342 

Ох и мело у нас этой зимой. Не знаю, как у кого, а в нашем городе зима в этом году разгулялась так, что уже до Масленицы рукой подать, а снежная красавица никак уходить на покой не хочет. Несколько дней даже выходить из дома не хотелось. Только и делал, что из окна кухни следил за тем, как трудолюбивые дворники и небольшая городская техника пытались справиться со стихией.


Так и не дождавшись, пока количество снега на земле уменьшится, на третий день я отправился в магазин пополнить запасы продуктов. Даже машиной ехать не рискнул, отправился пешком в ближайший маркет со списком продуктов, заботливо написанным женой. Обратно шёл не спеша, радостно вдыхая морозный воздух и ступая по едва хрустящему снегу, который ещё не успели убрать. В воздухе, в свете зимнего солнышка кружились редкие снежинки, которые иногда падали на ресницы, и я почему-то стал вспоминать детство, когда зимы были еще более снежные и вызывали огромный восторг.

Уже повернув в наш двор и идя вдоль дома до своего подъезда, я увидел нашу дворничиху, ну, точнее я думал, что это она – со спины, да еще и в спецодежде все люди издалека одинаковые. Старательная Инга Васильевна наводит чистоту в нашем дворе достаточно давно и является бессменным дворником уже даже сложно посчитать сколько лет. Несмотря на то, что мы с ней почти ровесники (она лет на 5 где-то постарше будет), я, как и другие жильцы нашего дома, всегда уважительно обращаюсь к ней по имени и отчеству.


– Моё приветствие Инге Васильевне. – Бодро поздоровался я, когда оказался метрах в десяти от дворника. – Бог в помощь.
– И Вам здрасти. – Раздался в ответ мужской голос.
– Ого, я прямо сейчас себя почувствовал, как в фильме «Операция Ы». – С улыбкой сказал я, глядя на повернувшегося ко мне пожилого мужчину. – А бабуля где?
– Я за нее. – С широкой улыбкой ответил мужчина, то ли цитируя монолог Шурика из фильма, то ли выдав эту фразу от себя.
– Случилось что-то с Ингочкой нашей Васильевной? – Достаточно серьезно спросил я.
– Не, внучка у нее родила в соседнем городе, вот вырвалась проведать правнука, а я тут её подстраховываю. – Спокойно ответил Мужчина. – Игорь я.
– Очень приятно, Игорь, а я Петрович. – Сказал я, протягивая руку.
– Взаимно. – Отвечая на рукопожатие, ответил Игорь. – Слышь, Петрович, а тебе по дому ничего сделать не надо? Ну там мебель перенести, кран починить?
– Да, вроде бы, нет… – Удивленно ответил я. – А ты типа помочь хочешь?
– Ага, пивка хочется, а на него копеечку надо, вот я и спрашиваю. – Ничуть не смущаясь ответил мой новый знакомый.
– А зарплату всю жена отбирает? – Спросил я с улыбкой, задав скорее риторический вопрос, но не успел продолжить, как меня перебил Игорь.
– Нет жены и зарплаты тоже. Так что? Работёнки для меня мелкой не найдется? Я всё могу, если что. – Вполне серьезно говорил мужчина, опираясь на черенок большой пластиковой совковой лопаты.
– А знаешь, ты заходи, вместе и пива попьем. – Задумчиво ответил я, вспомнив, что у меня в холодильнике стоит несколько баклажек с пивом.
– Договорились. Сейчас вот тут закончу и буду как штык. – Весело ответил Игорь.




Я назвал номер квартиры и, еще раз пожимая руку Игорю, отправился домой ждать гостя. Предупредив жену, что у нас будет гость, я пошел на кухню мастерить бутерброды и доставать пивные кружки. Время от времени я поглядывал в кухонное окно, видя как старательно Игорь справляется со снегом. Очистив все пешеходные дорожки он взялся за метлу и прямо до асфальта вымел все подходы к подъездам.

Появился Игорь на пороге моей квартиры часа через 3 после нашего с ним разговора на улице.

