком… Там дальше машинка не проедет…

И действительно – за очередным поворотом дорога упиралась в лес и расходилась по нему пятью или шестью протоптанными тропинками. Взяв с собой вещи, которые предназначались для похода в гости, мы двинулись по одной из этих тропинок. Лукьян нес с собой два объемных пакета, а еще за плечами у него был старый, когда-то походный рюкзак. Через какое-то время, увидев на дереве привязанный крепким узлом полиэтиленовый пакет и узнав в нем свою метку, мой приятель скомандовал поворачивать с дорожки в чащу. И очень скоро мы оказались на поляне, в центре которой стоял достаточно большой, но старый сруб.

– Ну, вот и пришли… – Довольно сказал Лукьян и ускорил шаг.
– Ты так и не сказал к кому мы в гости приехали… – Рассматривая сруб и оборудованную возле него территорию, спросил я.
– Вот сейчас и узнаешь… – Вполголоса ответил приятель, а потом громко продолжил. – Фёдоооооор! Дома ты? Фёёёёдоооор!

Мы уже почти вплотную подошли к двери, когда она открылась и оттуда вылетела небольшая собачонка, которая принялась дружелюбно нас обнюхивать, виляя хвостом. А следом за ней на пороге появился мужчина в годах с длинной окладистой рыже-седой бородой, в кирзовых сапогах и заправленных в них широких штанах. Надевая на ходу рубашку, он остановился прямо в дверях.

– Оооо, Лукьяша, друг мой хороший! Приветствую! – Так и не успев застегнуть пуговицы на рубашке, протягивая руку для приветствия, доброжелательно сказал Фёдор.
– Привет и тебе, друг мой! – Пожимая руку в ответ, сказал Лукьян. – Знакомься, это Петрович, отличный мужик!
– Ну, заходите, чего у порога-то стоять? – Поприветствовавшись и со мной рукопожатием, сказал Фёдор, жестом приглашая нас в дом.

Внутри этот сруб казался еще больше, чем снаружи. Я успел заметить несколько дверей в комнаты, откуда вели еще двери. Внутри было достаточно светло, поскольку окна были чуть не в полстены. Вокруг было достаточно чистенько, хоть я и отметил, что женской руки тут явно не хватает. Лукьян, поставив пакеты и рюкзак на пол, стал вытаскивать из них всё, передавая из рук в руки Фёдору, каждой вещи приписывая полезные свойства, например, «вот тебе жилетку ватную привез, это чтобы в поясницу не поддувало», «а вот тебе целая банка смальца, домашнего, чтобы… ну и сапоги смазать и на хлебушек вкусно…». Одновременно с этим я вытаскивал привезенные продукты и блюда на стол. А, когда Лукьян закончил с презентацией свих подарков, я вручил Фёдору привезенные книги. Причем сделал это почему-то молча, без всяких презентаций… Странно, но как только мы вышли на поляну, где стоит этот дом, как только увидел я Фёдора… Мне почему-то не хотелось ничего говорить… Я будто попал в какой-то другой мир…

Фёдор искренне поблагодарил за каждый подарок и, сложив их пока горкой на полу, бегло окинул взглядом «накрытый» мною стол. Что-то буркнул себе под нос и с улыбкой стал открывать подпол, вход в который оказался в углу комнаты.

– А ты откуда его знаешь? Кто он вообще такой? – Не без любопытства спросил я шепотом Лукьяна, когда Фёдор скрылся в подполе.
– Да по грибы я тут ходил и заблудился… Думал, что пропаду, а тут Фёдор… Спас, вывел к людям… Он знаешь как лес знает? – Весело отвечал Лукьян, а я так и не понял – шутит он или говорит серьезно.

К обилию блюд на столе Фёдор добавил каких-то бочковых грибов, засоленное мясо и большую бутыль клюквенного то ли сока, то ли компота. За пол-литровой бутылочкой беленькой мы с аппетитом поглощали яства. Лукьян и Фёдор весело и оживленно общались о том о сём, то и дело задорно хохоча и хлопая друг друга по плечу. А меня по-прежнему не покидало чувство, что я в каком-то другом мире и не 21 век вовсе на дворе… Вдоволь наевшись, Лукьян сказал, что хочет прогуляться по лесу и стал вставать из-за стола.

