888 

Может быть и меня когда-то потянет, так сказать, к корням и буду жалеть, что продал родительский дом и не смогу там встретить глубокую старость… А вот мой друг Степан, как только вышел на пенсию, бросил городскую жизнь и съехал на природу. Дети помогли из старого почти разваленного дома сделать большой и просторный. Вот там, где раньше была ветхая дачка только для летнего отдыха, теперь приличный домишко для круглогодичного проживания. Находится этот домик относительно недалеко от города в селе, которое со временем обросло массой дачных кооперативов… Скажем так, сейчас даже село это воспринимают как такой же вот дачный кооператив.

Места там красивые, поэтому Степан буквально шантажирует этим своих друзей. Завлекает, так сказать, природой в гости. Сам он до пенсии в милиции трудился и все мечтает и планирует писать то ли какие-то свои мемуары, то ли детектив… В общем, интригует каждый раз и напоминает, что природа красивая.

– Петрович, у тебя совесть есть? – Прямо без здрасти начал Степан, когда я снял трубку телефона. – Вот-вот конец дачного сезона, на носу глубокая осень, а там в гости вас городских уже до весны не затянешь! То вам дороги плохо чищенные, то пейзажи снежные не те…
– Привет, Стёпушка, рад тебя слышать! – С улыбкой ответил я.
– Ага, привет, привет. За лето ни разу в гостях не был! Вот до осени ждал, может у тебя совесть проснется… Да вот вижу не проснулась, потому звоню ее будить!
– Не поверишь, вот как раз тянулся к трубке тебе звонить и в гости напроситься, а тут ты звонишь… – С той же улыбкой продолжал я.
– Конечно, не поверю! – Хмыкнул Стёпка. – Поэтому слушай внимательно. В субботу вы с Томой у меня и прям так, чтобы с ночевкой. И смотри, чтобы потом никаких разговоров, что ты за рулём, хоть пешком иди… Ну, ты понял меня…

Вот так вот и организовался неожиданно наш досуг тогда на ближайшие выходные. Ни спорить, ни отказываться смысла я не видел. Поэтому, договорившись, что сын отвезет нас в гости и заберет потом через день, в 9 утра субботы мы уже мчались в живописные места за город. Время в дороге за разговорами пролетело незаметно и вот мы уже ехали по нужной улице села, сбавив скорость, чтобы более мягко проезжать ямы и выбоины. Я сидел на переднем сидении, потому раньше Томы увидел, что впереди, примерно у дома Стёпы какое-то столпотворение… Потом уже и Томка рассмотрела и запереживала, мол, не случилось ли чего…

На всякий случай, остановил сын машину за два дома до Стёпкиного участка, и мы направились посмотреть и узнать, что там происходит. Уже выходя из машины были слышны и крики, и даже мат. Сын сказал, что пока мы не удостоверимся, что все в порядке и не скажем, что остаемся, он подождет в машине. Честно, совсем было непонятно что же там творится. Мы почти поравнялись с участниками этой крикливой «заварушки», когда нас заметил Стёпка.

– Петрович, привет, – озабоченно сказал друг, протягивая руку для приветствия. – Заходите, заходите во двор, там сразу в дом, Танюшка вас встретит, ждем вас.
– А что у вас тут происходит? – Кивнув в сторону конфликта, который явно начался не минуту назад, спросил я.
– Заходи, потом все расскажу, – кивая в сторону открытой калитки, сказал друг, – а я тут прослежу, чтобы до поножовщины не дошло, полицию местную дождусь и приду к вам.

Мы послушно зашагали во двор. По пути я махнул сыну, мол, остаемся мы, можешь ехать. У нас в семье я гораздо любопытнее, чем Тамарка. Там, где в пору женщинам полюбопытствовать, она обычно будто не видит ничего, а вот я пытаюсь все разведать, разузнать. Но тут даже она не смогла скрыть какого-то странного любопытства. И после того, как в доме нас встретила Стёпкина жена Танюшка, первое что спросила Томка: «Тань, а что там у вас происходит-то? Случилось что?». На что получила ответ, что Стёпка придет и все расскажет, он больше в курсе. Девочки быстро на кухню шмыгнули, вроде как на стол накрывать, чтобы отметить приезд наш и встречу, а мне все никак не давали покоя крики эти на улице. Слышал я только обрывки, но по ним ничего нельзя было понять… От Татьяны узнал, что вот все ЭТО там уже происходит несколько часов.

