917 

Все больше убеждаюсь, что в нашем с женой возрасте не так много нужно для радости… Кроме встречи с сыном и внуками, большой восторг все чаще вызывают встречи со старыми друзьями, особенно теми, с кем давно не виделись. Не удивительно, что после звонка Юли, Томочка с нетерпением ждала приезда старой подружки. По словам Юли, она планирует привезти дочку на день открытых дверей в один из институтов нашего города. Девочке в этом году поступать, вот Юля и решила и город показать и институт посмотреть… Сама Юля живет в поселке относительно недалеко от нашего города. Но, несмотря на то, что расстояние небольшое, видимся мы с ней и ее семьей достаточно редко. А тут прям такой случай…

Юля сказала, что привезет дочку с подружками в город и пока те в институт заглянут и по магазинам походят, она наведается к нам с Томой. Появилась подружка у нас на пороге часов в 9 утра… Но, у моей супруги, которая оооочень ждала приятельницу, уже все было готово – и стол накрыт и настроение, как полагается, воодушевленное. Я поздоровался и… удалился, дав возможность девочкам нащебетаться. Когда дело шло к обеду, Тома позвала меня к столу. Я было даже решил взять тарелку и удалиться из кухни, чтобы не мешать девичьим беседам, но меня, можно сказать, не отпустили.

– Петрович, да брось ты! – Улыбчиво сказала Юля. – Главными женскими секретиками мы уже поделились.
– Неужели у дам, которые столько не виделись, могут закончиться секретики? – Так же улыбчиво ответил я.
– Садись поешь! Не боись! При тебе ничего пикантного обсуждать не будем. Расскажу что-нибудь не очень секретное, чтобы и тебе было интересно.
– Оооо, а вот это уже любопытно… – Присаживаясь за стол, продолжил я.
– Кстати, вот даже знаю что рассказать! – Отхлебывая из стакана компот, продолжила Юля. – Про Жлоба нашего… Точнее… Про Иваныча.

После того, как у Юли вырвалось слово Жлоб, ей как будто стало немного неудобно, поэтому она, смущаясь, быстро исправилась. И после, буквально пару секунд собиралась с мыслями и начала рассказ.

«Есть в нашем поселке житель один Андрей Иванович, которого все знали под прозвищем Жлоб. А в селе же знаете как? Если прозвище прицепится, то уже и огнем не выжжешь потом. Но, Жлобом Иваныча называли не со злом, а как бы с иронией. Сам Иваныч сегодня уже старик древний, в этом году ему 85 стукнет… Но крепкий он, да еще и в своем уме до сих пор. И родился он тут и войну пережил тут… Да и вообще вся жизнь у него связана с поселком нашим… Раньше поговаривали, что несмотря на малый возраст, во время войны даже партизанам помогал он… Женился рано и прожил с супругой, покойной Анной Кириловной, счастливо. Родили дочку Валю…

Сам Иваныч мужик сплошь положительный… И так было всегда – даже родители мои о нем рассказывали в своем время только хорошее. Сам Иваныч всегда рукастый был, трудолюбивый и ооооочень хозяйственный. Мало того, что сам ничего не выбрасывал почти никогда, так еще и от соседей забирал то, что те выбросить планировали. Все что-то мастерил у себя в сарайчике, вещам вторую жизнь давал. Работал в совхозе и числился у нас смотрителем музея краеведческого. Вот это было у него дело для души, как говорят.

В советское время, когда больше были распространены поисковые отряды по местам боевой славы, он активно с ними сотрудничал и сам делал немало запросов о местах захоронения солдат, призванных из нашего поселка. Местные списывали это на то, что отца своего он пытается найти. Все, что от отца Иваныча осталось – письмо о присвоении высокой военной награды… посмертно… ну и сама награда… В общем, за время пока Иваныч заведовал музеем, там ТАКАЯ, я вам скажу, экспозиция военного времени появилась – ого-го…