– Пойду природой подышу… А то непонятно когда еще получится сюда вырваться… – Сказал Лукьян. – А ты вон Фёдор пока с Петровичем потрещи. И тебе не скучно, и мне хорошо.
– Ты только Полкана с собой возьми, он заблудиться не даст. – С улыбкой наказал Фёдор. – А то придется тебя потом искать-выискивать… Да и до темноты вертайся! Слышишь?
– Слышу, слышу… – Отвечал Лукьян. – Полкана возьму, до темноты вернусь…

После ухода Лукьяна, разговор у нас с Фёдором по началу не клеился… Ну, как не клеился – он был больше на допрос похож… У меня столько вопросов было: Как он тут без света обходится? Не боится ли, что скорая сюда не доедет, если что? Не страшно ли тут ночами? А не холодно ли зимой? Часто ли у него тут гости типа нас с Лукьяном? Фёдор улыбался на каждый мой вопрос и радостно принимался на него отвечать… А потом очень плавно разговор в формате вопрос-ответ перетек в рассказ Фёдора о его жизни.

«Вот ты меня всё спрашиваешь и спрашиваешь о чем-то таком… А вижу же, что вокруг да около ходишь… Любопытно же узнать как я тут оказался и чего отшельником живу. Верно? Да и если спросишь, так даже не знаю что и рассказать… Боюсь, что история из жизни моей получится жалобной какой-то… А я жаловаться не привык, да и не хочу… Так что слушай как есть, только не подумай что жалуюсь…

Родился я в аккурат после войны… В конце мая… Отца своего не помню, так как на войне сгинул, а когда было мне 9 лет, так и матери не стало… За мамку мне сестра старшая была, которой тогда уже 19 лет было. Жили мы в селе… Хата своя, хозяйство небольшое… А у меня страсть с детства к механизмам всяким была… Вот как восьмилетку закончил, так и в техникум засобирался… Даже там говорили, что рукастый я… Как диплом получил, уже было и домой засобирался в село, так меня на завод сманили… Взял время подумать, домой съездить… А сестра и говорит мне тогда, мол, что и думать – работай себе, всяко помощь будет… А на сестре моей тогда еще двое младших ребетят было – мои брат и сестра, школьники еще…

Вот так и остался я на заводе работать… В общежитие меня поселили, а потом и комнатку дали… Сестра всё говорила, мол, жениться тебе пора, мол, ищи себе девушку, а то так сам и останешься… И вот нашел… Поженились мы, квартирку получили и вот считай совсем я городским стал… Мастером меня в цехе сделали, сын у меня родился… Казалось бы, живи да радуйся… Да видать радость не долгая она… Жена моя другого полюбила… Прихожу раз домой, а она на чемоданах сидит… Разговор, мол к тебе, Федя, серьезный… Устала, мол, врать… И сын не от тебя и люблю другого… Забеременела я от женатого, да не знала что и делать… А сейчас вдовец он стал и нас сыном к себе позвал… Так что ухожу я… И сына забираю… Не ищи, не пиши и не звони…

Попереживал я попереживал, да и снова послушал сестрицу – другую себе женщину нашел… Мне 35, ей 30… Видная такая… Сама с двумя детьми 5 и 6 лет без крыши над головой… Любил ли ее – нет, наверное… Скорее пожалел, чем любил… Расписались, да и жить стали вместе… А через 5 лет ушла она… К другому… Муж ее бывший, дети от которого, из тюрьмы вышел… Наплел ей про любовь всякую и… Ушла…

Мне уже почти 45 было, когда появилась у меня еще одна женщина… О таких говорят – её можно ждать всю жизнь, главное встретить… На кладбище мы познакомились, на похоронах… Она 2 года как мужа с сыном похоронила, а до сих пор траур носила… Вот после похорон общего друга общаться мы с ней начали… А скоро и сошлись… Одногодки мы были… О детях общих уже и разговора не было, всё больше с чужими игрались, когда в гости приходили… А кто-то из друзей заместо лагеря к нам с Наденькой своих присылал сыночка или дочку – вроде как под присмотром они, а сами родители свободны.