– Так-с… – Начал он с порога, снимая обувь. – Что ты мне тут, Петрович, за работку приготовил.
– Хм… – Удивился я такому рвению Игоря что-то делать после того, как он перелопатил горы снега во дворе. – Так говорил же тебе, мол, заходи пива попьём вместе.
– Ээээ, нет, мы так не договаривались. – Начав натягивать только что снятую обувь, запротестовал Игорь. – Мы договаривались за работу. Я за так не могу и не буду.
– Да погоди ты! – Постарался остановить я гостя, пока тот не успел уйти. – За так никто тебе пиво не предлагает, раз ты такой принципиальный. Давай разувайся, руки мой и на кухне жду тебя. Предложу тебе бартер выгодный – я тебе пиво, а ты мне ценную информацию.

Игорь смерил меня вопросительным взглядом, но послушно разулся и отправился в ванную. Я ждал его на кухне и уже разливал пиво по кружкам.




– Вот скажи мне, Игорь, а интересно что-то рассказывать – это работа? – С улыбкой спросил я, когда гость появился в дверях кухни.
– Ну, для артистов, наверно, да. – Неуверенно ответил Игорь.
– Ты же сказал, что всё можешь, правильно? – Поднимая взгляд на гостя, продолжал спрашивать я и, не дожидаясь ответа, продолжил. – Неужели ты столько лет прожил, да и рассказать тебе нечего интересного мне, ну, какую-то историю из жизни или случай забавный…
– Ну, такого добра у меня валом. – Радостно ответил Игорь. – Это я точно могу.
– Ну вот так и договоримся – ты мне истории в коллекцию, а я тебе холодного пива с бутербродами.

В ответ Игорь только довольно кивнул и спешно уселся за стол напротив меня. Полкружки пива он выпил залпом, довольно крякнул и даже улыбнулся. Я молчал, думая с чего бы начать разговор. Потом мы перебросились парой фраз с вопросами и именно сейчас я узнал, что Игорю 67 лет и он не местный. А потом мой новый знакомый, видимо, был готов «расплатиться» за пиво и, время от времени, делая по глотку из большой кружки, начал свой монолог.

«Ты не думай, Петрович, я ж не пьющий в целом, уже давненько. Просто иногда вот хочется пивка, чтобы вкус не забыть пенного напитка. Вот так пару раз в год пивка, да иногда по большим праздникам, если удается, чего-то покрепче, но только чуть-чуть. Как говорится, свою бочку алкоголя я уже выпил, от него и все беды в моей жизни были, так что…

Вот ты ждешь историй интересных. А я вот даже не знаю что и рассказать. Много интересного и трагического в жизни было, а вот что именно тебе интересным может быть, даже и не знаю. Ты сам не подросток, явно много чего повидал, так что чёрт его знает чем тебя удивить и порадовать. Может мне просто о себе рассказать? Знаешь, думаю ты будешь очень удивлён, как мужик в моём возрасте может вот так вот жить… Ну или существовать… Тут смотря с какой стороны посмотреть.




С чего бы начать… Я вот так вот о своей жизни еще никому не рассказывал всё-всё, поэтому даже и не знаю откуда начать. Ну… Тогда давай так… Родился я летом 1954 года. Родился в деревне и без бати. Сколько себя помню с малолетства, мамка моя покойница, всегда меня ненавидела. Не упускала момента и лозиной отходить, и словами лишний раз «обласкать» нецензурными. Когда мне 10 исполнилось, отчим в доме появился, но не успели мы с ним сблизиться, как у мамки дочка родилась, сестра моя, получается, сводная что ли… Ну, по мамке сестра. И вот тут я стал ощущать что такое любит мамка или нет. Маринку сестру не знала в какое полупопие поцеловать, а мне с каждым годом прилетало всё больше.