Прошло, наверное, с полчаса еще, как увидел в окно, что Стёпка возвращается. На пороге он прямо выдохнул и полез еще раз здороваться, так сказать, в спокойной обстановке. Девочки позвали нас за стол. Выпили мы фирменной Стёпкиной наливочки за встречу, потом еще за что-то… И тут пошел я в наступление.

– Стёпка, а что это у вас за войны тут деревенские? Про поножовщину намеки… – Спросил я.
– Да погоди ты, ща вот по третьей за любовь выпьем, окончательно стресс сниму, и расскажу все.
– А что? Есть от чего стрессовать?
– Знаешь, говорят же, что милиционеры бывшими не бывают. Хоть сейчас уже и полиция… Пока дождался, так сказать, представителей закона, думал издергаюсь весь. У меня полномочий никаких скрутить этих вон недовольных… Так хоть следил, чтобы беды друг другу не наделали…

Стоит ли говорить, что такие вот полунамеки неопределенные вызвали у меня еще больший интерес. Поэтому я, чтобы ускорить процесс, быстро предложил по третьей, даже всем оперативненько налил. Ну и дождался-таки рассказа Стёпки с подробными подробностями.

«Все это соседи наши напротив. Вот прямо напротив нас – это дом Петра, я его еще с детства помню. Парень был вроде хороший, а вот сейчас… Спился давно… Пока мать жива была, хоть как-то в руках держала, а потом… Жена официальная первая бросила давно его, да и дети, насколько знаю, папку такого и знать не хотят… Видать крепко обижал… Но тут подробностей не знаю, я тогда еще в городе жил, когда все это происходило. Потом, говорят, начал он женщин к себе водить… Ну, вроде как гражданских жен. Сначала вроде как алкоголичек каких, а потом вот Раиска у него появилась.

Она баба такая, что и выпить не откажется, но не до чертей. А сама в принципе и работящая – всегда вроде и на участке порядок был. Вроде как соседи говорят, что и Петьку крепила за выпивку. А потом умерла и Петькина тетка, вон смотри, дом по соседству, прямо справа от Петькиного дома. Ну, вот дом, по завещанию и этот Петьке достался, хотя какой там дом, сам видишь, сарайчик считай. А потом стали замечать мы, что вроде как жить порознь Рая с Петей стали. Он вроде как в теткином сарайчике, а она вон в доме. Райка-то баба мало общительная, поэтому подробностей никто толком не знал, одни пересуды да домыслы соседей…

А тут стали появляться у нее мужичёнки, у Раи в смысле. Ну вот тут соседи решили, что развелась Рая с Петькой, да и успокоились. Соседки так и говорили, мол, Райка баба хорошая, молодец, что алкаша бросила, может еще мужичка найдет себе по годам, да и старость встретит счастливо. Ну, как старость, ей сейчас где-то под 65 или уже за 65, но для нас-то считай еще девочка. А водить мужичков начала лет 10, а может 12 назад. Причем представляешь, считай, как перчатки их меняла. А говорят в нашем возрасте найти тяжело кого-то. Зимой-то не видно никого, кто его знает, что по домам творится… А вот тут как весна – все же на участки выходят, давай садово-огородными работами заниматься… Так вот как не весна, так и новый мужичёнка ей по хозяйству помогает… И на огороде и так по хозяйству… Потом, как май – а у нее уже новый…

Соседки поначалу и судачили даже, а потом как бы привыкли и поуспокились… До сегодняшнего дня. Видел же сам, сколько набежало народу узнать подробности? В общем, сегодняшний день буквально рассказал нам всем жизнь последних лет семейства этого – Раи с Петей, да много чего еще интересного. Я опущу все ненужные подробности, я тебе сразу к сути, Петрович. В общем, жду вас с Томой, вышел покурить во двор, слышу крики «УБИВАЮЮЮЮЮТ». По голосу слышу – Райка голосит. Я недолго думая – за калитку. А там уже целое казино. Смотрю, какой-то мужик, лет под 40, за грудки Райку держит, а та верещит. А вокруг и соседи уже присобрались поглазеть и незнакомые какие-то люди. По началу стал допытываться, что к чему. Тот самый парень (Кирилл), оказался сыном очередного Райкиного мужичёнки (Ильи Андреевича). Вот с ним и пытался я провести разъяснительный диалог.