Десять лет прожили мы душа в душа… Я от счастья надышаться не мог… Уже и пенсия на носу, всё вечерами мы мечтали как потом в деревеньку какую-то переедем… Как курочек десяток заведем с петушком, как я на рыбалочку ходить буду, а она мне рыбку будет чистить и жарить… А потом… То ли горя выпало много на долю Наденьки моей, то ли жизнь у нее была тяжелая… Просто по телефону разговаривала и…  Инсульт… Речь парализовало полностью… Я с ней, как с дитём малым днем и ночью… Как с куколкой с ней обращался… И все целовал в ручки и приговаривал, мол, выздоровеешь, любушка моя, обязательно… И домик купим мы с тобой и курочек…

А потом угасать она начала, что называется не по дням, а по часам… Неоперабельный рак… И сказать же не может что болит-то у нее, а по глазам вижу – мучается… Ночами вскрикивает… Я ее успокою, а сам к стене отвернусь и плачу… Только и говорю шепотом, мол, лучше бы я страдал, чем Наденька моя… А она все чахла и чахла… И знаешь, Петрович, что самое интересное – любила меня до последнего вздоха… Боль в глазах, страх, а с такой нежностью в мои глаза смотрела… Последние недели так иссохла, что я ее на руках уже носил… На улицу, воздухом подышать, в ванную – она под душиком любила посидеть… А потом… Это была самая спокойная ночь… Я не спал… Слышал только ее неровное дыхание и в полумраке комнаты видел, как вздымается ее высохшая грудь под одеялом… А потом эти ужасные всхрипы… Это невозможно забыть… Сколько лет прошло, а я страшнее звуков и не слышал… Даже звери дикие и то не так страшно рычат… Захрипела моя Наденька, выгнулась в спине, а потом так жадно воздух хватала, хватала, будто надышаться не может и… Я глаза ей закрыл, за руку взял и до утра плакал, разговаривал с ней будто живая она… В любви признавался, говорил что встретимся мы с ней на небе еще…

А потом всё только вспышками… Похороны, девять дней, сорок дней… Еще и года не прошло тогда, как Наденьку я схоронил, а жизнь моя тошной мне стала… И не живу я вроде, а существую… Лишний раз из дому выходить не хочется… Друзей сторониться даже стал… Вот и подумал, а чего ждать-то пока с Наденькой ТАМ встретимся, если можно и ускорить встречу… Только хоронить меня-то некому… Никого уже из родичей и нет, даже младших моих брата и сестры… Взял я тогда веревку с собой, сел на пригородном автовокзале в первый попавшийся автобус и поехал до конечной…

Вышел, спросил где лес тут ближайший, да и отправился в указанном направлении… Забрел я тогда в этот самый лес… И сомнений не было, и страха… Только так подумал: «Чего ж это я у дороги-то вешаться буду? Люди с сел окрестных как увидят – неприятно! Надо подальше зайти… А еще лучше – полянку такую красивую найти, чтобы перед смертью хоть красотой природы насладиться…». Вот так и брел, брел не разбирая дороги… И уже, вроде как полянку отыскал такую, что по нраву… Узел на веревке навязал, к дереву у которого пенек подошел и давай пытаться через ветку веревку перекинуть… Раз кинул – не получилось, второй – не получилось… А тут голос чей-то…

– Эй, ты чё это тут в лесу моем удумал? А? – Голос раздавался издали и эхом разносился по лесу. – А ну стой где стоишь и не двигайся.
– Не подходи! – Крикнул я непонятно кому, даже не пытаясь отыскать глазами кто ко мне обращается. – Не твое это дело!

Я успел сделать еще одну попытку забросить веревку на ветку, когда возле меня появился небольшого роста запыхавшийся старичок с ружьем за спиной. Поговорить пытался, а как увидел что я удумал – отговорить… Да всё без толку… Решил же твердо я, так что кто отговорит?