Да, шалопаем я рос, как и все деревенские, но прилетало мне от мамки больше чем остальным от их родителей. Мне уже 13 было, когда мамка в сердцах призналась, что ждет не дождется пока я из дома уйду быстрее, мол, быстрее бы хоть в армию, а хоть и куда попало… Выяснилось, что снасильничал над ней мужик какой-то, вроде как уголовник, и вот от него я родился. Говорила мамка, что и вытравить меня пыталась, пока я в животе у нее был, но так и не получилось. А уж как родился, так что со мной делать. Ну, я в свои 13 уже самокрутки курил, да самогонку попробовал, коз пас, в школу через день на пятый ходил. Честно, и сам стал ждать пока срок в армию идти подойдет. Всё думал, может там и останусь и до генерала дослужусь.

Вот так всё образование, что у меня есть – это школа со справкой и армия. Понятное дело, что до генерала я не дослужился, в армии тоже не остался и после службы вернулся назад к мамке. А куда мне идти-то было? Мамка рада не была, но в положение вошла. Во флигеле жить позволила, пока я куда-то не устроюсь и не съеду с глаз долой. В совхозе-то я место себе нашел, а жить-то где? Мамка каждый день на мозги капает, что съезжать пора, чтобы глаза её меня не видели. Подумал я подумал и решил, что жениться мне надо. А что? Ну, не я же первый, что в прыймы пойдет на жилплощадь жены. Да только деревня-то место такое, где все друг друга знают. Я, как мышь церковная, бедный, кто же такого зятя захочет себе, да еще и чтобы жить под одной крышей.


Я уже подумывал куда-то в другую деревню свататься попробовать пойти, а тут Макар Кузьмич, царствие ему небесное, встретил меня на улице, как я домой шёл, да и давай разговоры разговаривать.

– Игорь, дело к тебе есть. – Начал он, крутя в руках папироску.
– Ну, выкладывай своё дело. – Ответил я.
– Ты жениться-то собираешься? Тебе вон уже 23, а ты всё в холостых ходишь. – Как-то неуверенно сказал Макар Кузьмич.
– Собираться-то собираюсь, только вон на ком? Меня как зятя никто не хочет. – Глядя собеседнику прямо в глаза, сказал я.
– А Людку мою возьмёшь? – С каким-то сомнением в голосе, спросил Макар Кузьмич. – Я за нее и хату дам и добра ещё много. Столько дам, что вам на много лет хватит.

Вот тут стоит сказать, что Людку эту брать никто не хотел. У нее от рождения губа заячья, которая портила и без того немиловидное лицо девушки. Когда всех невест расхватали, только одна в девках осталась, а родители уже не знали что и делать. Девке уже 25, у всех её одногодок уже по дитю, а то и по два, а она даже не целованная. Вот Макар мне говорит, мол, возьму тебя голытьбу в дом, всё дам, только Людку мою за жену прими и с детьми поторопитесь. Я даже не говорил, что подумаю, так, пару минут в раздумьях постоял для порядку и согласился. Договорились, что через день со сватами приду к ним в хату.

Мамка моя порадовалась, но денег издерживать на свадьбу не стала. Спасибо отчиму, он на пиджак денег тогда дал и так купюру втихаря от мамки в карман ткнул. Свадьбу мы отгуляли знатную. Деревенские, конечно, шушукались, мол, на наследстве я женился, а мне и всё равно было. Вот так я стал мужем и зятем. Тёща с тестем в летнюю кухню переехали, там всё себе оборудовали, а нам с Людкой хату оставили, чтобы мы там семьей настоящей были. И началась у меня жизнь, как я думал, другая. Работал в совхозе, а вечером с домашним хозяйством управлялся, а у нас и коровы, и козы, и птицы без счета…


Знаешь, Петрович, то ли без любви жить нельзя, то ли правда Людка такая баба не милая мне была, а всё же не слюбилось у нас. Она, конечно, молодец, чуть не пылинки с меня сдувала, а мне уже через год опостылела она так, что не то чтобы в кровать ложиться, а смотреть в её сторону противно было. Раз даже руку в сердцах на нее поднял, так Макар Кузьмич как узнал, отходил меня черенком от лопаты и обещался вообще убить, если повторится. То ли с горя, а то ли сам не знаю с чего, а стал я к чарке прикладываться. Да так прикладывался, что сейчас даже смутно помню как Людка моя беременная была, как родила… Бывало что и ночевал там, куда доползу – то возле калитки, а то и во дворе… А зимой Макар Кузьмич встречать меня ходил, искал, боялся, что зять замерзнет к чёрту, если пьяный приляжет у забора.