– А что? Крышу в этом году латали? Латали! Колонку почистили и углубили? На 6 метров, а это работа техники и плюс трубы, внутри ремонт делали? Да, пусть не во всем доме, но делали же? Это я молчу об остальном по мелочи… – Кричал Кирилл, то и дело, кивая в сторону то дома, то Раи.
– Ага, это понятно, а претензия-то в чем? – Пытался разобраться я.
– Мы ж для чего это все делали-то? Чтобы папе жилось поуютнее, чтобы старость на природе и не самому… А она… – Кирилл снова буквально бросился в сторону Раи, которая тут же снова заверещала.
– Так, а что не так? – Никак не мог я понять в чем замес.
– Ну вот весной папа сюда с дачки переехал… Планы у него далекоидущие были… Мы аж порадовались, даже не думали, что на склоне лет найдет женщину себе. – Все еще неспокойно разговаривал со мной Кирилл. – Папа даже дачку продал, чтобы крышу тут перекрыть, да и вообще хозяйство в порядок привести. Мы-то на заработках с женой, на вахте были… Ни бабу эту, ни халупу не видели… Только пару раз деньги высылали, так сказать, чтобы поправить хозяйство… Когда папа просил… А вот вернулись, решили и папу проведать и с женой будущей познакомиться, а тут вот ЭТО!

Было понятно, что Кирилл и не думал успокаиваться, но пока его слова аж никак не проясняли ситуацию для меня.

– Что ЭТО? Дом не понравился? Не дворец? – Хоть чуть решил я разрядить обстановку.
– Да нет, плевать мне дом какой. Еще месяц назад, когда приехали все вроде в порядке было, встретили и приветили тут нас… Ну я-то не дурак… Хоть за отца и рад был, но как-то подозрительно все равно для меня в его возрасте женихаться… Сначала тут по соседкам поспрашивал про Раечку нашу Михайловну, вроде плохого ничего не говорили, кроме того, что папа мой не первый жених. Ну мы с женой давай дальше справочки наводить… Выяснилось, что один из «бывших» таких женишков тут у вас и закрепился, только к другому двору пристал. Вот на него вышли, а там информации вагон и маленькая тележка… Ну мы на ус намотали, мол, предупрежден, значит, вооружен. А сегодня отец звонит, мол, забирай меня сын, все, не вышло семейной жизни. Я по телефону узнать пытался, что да как, а он на своем стоит – забирай и все тут, не подхожу я, выгоняют меня… Выгоняет она, ууу, – пригрозил кулаком Рае Кирилл, – сейчас ЕЁ отсюда выгонять буду. Да и славу такую ей сделаю!

В общем, Петрович, не поверишь! Какая там Санта-Барбара и шоу Андрея Малахова! Вон в жизни страсти такие, что ни в одном кино не покажут. Раечка-то наша ушлая и расчетливая такая оказалась… В общем, в двух словах тебе рассказываю. Петька-то совсем сбухался считай, по хозяйству никакой помощи… Рая вроде как бы и бросила его, но тут две хаты целых… Она жена официальная… Прикинула, значит, что как «белочка» окончательно отведет, значит, Петьку в мир загробный, все имущество ее… А она потом продаст и в городе угол себе купит. Сама она, как выяснилось, без кола и без двора. Но что делать, годы идут, работы по двору и огороду много, а сил… Петька не помогает…