А потом… Ой, давно это было, лет тридцать наверно прошло… Не стало Анны Кирилловны… Иваныч, в отличие от мужиков наших сельских, никогда не пил… Только на 9 мая боевые 100 грамм и все. Но так они друг друга с Нюшенькой (так он ее называл) любили, что все соседи думали – запьет… Дочка Валя давно в городе и даже носа считай не казала к родителям, Нюшеньки не стало, а других родичей близких и нет уже… Но Иваныч не запил… Горевал сильно… Да, думаю и до сих пор горюет… Но не запил… Но изменился еще больше…

То ли со скуки, то ли с чего (мы тогда еще не понимали), начал он к соседям подряжаться на «работу». Совхоза не стало считай, да и он на пенсии… А тут еще и музей его расформировали – за счет помещения, отданного ранее под музей, расширили библиотеку нашу, которая через стенку была. Так вот Иваныч, кому грядки под лопату вскопает, кому где-то подлатает крышу, кому еще что… Да чаще всего даже не за деньги, а за тарелку борща или каши. Не подумайте, не нуждался он – пенсию получал, да и накопления точно были… Кроме того, накопления скарба своего разбирать начал, как он говорил – «перерабатывать».

То у магазина и клуба бутылки собирал сдавал, то повадился иногда на свалку местную ходить. Да и не упускал возможности от соседей что-то принести во двор и найти применение или конвертировать, так сказать, в денежку. Сам же человек кристальной честности – чужого ни на грамм не возьмет… Вот соседи ветки обрежут на деревьях, за забор бросят, так он 100 раз спросит, мол, точно не нужны ветки? Тогда я возьму! А сам всегда выглядел оооочень ухожено. У нас-то и женатые мужики не всегда так чистенько одеты… А Иваныч… Все говорит «Нюшеньке бы не понравилось, если бы я на люди грязный вышел»… Так вот за то, что все он накапливал да собирал, на выпивку не тратился, а может за что еще, прозвали его в народе Жлоб. Да Иваныч и не обижался… Он только улыбался и отвечал – «я не жлоб, а хозяйственный».

А потом лет 10 прошло со смерти Анны Кирилловны… Да, да, в аккурат лет 20 назад это было, что-то как прихватило Иваныча… Честно, так и не знаем что было там со здоровьем… Соседи позвонили дочке, мол, хоть приедь… Она явилась, день тут побыла в хате и правдами-неправдами увезла отца в город… А через 2 месяца, так сказать, вернула… Когда соседи небезразличные спрашивать начали, мол, Валь, что было с отцом? Вылечила? Она только отвечала: «Да здоровый он как бык, еще нас всех переживет. Только позорить себя не дам. Я не для того на квартиру горбатилась, чтобы он меня перед соседями позорил… С утра до вечера по помойкам лазит – бутылки, коробки собирает… Пусть лучше в свою хату тащит мусор…». После возвращения Иваныч снова то там, то сям за тарелочку супчика продолжал помогать соседям… Да, если честно, до последних лет это было… Старик и правда крепкий… Сейчас, конечно, уже с палочкой и скрюченный стал немного, но бодренький, как для своих лет.

Еще пару лет назад пытался вот так вот за тарелку супа что-то соседям помочь… Соседи ему супа и так предлагали, а он в отказ, мол, я только за работу… Честно, давали ему какие-то поручения несложные, типа за цыплятами приглядеть пару часов или что-то кроме этого… Валька с тех пор только пару раз показалась у нас… Последний раз что-то они явно повздорили, вылетела Валька из дома отца с криками: «Все равно хата твоя будет моей, ты не вечный»… Прям все соседи слышали, как она орала, пока от дома к калитке шла. Потом в машину свою прыгнула и укатила… Было это в прошлом году весной…

А спустя пару месяцев пришел он к председателю нашему… Я ж секретарем в поселковом совете работаю… День приемный был, выхожу в коридор, а он сидит… Не стала его мурыжить, без очереди привела прям к председателю, да и сама там задержалась, интересно же, что хотел…

