52 

Знаете, наверное, у каждого есть такие родственники, которых можно назвать седьмая вода на киселе. Уже мало кто помнит в каком родстве кто кому приходится и видимся с такими родственниками только по большим праздникам и на похоронах. В нашей семье такие очень дальние родственники тоже имеются. Когда они объявились спустя несколько десятков лет, прошедших без общения, мы с женой Томой даже стали вспоминать по чьей стороне эти родичи и кем мы им приходимся. Сойдясь на том, что это дочери моего крёстного, причем не родные, а падчерицы, то есть дочки жены от третьего брака, мы решили больше не лезть в дебри генеалогического древа.

Итак, как стало уже понятно, после многих лет, за которые мы не поддерживали отношения, позвонила нам Варя, приглашая на свадьбу. Говорила она как-то сбивчиво и особо без подробностей. Всё, что её интересовало – приедем ли мы, сколько нас будет (сами приедем или с сыном и внуками) и готовы ли мы, если что, в качестве подарка преподнести деньги. В процессе разговора по телефону, я перекинулся с женой вопросительными взглядами и, получив утвердительный кивок, заверил Варю, что в назначенный день мы будем. Сообщил, что нас будет двое (я и Тома) и что подарим мы обязательно деньги. Воодушевленная ответом Варя стала радостно благодарить, рассказывая, что деньги пойдут на расширение хозяйства и что-то ещё. В итоге я чётко понял только одно – у кого-то будет свадьба и нам туда отправляться через месяц.

В назначенный день мы уже ехали в своей машине глубоко в область, пытаясь вспомнить как добраться до наших родственников. В дороге мы с женой предались воспоминаниям. Вспомнили моего крёстного, которого уже нет на этом свете, его трёх жён, причём особенно совместную жизнь с третьей (Маргаритой). Там такая история была интересная. Он ушёл от второй жены, оставив ей всё и взяв с собой, как говорится, только зубную щётку. Переехал к третьей жене в частный сектор. Прожили они вместе что-то около 9 лет, а потом решили разводиться. Две дочки Маргариты (Варвара и Кристина) разошлись во мнениях о том, кто из родителей прав, а кто виноват. И, несмотря на то, что мой крёстный не родной их отец, Кристина приняла его сторону. А Варя защищала маму. Как итог – дом разделили чётко поровну, сделали отдельные входы и Варя осталась жить с мамой, а Кристина с отчимом. Самое парадоксальное, что совместное хозяйство, которое они вели, продолжили вести вместе. А хозяйство – это коровы, свиньи, индюки и кур без счёта.

Помню, как мы отгуляли свадьбу старшей Варе, выдав её замуж за Костика. А через 2 года уже отдавали замуж Кристину, крича «горько» ей и её мужу Вове. Сейчас им где-то под пятьдесят уже, а в последний раз мы виделись на похоронах моего крёстного. И вот, как взрыв из прошлого, мы снова едем туда, где не были много лет и, если честно, даже не понимаем к кому именно на свадьбу. Из всех возможных вариантов мы с Томой решили, что женится Варин сын Егор или Кристинина дочь Настя.

Конечно же, как и следовало ожидать, мы немного заблудились. Поскольку точный адрес не помнили, навигатор настроить не могли, поэтому искали адрес по воспоминаниям и почти что по наитию. Добрались мы на место тогда, когда молодые уже уехали на роспись. Оставшиеся на хозяйстве друзья или какие-то родственники так и сказали: «Вы буквально чуть-чуть разминулись. Минут 10 как отъехали они. Если хотите, то и догнать можете. Или уже тут ждите, пока на застолье приедут.». Помня как петляли в поисках нужного дома, мы с женой не рискнули играть в догоняйки со свадебным кортежем, приняв решение ждать виновников торжества тут. Постеснялись мы и спросить кто молодожены. Ну, как бы это выглядело? Приехали на свадьбу и не знаем к кому? Тома предложила свою помощь в сервировке стола и, подмигнув мне, удалилась, сказав: «может между делом пойму кто же там женится и замуж выходит».

Судя по столу, накрытому во дворе, гостей ожидалось не очень много. У стола суетилось 4 женщины, которые то и дело носили из дома какие-то блюда и подносы. Причем яства носили с обоих входов дома (входов хоть и два, но выходят они на общий двор). Даже не знаю сколько прошло времени, когда послышались клаксоны автомобилей. «Едууууууут!» крикнула одна из женщин и, на ходу снимая с себя фартук, отправилась к калитке.

Мы тоже с Томой стояли недалеко от калитки, провожая взглядом входящих гостей, среди которых, кстати, не было ни одного знакомого лица. Мы ждали кого-то в белом свадебном платье, чтобы понять, кто же всё-таки невеста, её-то не узнать на свадьбе невозможно. Среди потока немногочисленных гостей, показалась нарядная Варя, которая, завидев нас с Томой, решительно зашагала в нашу сторону.