– Раз твердо решил, – сказал старичок, – так и сделаешь! Только чего сегодня-то? Мы ж с тобой даже не познакомились!
– А с чего мне с тобой знакомиться? – Удивленно тогда спросил я.
– Ну, как же!? – Возмутился старичок. – Лесник я, а ты, вроде как, в моем лесу… Лес, как дом мне… А раз ты в дом пришел, так не плохо бы представиться, да хозяина уважить разговорами…

Вот так впервые я в дом этот и попал… Жил тут когда-то лесник и просто замечательный мужик Илья Лукич. Вот если есть выражение «с того света вытащить», то именно это и сделал со мной Илья Лукич… Накормил, напоил, поговорил, спать уложил… А утром проснулся, как заново родился… Птички поют, ветер в деревьях шумит… Рай, а не место… А Лукич давай меня премудростям жизни в лесу учить… Как охотиться, какие грибы-ягоды собирать, как на зиму хранить… Я на тот момент уже 57 лет как прожил, а за всю жизнь столько не узнал, сколько от Лукича…

Вот и стали мы тут с ним вдвоем жить… Пока Лукич жив был, так он в село захаживал, то хлеба взять, то спичек… А мне и людей видеть не хотелось, так вот я с природой сроднился… А потом начали охотники заезжать в лес этот, модно, говорят, охотиться стало… Да и с окрестных сел бабы знают меня – ходят грибов взять и ягод, а то и трав каких от болезней всяких… Редко, но ходят… А я, что есть у меня, так меняю на то, что надо – одёжу там разную, муку да сало… А что, мне много что ли надо? Свечи и те сам делаю… У меня же тут в леске и пасека небольшая своя… Так вот я считай лет двадцать из лесу и не выбирался… Зато гостей у себя встречаю с радостью… Особенно тех, кто с книгами ко мне приходит… Ох люблю я это дело… Да и мне всё равно какую книгу читать – лишь бы читать… А ты вон уважил, целых пять штук привез…».

Я даже не заметил, что солнце уже стало катиться к закату. Понял я это, выглянув в окно, услышав звонкий лай Полкана.

– О, Лукьян вернулся. – Вставая из-за стола, сказал Фёдор. – Я вам сейчас с собой медку дам, настоящего… Вы в городе такого и не купите…
– Вот это да! Как тут время летит быстро на природе… – Сказал я, доставая телефон, чтобы позвонить жене, сказать, что со мной всё в порядке.
– Не берут тут телефоны ваши… Говорю же – РАЙ тут… Природа и больше ничего! – Уже отливая мед в небольшие баночки, сказал Фёдор.
– Привет честной компании! – Широко отворяя двери и заходя в дом, сказал Лукьян. – Ну что, Петрович, поехали домой? А то как стемнеет совсем, так я и дорогу не разберу… А из нас двоих только я знаю куда ехать…

Мне почему-то совсем не хотелось и уезжать, и заканчивать разговоры с Фёдором… Все было как-то душевно тут, по-настоящему… Сам Фёдор проводил нас через лес до протоптанной тропки, по которой мы очень быстро вышли к машине. Дорога домой мне показалась более быстрой, чем когда мы ехали в гости… По пути я позвонил Томке, как только увидел, что появилась связь, и слушал рассказы Лукьяна о том, как они с Полканом гуляли по лесу… С какой-то грустью я выруливал с трассы на городские улицы… Но, грела меня только одна мысль – Фёдор разрешил приезжать в гости тогда, когда захочется, причем можно не одному и даже с ночевкой… А значит, с этим волшебным местом и этим удивительным человеком я не прощался, а говорил до свидания.

***

Даже не представляю что было бы, если на предложение Лукьяна съездить в гости я бы ответил НЕТ. Как минимум – у меня бы не было такой удивительной личной истории о знакомстве в коллекцию, а, как максимум – я бы никогда не узнал о Фёдоре, его истории и образе жизни сейчас…

История из личной коллекции Петровича на istorii-petrovicha.ru

0 0 Проголосовать
Рейтинг истории

Вы также можете насладиться:

guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
0
Would love your thoughts, please comment.x
()
x