Десять лет вот так мы прожили. Дочка наша Надя уже в школу пошла, на дворе 1987 год и тут тёща моя умирает. Болела она шибко, вот и ушла раньше раннего. А она, Петрович, была даже моложе, чем вот мы с тобой сейчас. Схоронили мы её, как положено, потом 9 дней справили, 40 дней… Макар Кузьмич, который больше жизни жену свою любил, совсем сдавать стал, глаза красные всё время, видно что втихаря плакал. А как с сороковин неделя прошла, я утром к худобе вышел, а Макара нет во дворе, хотя он пораньше всех всегда вставал. Я в кухню летнюю, а он там в петле висит, а на столе записка «Отправляюсь к Любушке своей, не могу без неё».

Людка моя, как отца схоронили, так совсем переменилась. Оказывается, и голос у неё командный есть и мнение своё. Так и говорила, мол, отца уважить хотела, потому меня терпела, теперь уваживать некого, так что, если что не так – выгонит к чертям совсем. Но, я поначалу думал, что пугает просто. Я бухал по-прежнему, а Людка, хоть и пилила, но не выгоняла никуда. И тут уже девяностые виднеться начали на горизонте. В совхозе ни денег, ни уже почти даже работы не было, выживали только за счет хозяйства своего. Отношения наши ещё больше испортились. А когда дочка Надька раз с гульки поздно пришла, я ей даже по морде залепил. Ох Людка моя тогда и разошлась… Всё мне выплеснула, свою молодость вспоминала, как сама нигде не была, так, мол, пусть хоть дочка, раз красивая, погуляет да жениха найдет, ну и всё в таком роде. А утром, пока я был с похмела, но еще бухнуть не успел, жена сказала, чтобы выметался я на все четыре стороны. Сразу правда на двери не указала, но сказала, что на развод подаём и пока разводят нас, чтобы я искал куда уйду.


А куда ж мне идти-то? Своего-то и не нажил ничего. Угла своего и то нет. Как с дома отчего ушел, так с мамкой мы и не общались. Отчима в совхозе встречал иногда, руки пожмем друг другу, парой слов перекинемся и всё. А мамку как видел издалека, что навстречу по улице идет, так я и в другую сторону шёл сразу, чтобы глаза ей не мозолить. Она на зрение всегда слаба была, потому то ли правда меня не видела, а то ли замечать не хотела. Но делать-то нечего. Думаю, может, хоть во флигеле снова поживу… А там, кто знает, может бабёнку какую разведенку себе отыщу и к ней подселюсь.

Сильно старался не пить и явился в дом отчий. Сестра моя по мамке взрослая давно уже, в город к мужу съехала, бухгалтером там она работала и в деревне почти не показывалась. Оказалось, что мамка моя уже с полгода как совсем света белого не видит – ослепла окончательно. Думал тем более погонит, а она ко мне прямо как родненькому, мол, сыночек мой любимый и всё такое. Оказалось, что сестренка моя ещё та стервоза выросла, да ждёт-пождёт пока родители на тот свет отправятся, чтобы хату с участком продать, да гараж в городе кооперативный купить. Вот так я в один момент и сыном любимым стал, и в дом отчий вернулся. Мамка моя даже пить меня пыталась отучить… Кто знает, может тогда бы и отучила, да не долго длилась вот такая идиллия наша… И года не прошло, как прямо на Троицу дух мамка моя и испустила.