– Какие людиии! – Радостно сказала Варя. – Молодцы что смогли приехать.
– Привет-привет. – Чмокая Варю в щёку, сказал я. – Так ты мне скажи, кто брачуется-то?
– Как кто? – Удивленно ответила вопросом на вопрос Варя. – Мы с Кристинкой!

Не успели мы с Томой обменяться вопросительными взглядами и задать еще вопросы, как Кристина скомандовала всем рассаживаться за стол. Она в приказном тоне «рекомендовала» всем рассаживаться на свои места, говоря, что «С утра жрать хочется. Свадьба-свадьбой, а застолье никто не отменял». Варя чмокнула Тому и быстро побежала за стол. Пока мы с Томой уселись, во главе стола, традиционно поставленного буквой П расселись Варя, Кристина, Вова и Костик. Только почему-то пары их были перепутаны – Варя сидела рядом с Вовой, а Кристинка рядом с Костиком. Не успели гости даже наполнить свои тарелки, как кто-то зычно закричал «горько». Каково было наше с Томой удивление, когда целоваться встали две пары во главе стола.

Еще после нескольких «горько» гости, видимо, заморили червячка и их потянуло на танцы. С виду эта свадьба больше походила на День рождения – никаких тебе белых платьев, никаких привычных караваев, тамады и прочих привычных свадебных плюшек. Увидев, что Варя осталась во главе стола одна, аппетитно уплетая что-то со своей тарелки, я решил удовлетворить своё любопытство и пошел поговорить с ней.

– Варвара, может ты мне хоть сейчас расскажешь что тут происходит? – С улыбкой сказал я, усаживаясь на место одного из женихов.
– А что происходит? – Удивленно спросила Варя. – Замуж мы выходим… Точнее вышли…
– Мы-то думали, что Егорка или Настя семьёй решились обзавестись. – Пытался вывести Варю на разговор я.
– Так они давно уже семейные. Мы с Кристиной уже и бабушками стать успели. Дети кстати завтра приедут, на второй день празднования.
– Слушай, ну ты понимаешь, что глядя на всё это, у меня вопросов ого-го сколько? – Прямо спросил я.
– Ну, так есть вопросы, значит, спрашивай. – Подмигнув мне, с улыбкой сказала Варя.
– Хорошо… Как так случилось, что вы это… Мужьями получается поменялись… – Как-то неуверенно задал я вопрос.

Варвара расхохоталась. Потом налила себе в стакан немного шампанского, быстро и залпом выпила, немного поморщилась от газиков и начала рассказывать.

«Ты, наверное, Петрович, ждешь какую-то хитросплетенную историю из жизни, но у нас всё просто, хоть и небанально. Знаешь же, что сначала мамку мы схоронили, а потом и отчима. Да так с Кристинкой семьями и остались в отчем доме – каждый в своей половине. По началу решили продать своё хозяйство всё, так как не ладилось у нас без крепкой руки мамы или отчима. А потом сели так, подумали – а заниматься-то тогда чем? Так мы в шоколаде полном, только надо попой шевелить и не лениться. Ну, сначала и одеяло каждый на себя тянул кто важнее и нужнее, а потом решили, что пусть мужики наши решают кто главным будет, ну и правят потом.

Сначала Костика моего поставили у руля, ну и понеслось – стоит не так, смотрит не туда и всё такое… Полгода потерпел он, а потом Вовке передал бразды правления. И та же ситуация – не то что увеличение прибыли, а считай в упадок всё скатываться начало. Причем, когда Костик правил, я на него прям коршуном налетала, а Кристинка его защищала. А как Вовка у руля стал, Кристина его считай заклевала вообще. Я думала, что и забухает. Его сестра полотенцем кухонным отхлестает, а он шмыг и ко мне жаловаться бежит. Успокою, 50 грамм налью и говорю: «Бог терпел и нам велел. Терпи, Вовчик».

И вот наступил край… Видать сильно заклевала его Кристинка, что он чуть не на развод подавать собрался. Так и говорит, мол, дочку воспитали совместную, замуж отдали, теперь можно и врозь жить. Мол, лучше врозь, чем с бензопилой такой. А я как прикинула, это же минус одни мужские руки – капец нашему хозяйству. Это вместо него только работника нанимать, да платить ему потом… В общем, узнала я что у них там идёт всё к разводу, да и решила вмешаться.

Собрались мы вчетвером вот тут во дворе вечером за столом, да и давай разговоры разговаривать. Я давай Вовку выгораживать да защищать. Нахваливала его, ну за что можно было нахвалить, да и в пример своему мужу Костику тут же ставила. Ну, думаю, как глянет со стороны Кристинка на мужа своего, так и глаза у неё откроются. Ну и не преминула про хозяйство намекнуть, что мол, загнётся без мужика.