– Юрий Андреевич, – обратился Иваныч к председателю, – помоги хату продать, только чтобы честно и без обмана. Чтобы не обманули меня и денежки получил я…
– Неужели Валька твоя своего добилась, Иваныч? – Тут же выпалила я.
– Да при чем тут Валька? – Ответил Иваныч. – Цель… мечту свою давнюю воплотить хочу… Чувствую немного мне осталось, значит, пора пришла, а то могу и не успеть…
– А сам-то куда, если хату продашь? К Вальке? – Серьезно спросил председатель.
– Валька не примет! – С тяжелым вздохом ответил Иваныч. – Она даже внуков-правнуков не показывает, стесняется отца-мусорщика.
– Так, а куда ты, Иваныч? – Еще раз переспросила я.
– В дом престарелых подамся. Валька говорила, что туда можно устроиться, только пенсию отдавать надо будет, за нее кормить будут и койку дадут…

Был какой-то грустный Иваныч, но сразу повеселел, когда расспрашивать мы с председателем стали о том, какую мечту он там воплотить хочет. Выяснилось, что за годы жизни своей, собрал он целый архив данных о солдатах из нашего поселка, да о тех, кто тут пал и т.д. А еще удалось ему спасти все экспонаты из музея того, что расформировали (ну не все экспонаты, а только те, что ВОВ касаются). Все, что есть – аккуратно хранится у него, все по списку переписано, за чем надо и уход ведется… Вот мечтает он из небольшого скверика с памятником, посвященным ВОВ, сделать парк и музейчик там построить, хоть крохотный…

Выяснилось, что накапливал сбережения он почти смолоду… А как Анны Кирилловны не стало, так и вовсе все денежки откладывать до копейки стал на мечту свою… Все заработанное с вещей со свалки, собранных бутылок, заработков у соседей и прочего – все откладывал… Хлеба когда-никогда купит и всё… Вот решил хату продать и эти денежки туда добавить, чтобы на музейчик хоть в 100 квадратных метров хватило… Рассказал Иваныч сколько у него в кубышке лежит, да и давай интересоваться сколько примерно хата стоить будет.

Председатель тогда ему сказал, мол, зайду к тебе, Иваныч, через недельку и поговорим. Юрий Андреевич у нас мужик мировой, его все уважают и ценят… Я еще тогда видела, что не оставит он это дело без внимания… Выяснилось, председатель ответ отсрочил, потому как узнавал, что сколько стоить будет… Когда понял, что дед хоть и скопил огроменную сумму, а все же ее на все не хватит, начал искать спонсоров… Скажу вам, чтобы налоги чуток скостить, сейчас многие предприятия быстро соглашаются на спонсорскую помощь… Мы вот так уже и поликлинику свою отремонтировали и в клубе крышу перекрыли и…

В общем, и десяти дней не прошло, как мне председатель предлагает, мол, пошли вместе к Иванычу, вы вроде как общаетесь близко… Ну ближе чем я ты его знаешь… Договариваться будем…

– Иваныч, ты мне вот что сначала скажи. – Серьезно начал председатель. – А если хату не продавать? Может добавим с поселковых денег, если что на мечту твою…
– Юрий Андреевич, дорогой… – Начал Иваныч. – На тот свет с собой не заберу свои квадратные метры… Да и боюсь Валька что-то придумает… А на мечту мою копеечка лишней не будет…
– Я тут с женой своей поговорил, – продолжил председатель, – ты, Иваныч, нам вроде как оооочень дальним родычем приходишься. Вот, если что, может к нам?
– Категорично нет! – Как отрезал Иваныч. – Никого стеснять не хочу! Дочке не нужен, а чужим людям и подавно! Не хочу под ногами у вас там путаться…
– Иваныч, а если не под ногами? – Твердо продолжил председатель. – Идея есть у меня… Но только согласие твое нужно… Если согласишься, то и с остальным подсоблю…
– Какая? – Не без любопытства спросил Иваныч.
– Хата у тебя хоть и старая, но видная, да и участок отличный, ровный, плодородный… Если я сам у тебя хату куплю и предложу тебе тут дожить, согласишься? – Мягко и боясь настаивать спросил председатель.

Старик какое-то время молчал и у него навернулись слезы. Повисла тишина, которую нарушил сам Иваныч, согласившись на предложение. Только выдвинул и свое еще одно «условие»: «Юрий Андреевич, а можно будет от продажи хаты немного отщипнуть денег… Нюшеньке на хороший памятничек? Это и ее хата тоже было… Я вот так задумывал, чтобы…».