Мы с отчимом схоронили её, да и по чарке я налил тогда. Отчим смолоду непьющий был, даже по праздникам, а тут прямо приговорили мы с ним пузырь… Утром говорит мне он, мол, пусть голова и болит, зато на душе легче… Вот так мы с отчимом и стали дальше и жить в одной хате и бухать вместе… И детство моё вспоминали и мамку… А в 97 году угорел мой отчим. В баню пошел пьянющий да там и угорел. О, чуть сказать не забыл, хата ж теперь моя полноценно была. Мамка пока жива была, так на меня хату переписала. Так и сказала, мол, дочку плохо воспитала, так пусть ей ничего не достанется, никакой ей хаты и гаража того кооперативного, который она так хочет. Так что вот в 43 года у меня свой собственный угол появился. Правда, окромя его ничего у меня не было, да и в жизни одна только радость – найти что и с кем выпить. А в деревне, сам понимаешь, и с тем и с другим проблем нет.

Вот как-то городской какой-то приехал с бутылкой, я даже спрашивать толком не стал кто такой – в хату завёл и за стол усадил. Он что-то рассказывал, что к соседям вроде как приехал, а тех дома нет, вроде как уехали куда-то… Вот так городской этот, Миша, три дня у меня и прожил. Гульбасили мы знатно тогда – только одна бутылка пустеет, как он другую на стол ставит. А потом, через три дня и говорит, мол, не дождусь я наверно соседей твоих, домой поеду… Я, может быть, и не вспомнил бы об этом Мише и о том, как мы с ним пьянствовали, если бы через пару месяцев он снова не появился на пороге с бабой какой-то… Выяснилось кстати, что баба эта – сестренка моя, а Миша муж её. Да не сами они явились, а с документами, что никто я и звать меня никак, а хата теперь их по всем документам. А я даже вспомнить не смог как и когда подписи свои ставил, пока Миша гостил у меня. Сестра так и заявила, что хату продаёт и покупателей нашла, так что у меня пара дней, чтобы ушиться отсюда, иначе с милицией меня выводить будет. Еще и сказала, что спасибо я ей должен сказать, что она не в ту же минуту меня гонит, а пару дней даёт вещи собрать.




Сестра с мужем за порог, а я к самогонщице нашей местной Мусе за пузырем. Денег-то нет, так стал жалиться ей, мол, дай еще раз в долг, отдам как будет, мол, у меня повод, беда и горе… Муся баба любопытная, выспрашивать стала да и узнала, что я теперь без кола и без двора.

– Знаешь, Игорь, ты хоть мужик и пьющий, но работящий чёрт. – Сказала она тогда, глядя на меня как-то оценивающе. – И по хозяйству можешь и так… Пить тебя, наверное, уже не отучить, но, если меньше пить будешь, к себе пущу.
– В каком это смысле? – Спросил я.
– Ну, я всего на три года старше тебя, сын мой далеко – в другом городе у отца своего живет. А я баба в самом соку. Мне и ласки мужской не хватает, а в доме – руки мужской. Если в ласках мужских обделять не будешь, да по-мужски быт наладишь, так я тебе рядом с собой постелю, да и кормить буду.

А Муся, кстати, баба видная такая – всё при ней… И выбора не было у меня, да и Муся мне нравилась больше жены бывшей. Вот так и стали жить поживать. Поначалу правда и прилетало мне, то граблями, а то и кочергой. За пьянку, конечно. Совсем чарку не отнимала она, но разрешала выпить только дома. Как где с мужиками подбухну, так сразу и получал. Но Муська молодец, пусть не за год и не за два, а всё же отучила меня от беспробудного бухла. Я даже мир по-другому видеть стал. В праздники, конечно, наливала, но так чтобы часто и не тянуло меня уже. Машину старую купили, стал я Муську свою на рынок городской возить яйцами да молоком приторговывать. Плюс выручка за самогонку… В общем, жили мы и не тужили… Вот, думаю, хоть в старости поживу как человек, да с бабой хорошей…