– Так что, Кристиночка, смотри и думай кого потерять можешь. – Подытожила тогда я.
– А что ты его нахваливаешь так? – С подозрением спросила Кристина.
– А чего не нахваливать-то, если есть за что. – Уверенно ответила я. – Это ж не то, что мой. Мой-то ёж птица гордая – пока не пнёшь не полетит. Всё напоминать надо, заставлять. А Вовку твоего только поддерживать надо, а не шпынять, как ты.
– Это твой-то птица гордая? Это твоего-то пинать надо? – Возмутилась Кристина. – Да ты посмотри как ты с ним разговариваешь. Ты вон даже при нём рот закрыть не можешь – сидишь и чморишь его. А он потом бегает ко мне жалуется.

Вот тут и выяснилось, что пока Вовка ко мне плакаться бегает, Костик к Кристине с жалобами то и дело заглядывает. Закрались подозрения, что Кристина и в постели успокаивает Костика, но сестра мне тот же вопрос задала – успокаиваю ли я Вовку в постели. Поговорили, убедились, что успокоение у нас ограничивается разговорами и чарочкой. Плавно разговор этот наш перешёл в застолье с бутылочкой. Так сказать, решили совместить ужин со снятием стресса. Разговор-то серьезный и не очень приятный, вот по маленькой и решили себе позволить. А уж как захмелели, тут разговоры другие пошли.

– Слыш, Варька. – Обратилась тогда ко мне Кристина. – А ты передачу эту видела по телевизору?
– Какую? – Переспросила я.
– Ну, там где на время семьями меняются, чтобы со стороны посмотреть на себя и попробовать пожить по-другому. – С улыбкой спросила Кристина.
– Видела пару раз. – Ответила я. – Дебильная передача. Бабы там какие-то сплошь дуры. Как баба приличная, так мужик у неё квашня, вон как Костик мой.
– А я бы посмотрела на тебя, как бы ты с Вовчиком управилась, а то так нахваливаешь, так нахваливаешь… – Вполне серьезно сказала Кристина. – Вот неделя и я бы послушала что ты мне скажешь, какой он прекрасный-распрекрасный.
– Я о тебе то же могу сказать. – Отвечала я. – Это только жалеть Костика мило, а ты бы пожила с ним. К Вовке твоему я знаю какой подход надо, чтобы дело с него было. А ты вот этого борова расшевелить попробуй.
– Как раз с Костиком всё реально понятно. Ему многого и не надо – понимание и слово доброе… – Перебивала меня сестра.

Мужики наши, которые сидели рядом, молчали, но по всему видно, что разговор им нравился. Правда, серьезно к нему никто из нас четверых не относился. Разошлись мы в тот вечер на радостной ноте. А через пару дней я вспомнила про этот разговор, когда в очередной раз Костик мой мне поперек горла стал причудами своими. Я еще пару дней подумала, а потом вечером стол тут опять накрыла, да и позвала всех. Так и говорю, мол, а почему бы нам не попробовать перевоспитать мужиков наших. Вон в передаче на неделю меняются и толк вроде как есть. А нам-то что? Даже в другую страну ехать не надо – входы в дом вон рядом. Самое интересное, что идею первыми поддержали мужики наши. Ну, на том и порешили.

Первые дня четыре в течение дня вели мы себя так, будто Вовка мой муж, а Костик – Кристинин. Но, что-то никак перевоспитание не налаживалось. Как дело ко сну, я своему давай мозги полоскать, мол, подписался, так чего же не перевоспитываешься. В общем, на следующий же день поднял Костик вопрос, мол, что это за перевоспитание, когда всё, что за день произошло, всё прахом, поскольку вечерами такое же мозгоклевание, как и было. Причём, самое странное, что Вовка его поддержал, мол, если уже эксперимент, то чистым он должен быть. Я прямо ни минуты не колебалась, сразу сказала, что трусы и щётку прямо сегодня соберу, но если узнаю что что-то у Костика с сестрой моей будет, так всё что в трусах на морской узел завяжу. Примерно то же самое Кристина Вовке сказала. Ночевали теперь мужики каждый не в своем доме. Правда стелили мы им в зале каждому, так сказать, никакого интиму.

Ты знаешь, Петрович, неделя прошла, вторая, а никому обратно не хотелось. Я уже пожалела, что тему стоп-интима завела. Вовка прямо мужик мужиком. И по дому всё, что Костик не сделал – доделал, и в хозяйстве прям с пол-оборота заводился и пёр как трактор. Смотрю, даже Костик мой расцвел, прям как петух стал такой важный. Ну, я понятно хотела Кристинке что-то доказать, потому Вовке даже робу каждый день наглаживала, самым вкусненьким кормила. Выяснилось, что и она передо мной тоже выпендриться хотела, потому Костику всё лучшенькое и прям чуть не облизывала его.