Уже осенью началась расчистка территории, расширение монумента со стелой и планирование благоустройства парковой зоны. Иваныча председатель приглашал каждый раз, когда вроде как согласование было. Иваныч соглашался со всем, только говорил – «чтобы скамеек побольше было», «чтобы фамилии всех бойцов были выгравированы»… Ох, скажу я вам, такой архивище у Иваныча оказался, прям огогошеньки! Строительство музейчика небольшого тоже начали той же осенью, в прошлом году, но до зимы не закончили… Иваныч все нервничал, так и говорил: «Дай Бог к 9 мая закончить и дай Бог мне дожить, а то совсем плохой становлюсь…».

Ранней весной стройка музея уже была в разгаре самом. Эээх, могут же и умеют сейчас быстро и хорошо строить. Иваныч ходил, как на работу туда… Вроде и огородили все, а его пускали… Сядет вроде как поодаль, обопрется на палочку свою и улыбается, как ребенок… Односельчане сначала думали, что поссовет расщедрился на новый парк или что указание сверху поступило к юбилею Дня победы… Но, информация, как говорится, просочилась в массы… Аж стыдно стало всем, что Жлобом старика называли… В хату его (ну, как его…председатель, как обещал, выкупил, но оставил там жить Иваныча, хотя хата ему явно не нужна, просто пожалел старика), так вот в хату его крестный ход буквально… Соседи то и дело норовят забежать, вроде как экспонаты глянуть, а сами то пирожки принесут, то вареники… Да и школьники… У них же там сейчас патриотическое воспитание, так вот и они захаживают – убраться помогают и прочее…

В общем, стал наш Иваныч героем поселка буквально, внегласным… Да, теперь его только уважительно Иванычем называют… В апреле уже и экспонаты переносили все в музейчик – маленькое строение на территории нового парка, который на месте скверика. Иваныч, можно сказать, сам смотрителя выбирал… Подучивал его, рассказывал все о каждом экспонате…

А потом и 9 мая…Скромный Иваныч даже на трибуну не вышел, куда его звал председатель, толкая речь о том, кому мы обязаны этим парком и музеем… Кстати, тут стоит сказать еще об одном разговоре председателя… Спонсоры, которые денег для постройки добавили, накануне 9 мая намекали, что неплохо бы их заслуги чествовать тоже на торжественной части…

– Добавленная вами сумма – меньше четверти от общих затрат на строительство, – серьезно ответил председатель, – да и если по-человечески… По документам деньги, как спонсорскую помощь провели? Провели! Нужен будет для местного ТВ репортаж – сделаете после… Андрей Иванович последнее отдал, так что…

В общем парк такой получился, что считай главная достопримечательность… После 9 мая как о нем узнали, даже из города приезжали посмотреть… Так вот такой вот он Иваныч наш!».

– Петрович, ты вот давай на выходные с Томой с ответным визитом ко мне в гости… И парк, кстати, глянете, да и развеетесь, а то все в городе да в городе… – Предложила Юля, закончив рассказ.
– Да, легко! – не раздумывая ответил я, впечатленный рассказанной историей из жизни уникального по моим меркам человека. – Ладно, общайтесь дальше девочки, не буду мешать, секретничайте.

Пока девчушки продолжали сидеть на кухне, я сразу же отправился пересказывать эту удивительную историю вам. Сразу же, чтобы не расплескать полученные эмоции и не упустить ни одну из рассказанных Юлей деталей… Очень надеюсь, что мне удалось передать все так как услышал и понял я.

***

Мои постоянные читатели уже заметили, что я стараюсь избегать пересказа историй грустных или даже откровенно трагических… Это не потому что их нет в моей коллекции, а потому что я хочу дарить только позитивные эмоции… Я стараюсь выбирать такие жизненные ситуации, которые раскрывают характеры, рассказывают о поступках или даже проступках… Мне кажется, что истории, где главные действующие лица могут быть примером и гордостью, должны занимать особое место тут… А посмотреть парк и зайти в музей мы отправимся в ближайшие выходные, обещаю!

История из личной коллекции Петровича на istorii-petrovicha.ru

5 1 Проголосовать
Рейтинг истории

Вы также можете насладиться:

guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
0
Would love your thoughts, please comment.x
()
x