Вот так с 97 года по 2009 год и прожили мы с Мусенькой душа в душу. А потом… Зимой это было… Темнеет рано, я по хате управлялся, а Мусенька к соседке собралась… И нет ее и нет, а я даже времени не замечал, думаю, ну, наверное, бабы заговорились. У них иногда посиделки такие были, что под утро только являлась Муся, зато довольная, будто даже помолодевшая… Проснулся я по привычке ранним утром, к худобе отправился, по хозяйству управился, а Муси нет и нет… Решил к соседке идти… До калитки дохожу, а там Муся лежит… Потом выяснилось, что к соседке как шла, поскользнулась, да об ручку калитки виском ударилась. Если бы летом дело было, так может быть и оклемалась бы… Живая же еще была, не на смерть ударилась… А тут зима… Вот так за ночь замерзла моя Мусенька на смерть… Представь, Петрович, выйди я ночью, по-другому бы всё было…


Соседи сыну Мусиному телеграмму дали, приехал он на похороны. А мы-то с Мусей мужем и женой по документам так и не стали – нам-то и так хорошо было. А сын её, как меня увидел, так и рогом переть начал, мол, не уберёг мать и всё такое. До девяти дней еще позволилось мне в хате пожить, а после на двери указал. А я-то что сделаю? Сам понимаю, что ни прав у меня тут нет в хате и ничего другого… Вышел я с небольшим чемоданом на улицу, метель метет, холод собачий, а идти-то куда? Пару часов по улицам погулял, но решать-то что-то надо, вот и постучался к Людке, жене своей бывшей… Калитку дочка наша открыла, в штыки меня приняла… Потом и Людка вышла, сказала, мол, что нечего перед соседями позориться и на улице выяснять отношения, да и в хату позвала.

А у меня-то выбора нет, решил до последнего проситься, хоть бы до весны, а там и в поле заночевать можно, тепло же… Говорить начал, что не пью уже, стал услуги хозяина предлагать, мол и забор налажу и сарайчик утеплю, а взамен мне бы хоть койку во флигеле да тарелку супа. У них-то дома мужика нет. Людка опосля меня так замуж и не вышла, да и сожительствовать с ней видимо никто не торопился. А Дочка Надя подгуляла где-то дитё, а через два года второе, причем обе девки. Вот бабьим царством и жили. Надя прямо орала даже, против была, чтобы я хоть на день оставался в хате, а по Людке было видно, что и не против она, чтобы мужская рука в хозяйстве была… Но возвращения моего, как мужа, не хотела… Уже за полночь было, а мы всё разговоры разговаривали и решали… Я от своего не отступался, но мягко, а Надя на своём стояла. Люда поняла, что с дочкой сильно не договоришься, потому условились мы так, что до конца мая побуду я у них, во флигеле ночую, а все остальное время в хозяйстве порядок навожу. Договорились так, что если до конца мая у Нади мнение изменится, так я и на дольше останусь.

Был уверен, что смогу с семьей век дожить, решил, что выложусь по полной, пусть даже во флигеле, но хоть с углом своим… Настал конец мая, потом июнь… Смотрю, а меня не гонят вроде как, ну и я тему не поднимаю… Вот так до следующего марта и прожили, а потом Надя в дом мужичка привела. Нашелся какой-то кто её с двумя девками взять решился. Меня в семейные дела не посвящали, держали только как работника считай, но краем уха слышал, что вроде как это отец одной из внучек моих. Свадьбу не делали – расписались и всё, а уже в середине мая вопрос Надя подняла, что пора мне съезжать с места насиженного. Погостевал и хватит, мол, мужик теперь в доме есть, а мне пора идти туда, где подживал раньше… И просил, и уговаривал, согласен был даже в сарае жить… Даже внучки привыкли ко мне, плакали… Но тут даже Людка подписалась, мол, вот Бог, а вот порог… Иди, и чтобы больше никаких возвращений, даже если идти некуда будет… Снова припомнила, что замуж за меня пошла тогда, чтобы отцу угодить а так бы на меня и не посмотрела никогда… А дочка напомнила как тогда один единый раз пощечину ей дал… Так и не простила меня… Ни пощечину, ни то, что бухал всю жизнь семейную свою…