Сказать честно, мне самой всё нравилось. Я прям бабой себя настоящей почувствовала. И заботилась о мужике с удовольствием и в ответ заботу получала. Вижу, что и Кристинка боится заводить разговор о том, чтобы обратно мужьями меняться. Вот так считай два месяца и прожили. А я-то баба молодая еще, мне ж еще полтинника нет. Так сказать, тело своего просит. Вот и решилась я с Кристиной поговорить. Улучила момент, когда она к курям сама пошла, мужики на поле, а я с разговорами к сестре.

– Кристин, решать что-то надо! – Аккуратно так начала я.
– А что решать? – Немного испуганно спросила сестра.
– Я, конечно, о договоренности нашей помню, но надо тогда хоть изредка Костика ко мне на ночь-другую возвращать. Я же не каменная. А то скоро на Вовку бросаться буду. – Сказала прямо я.
– Аааа, ты про это? – Уже без волнения спросила Кристина. – Ну, так набрасывайся на Вовку, кто мешает? Только и я тогда на Костика набрасываться буду. Эксперимент так эксперимент. Ты же не хочешь его сворачивать? Эксперимент наш.
– Как будто ты хочешь! – Ответила я сестре. – А то не вижу, как ты прямо сияешь вся. Только не могу понять – правда тебе с Костиком моим хорошо или это ты мне хочешь доказать, что я не права была на счет мужа своего?
– А ты? Ты прикидываешься или тебе с Вовкой правда хорошо? – Ответила вопросом на вопрос сестра.
– Было бы плохо, так я бы свернула эксперимент. – Коротко ответила я.

В общем, договорились мы тогда с сестрой, что попробуем молодость вспомнить, да то что в кино романтичных видели. Попробуем соблазнить мужиков, с которыми живем. Им же, о том, что дали друг другу добро на интим, ни слова не сказали. Казалось, что мужики наши этого только и ждали. А если точнее, выяснилось, что у них в тайне от нас и свой сговор был. Они давно уже решили, что как интима дождутся, если им всё понравится, так насовсем этот эксперимент приживется, только уже в законном виде. Ну, всё было в ту ночь, Петрович, да КАК было, ууууууууух… Мне показалось, что все годы в браке я не понимала даже что такое счастье… Вот так еще месяц  прожили… Уже так привыкли, что даже забыли, что это эксперимент.

Но мужики наши решили-таки голос подать. Традиционно тут на ужин собрались, а они нам и выкладывают, мол, хватит как любовники жить. Не пора ли официально развестись, да и жить как люди в новых семьях. Скажем так, решение поддержали сразу, дольше решали как мы всё это будем детям своим объяснять, чтобы они поняли и не осудили. Оттягивать не стали, на ближайшие же выходные пригласили Егорку с Настей и поставили их в известность и про развод, и про то, что жить теперь будем по-другому. Все же хороших детей мы воспитали – всё они поняли и даже поддержали.

Так вот развелись мы с сестрой, да и задумались официально узаконить отношения с мужиками новыми. А что? Такие мужики хорошие, как бы не увёл кто более прыткий! Решили долго не рассусоливаться и заявление подали сразу же. А потом про свадьбу разговор. Прикинули – для платьев свадебных мы староваты уже, а у нас со свадеб детей праздничные наряды еще лежат – пойдут как нельзя лучше. На стол вон всё своё – и курочки, и свининка, и остальное. Осталось только гостей попросить деньгами подарки подарить, а то в следующем году и мотоблок хотим обновить, да и в хозяйстве деньги пригодятся лучше электрочайников. А кто как ни родственники хорошие и друзья деньги-то подарят?..»

Не знаю, что бы еще мне успела рассказать Варя, если бы за столом не появились Кристина, Вова и Костик. Мне пришлось уступить место жениху и началась вторая волна застолья с частыми криками «горько». Позже нас уговаривали остаться на второй день, обещая мягкую постельку на природе, но мы с Томой отказались. И, уже когда стемнело, уставшие, в обсуждении всего увиденного и узнанного от Вари, мы не спеша ехали домой.

***

Вот нравятся мне люди, которые в любом возрасте открыты для экспериментов и счастья. Некоторые уже в тридцать лет «хоронят» себя, закрываясь от мира и ставят крест на своей личной жизни. А кто-то даже в пятьдесят готов что-то круто изменить, наполнив свою жизнь настоящим счастьем. Мне кажется, что счастье для человека – это самое главное. И очень важно быть готовым впустить его в сердце… В любом возрасте…

История из личной коллекции Петровича на istorii-petrovicha.ru

0 0 Проголосовать
Рейтинг истории

Вы также можете насладиться:

guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
0
Would love your thoughts, please comment.x
()
x