Вот и условилась она с Петькой, что он в теткину хату переезжает на лето… Точнее на весь сезон дачный. Она его и подкармливает там, и наливает, вроде как по-соседски (официальная версия для мужичёнков новых). А сама для работы на грядках и не только начала искать себе женишков… Ну, как начала… По официальной версии, первый раз само собой получилось. Она, чтобы копеечку призаработать, дачникам с окрестных кооперативов, продукты возила на велосипеде – яйца домашние, курочку ну и прочее. Вот ее и заприметил один дачник такой одинокий престарелый… Раз поговорил, другой, пожалел, пригрел, предложил вместе дни коротать… До осени с ней, значит, пожил, а потом понял, что сельская жизнь не для него. Одно дело на дачке на 6 сотках с десятком кустов помидор, а другое дело хозяйство и зимовка в доме, где печь дровами топится…

Вот видать и смекнула Раечка наша, что да как делать… И вот так каждый год одиноких старичков по дачкам высматривала, до осени пользовала, а там правдами-неправдами – домой отправляла. А Петька с не отапливаемой теткиной развалины в родной дом на все холодное время года. А весной все повторялось… Но не в этот раз… Илья Андреевич мало того, что оказался не одинокий, то есть заступиться за него есть кому, так еще и реально решил женихаться… Тут Петька уже ноет, что ему в халупе теткиной холодно, оно видишь же какая холодная ранняя осень у нас в этом году… А тут Илья Андреевич ни в какую уезжать не торопится… Вышло так, что он сюда еще и денежкой побольше других вложился… Вот сын и приехал разборки чинить по полной… Отец-то и без женщины остался и считай без дачи, которую продать успел…

В общем, Петрович, парней в форме я вызвал, так как попахивало правда поножовщиной, а сам до приезда машинки с мигалками пытался ситуацию под контролем держать. Вот такие вот у нас дела творятся… Я давно тебе говорил, бросай ты город свой, в ваших скворечниках многоквартирных не сыщешь таких вот приключений как у нас тут. Это я к чему… Пока там был, вроде как Кирилл настаивал, чтобы один участок Раечка продала в счет всего, что Илья Андреевич потратил сюда и вложил… И, скажу тебе, пусть и недолго зная Кирилла, он может дело и доведет до конца, в смысле по выбиванию долгов. Так может ты бы прикупил участочек? Домик бы отгрохал, соседями бы были?».

Вот вам может показаться странным, почему я вдруг весной вспомнил эту историю, случившуюся прошлой осенью… Все очень просто. Начало мая на календаре и… Мне сегодня позвонил Стёпка.

– Петрович, привет. Не, ну хохма да и только! Не могу с тобой не поделиться просто.
– Делись уже, не томи.
– Помнишь осеннюю историю с Раечкой?
– Помню, конечно!
– В общем, то ли зря я на Кирилла тогда ставки ставил, то ли уехал он снова на вахту и оставил ситуацию в покое, а Раечка так и живет по соседству.
– Это ты вот мая ждал, чтобы мне рассказать? – Усмехнулся я.
– Неа, хохма в другом! Мужичёнка у нее новый, Никита Олегович! Сегодня по-соседски знакомиться приходил, о далекоидущих намерениях рассказывал… – Стёпка почти рассмеялся в трубку.

Главное, что я выяснил, что Стёпка с Танюшкой решили, что мужичёнке этому расскажут все-таки про Раечку и ее женихов. А там пусть Никита Олегович сам решает как поступать. Просто если один дачу продал, то хоть есть куда вернуться… А могут найтись и те, кто квартиру продаст, мечтая переехать на природу… А потом что? В общем, теперь у Стёпки, бывшего милиционера, мега миссия – предупреждать возможные дачные преступления.

***

Обычно в конце историй вы получаете от меня тут какую-то такую отбивочку, как бы заключение и мои мысли по поводу происходящего. Но, если честно, в голову приходит только цитата из Булгакова… Если позволите, ею и закончу сегодняшний пересказ этой дачной истории: «Люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было… Человечество любит деньги, из чего бы те ни были сделаны, из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или золота. Ну, легкомысленны… ну, что ж… обыкновенные люди… в общем, напоминают прежних… квартирный вопрос только испортил их…».

История из личной коллекции Петровича на istorii-petrovicha.ru

0 0 Проголосовать
Рейтинг истории

Вы также можете насладиться:

guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
0
Would love your thoughts, please comment.x
()
x