И вот что делать? Куда идти? Сел в автобус рейсовый, да и поехал в село соседнее. Так поехал, без особого плана и цели… Решил, что менять что-то надо и как-то… Пока доехал, решил, что покопаю огороды за тарелку супа, как раз считай сезон, ну и пока осень с холодами не настанет, решу что дальше делать. Так и получилось… Где-то на 2-3 дня ночевать оставляли, чтобы я сарай помазал и огород обкопал, кому картошку пополоть, кому забор поправить надо было… Дело уже к осени шло, а где зимовать так и не знал… Кто-то из тех, у кого работал, говорили, что рядом тут какая-то ферма есть, мол хозяин за тарелку супа и койку еще и работу дает, причем любому, кто только бухать не будет и трудиться, как для себя…

Раз я сходил на ферму эту, второй… Присматривался, с работниками поговорил… Те кто поленивее, так говорили, что хозяин гоняет. А кто поработящее, так утверждали, что хозяин на день работу дает, можно за полдня сделать и отдыхать потом… А если надо, так можно работу такую попросить, что и денежку хозяин заплатит, хоть и немного. С кем из мужиков работающих не разговаривал, а всё как я – без кола и двора. Но уйти, если что, в любое время могут… Вот уже и конец сентября был… Я уже огороды всем кому обещал покопал на зиму, да и пошел к фермеру этому. Пока на ферме работал, как сыр в масле катался – и при деле я, и сытый, и спать есть где… Даже одёжку и ту фермер выдавал. Я больше из любопытства просился на работу такую, чтобы денежку платили, хотя и тратить было некуда. Всё меня устраивало, но всё больше мысли одолевали, что я вот жизнь прожил, а ничего не видел… Сначала бухал, а потом вот и возможности нет…

Решил, что может стоит хоть на склоне лет мне посмотреть как люди-то живут и что вообще в мире делается… Ну, пусть не во всём мире, а хоть в стране. И вот весной 2014 года пришел я к фермеру нашему Максиму, да и говорю, мол, так и так, хочу по стране покататься, а если вернуться решу потом, примешь? Улыбнулся тогда Максим и так и сказал, мол, у меня же не концлагерь и не тюрьма, тут все добровольно находятся. А работы, мол, всегда и всем хватит, так что я всегда вернуться могу.




Собрал я в пакетик сменку вещей своих, да и на автовокзал отправился, на первый попавшийся автобус билет взял, да и поехал путешествовать. Сначала я по ближайшим городам ездил, а потом всё дальше и дальше. Вот так с весны по осень то огороды копал, то по хозяйству помогал, а на зиму в уже родную для меня ферму возвращался. Можно сказать, что за 10 лет столько городов посмотрел, со столькими людьми встретился, причём и хорошими и не очень… Там копеечка, там рублик и вот на такие себе путешествия зарабатываю, а потом за тарелочку супчика работаю и счастлив. Но вот в прошлом году решил узнать, что такое жизнь городская. Насколько тут в городах сытно и хлебно. И вот осенью прошлой не на ферму вернулся, а вот так же на автовокзал и попал вот в ваш город.

Что сказать тебе, Петрович, то ли стар я для таких вот городских экспериментов, то ли в деревне правда легче выжить и прожить. Тут скорее повезло мне просто. На автовокзале, как только приехал, пошел поесть купить, ну ты сам понимаешь – вокзальных пирожков. С продавщицей разговорились, пытался выяснить где и как тут пристроиться можно и где можно копеечку заработать и за койко-место по хозяйству помочь. А продавщица эта оказалась дворничихой вашей, она тут метлой как помашет, потом домой, пирожков нажарит, вареников наварит и по вокзалам торговать. Старается копеечку заработать, чтобы дочке с внучкой помочь. Вот она сначала к себе меня привела в дворницкую, сказала, если не найду места, так чтобы к ней пришел… Сердечная она женщина, хотя, думаю, что ты, Петрович, и сам знаешь.

Потыкался я помыкался, да и явился в дворницкую. Знаешь, Петрович, я привык денежку и тарелку еды зарабатывать. Хоть и бутылки кое-где собирать мне приходилось, но для меня это очень стыдно. Я лучше буду за коровами лепёшки убирать, чем по паркам за бутылками охотиться. Вот и пришел я к Инге и спрашиваю, мол, что предложишь за место в дворницкой на ночь? Что мне делать-то надо будет? Она давай спрашивать что я умею, что могу… А потом предлагает, мол, давно ремонты не делала она дома, а у нее скоро правнук родится, да и сама она не знает когда Бог к себе заберет, а хочется родичам оставить в наследство свою однушку в полном порядке, чтобы жили и хорошим словом вспоминали.

Вот так я тут вот ночевал недалеко, а с утра приходил в квартиру Инги и там с ноля все комнаты ремонтировал. У неё материалов часть уже закуплена была, часть с ней докупили. Через две недели она поняла, что доверять мне можно, а потом стала стелить мне на кухне на диванчике, чтобы и теплее было и ездить не надо было… Обещал ей, что до весны, то есть до отъезда своего всё сделаю по ремонтам полностью. А тут весть приходит, что внучка родила… А её, Ингу в смысле, и подменить некому. Вот я и предложил, мол, давай я за тебя тут лопатой и метлой поработаю. Если работа сделана, всё равно же кто ее сделал? А начальство и не узнает, что ты на 2-3 дня уехала. На том и порешили. Вот я сегодня первый день дворничаю и отрабатываю свою койку…




И так свежо на улице, так хорошо, душа поёт и работа спорится, но, не поверишь, Петрович, обычно всем летом пивка хочется, чтобы жажду утолить, а мне вот сейчас захотелось. Прям стоял вкус пива во рту, когда ты поздоровался со мной… Но повезло мне, что именно тебя вот так встретил. Так что вот такая вот она – вся моя жизнь, рассказа о которой хватило на две выпитых кружки пива.».

Закончив свой рассказ, Игорь довольно улыбнулся и снова залпом выпил около половины только что налитого в кружку пива.

– Ну что? Пиво я отработал? – Прищурившись, спросил Игорь.
– Думаю, что не только пиво, а и бутерброды тоже. Так что можешь и пожевать немного, если что. – С улыбкой сказал я, кивая на тарелки на столе.
– Ну, раз «работодатель» настаивает, то я спорить не буду. – Беря бутерброд с тарелки, сказал Игорь. – А ты, Петрович, подумай, пока я тут, может тебе что по дому подправить-то надо. Если что, я же могу.

Скажу честно мы и дальше сидели с Игорем за столом так душевно, что мне не хотелось, чтобы гость уходил. Он еще успел рассказать несколько подробностей из своей жизни, потом рассказал о городах, которые видел, о ферме… В общей сложности через 4 часа с момента прихода он засобирался «домой», говоря, что там его еще ждет ремонт, а с раннего утра ему еще бороться со снегом в нашем дворе. Провожая Игоря к порогу, я взял с него слово, что пока он в нашем городе, мы еще как минимум раз увидимся и вот так же посидим и пообщаемся.

***

Может быть потому что я такой домашний человек, а может потому, что во мне нет такой жилки авантюризма, мне сложно представить как можно жить вот так без ничего и еще в первом попавшемся автобусе отправляться в неизвестность. Пока пересказывал вам историю Игоря, сто раз успел примерить её на себя и убедился, что я бы точно так не смог… Что-то мне подсказывает, что мы всё же увидимся с Игорем еще раз и, если он поведает мне что-то не менее интересное, я обязательно поделюсь с вами.

История из личной коллекции Петровича на istorii-petrovicha.ru.


0 0 Проголосовать
Рейтинг истории

Вы также можете насладиться:

guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Поделитесь мнением о прочитанномx
()
x